Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика
Олимпиада-2020

Летайте чаще, или Как армянин сбежал от талибов в небо

Самые опасные фазы полета — взлет и посадка. Чтобы успешно преодолеть все возможные трудности в полете, экипаж самолета должен быть максимально уравновешенным и психологически устойчивым.

Летайте чаще, или Как армянин сбежал от талибов в небо
Фото: Sputnik АрменияSputnik Армения

В этом убежден командир борта авиакомпании Armenia Мартин Арутюнян. Пилот трудится в сфере гражданской авиации с 2011 года. За это время Мартин успел поработать не только в Армении, но и в Афганистане, Таиланде и ряде других стран. На его счету 3700 часов полета. О сложностях профессии пилота, курьезных случаях и тонкостях авиамеханики командир рассказал Sputnik Армения. Беседовала .

Видео дня

— Вы два месяца назад стали командиром. Какие ощущения, прибавилось ли ответственности?

— Конечно. Командир должен принимать решения во всех ситуациях. К примеру, во время форс-мажорной ситуации командир будет решать, что делать — сажать самолет на запасной аэродром или нет. Вместе с тем это никак не принижает роль и работу второго пилота. Он выполняет те же обязанности, что и командир воздушного судна.

— То есть командир всегда находится во время полета в напряжении?

— Нет, роль командира как раз заключается в том, чтобы не поддаваться эмоциям. Командир судна в любой ситуации должен сохранять хладнокровие и принимать взвешенные решения. Напряжение, сомнения, а тем более страх неприемлемы в нашей работе. Это все приходит к летчикам с опытом. При назначении командира все это учитывается. Инструкторы следят за полетами, оценивают действия экипажа, после на основе этих наблюдений принимается решение о повышении пилота до ранга командира. Или не принимается. Лично я к каждому полету отношусь как к первому.

— Бытует мнение, что сегодня очень легко быть пилотом — все, мол, автоматизировано. Так ли это?

— Нет, это ложное представление. Да, автоматика есть, и она нам в некоторых случаях помогает. Но даже чтобы включить автопилот, нужно знать, почему это делается и при каких обстоятельствах. Надо владеть бортовой техникой, понимать, какую функцию когда использовать, а когда все делать вручную. Автопилотирование мы включаем в крайних случаях, когда пилоту действительно нужно, чтобы техника ему помогла.

— Почему большой процент авиакатастроф приходится на период взлета и посадки судна?

— Факторов много. Например, при взлете относительно высока вероятность, что под большим оборотами двигатели выйдут из строя. Что касается посадки, тут может подкачать, скажем, погода.

Армянская стюардесса: беременная пассажирка умерла, а ребенку дали мое имя>>

Многое зависит от человеческого фактора. Когда летчик начинает нервничать, он может ошибиться. Зачастую именно это и приводит к катастрофам. Если прежде человеческий фактор был причиной 70% авиакатастроф, сегодня этот показатель вырос до 80%. Парадокс в том, что техника развивается, но человек не меняется. Бывают ситуации, в которых если бы пилот не растерялся, то однозначно все сложилось бы иначе — члены экипажа и пассажиры остались бы живы. К катастрофам приводит паника, которой меньше подвержены опытные летчики: во многих случаях все же можно найти выход из ситуации. Для этого в первую очередь нужны знания.

— Были ли особо-опасные случаи в вашей практике?

— Да, всякое было. Летаю около семи лет. Однажды в небе никак не могли выпустить закрылки, индикация дала сбой. В итоге мы не могли отслеживать нашу скорость, высоту, даже направление полета. В этих случаях мы открываем наше краткое справочное руководство (Quick Reference Handbook, QRH) и сами делаем все вручную. В теории ты все это знаешь, но оказавшись там можешь что-то забыть, пропустить, поэтому важно все делать по инструкции.

Я работал в ОАЭ в грузовой авиакомпании, перевозили грузы в Афганистан, Ирак. Однажды нас не пустили на посадку в аэропорту Кандагара — его захватили . Мы в сопровождении военных самолетов сели на запасной аэродром. В другой раз пришлось опять-таки сесть на запасной аэродром из-за плохой видимости в Баграме.

— Что вас привело в авиацию?

— Сам я из авиационной семьи — папа авиаинженер. Будучи маленьким ребенком, часто летал в кабине с летчиками. Нельзя работать в авиации, не любя это дело. Авиация — это болезнь, если перестать летать, появятся симптомы. Пилот всегда должен быть в небе.

— Какой полет самый запомнившийся для Вас?

— Любой пилот больше всего запоминает свой первый самостоятельный полет в качестве ученика авиаучилища. Мы очень мало общаемся с пассажирами, поэтому нам сложно отвечать на такие вопросы. Помню, как однажды в Тайланде пассажиры, в большинстве китайцы, вели себя настолько плохо, что мне пришлось выйти из кабины и самому их угомонить.

— Есть ли у летчиков особые правила, которых они придерживаются и на земле?

— Ну, мне кажется они есть у всех, кто следит за здоровьем. За 12 часов до вылета летчики не должны пить алкоголь. На работу нужно обязательно приходить бодрым, спокойным. Маленькая домашняя ссора может привести к катастрофе. Если перенервничать в нелетную погоду, скажем, можно просто выйти из себя, запаниковать, а это чревато катастрофой. Любой пилот должен следить за своим здоровьем и быть начеку.

— Что посоветуете пассажирам?

— Не бояться перелетов, как можно больше летать, так как самолет — самый безопасный вид транспорта в мире.