Ещё
В США хотят выразить протест спортсменам РФ на ОИ-2020
В США хотят выразить протест спортсменам РФ на ОИ-2020
Легкая атлетика
«Есть надежда»: Реакция Фетисова на решение WADA по РФ
«Есть надежда»: Реакция Фетисова на решение WADA по РФ
Зимние виды спорта
Немцы подвели: как «Зенит» попрощался с евровесной
Немцы подвели: как «Зенит» попрощался с евровесной
Футбол
«Одно слово есть — обосрaлись»
«Одно слово есть — обосрaлись»
Футбол

Черный носорог 

Черный носорог
Фото: Lenta.ru
мог бы стать звездой студенческого футбола. Не сложилось. Зато оказалось, у него отличные задатки боксера. Стал ли он чемпионом мира? Нет. Он начал профессиональную карьеру в возрасте 28 лет. Почему так поздно? Дело в том, что по молодости Этьен получил 40 лет тюрьмы за участие в вооруженном ограблении. За решеткой он провел 10 лет, а когда вышел — принялся наверстывать упущенное. На спортивном веку он успел подраться с  и , а потом вновь попал за решетку. В данный момент Клиффорд отбывает 105-летнее заключение без права досрочного освобождения. «Лента.ру» рассказывает историю американского боксера в экспериментальном формате — с точки зрения самого героя и самых близких людей из его окружения: матери, жены, тренера. Диалоги в материале вымышленные, но описанные события и основные персонажи вполне реальны.
Негр по имени Клиффорд Этьен прогуливался по темным подворотням в компании отморозков, которые сверкали злобными глазами и гремели цепями, распугивая местных жителей.
— Эй, французик, ты о чем там задумался? — спросил один из них, парнишка из Флориды, и его лицо исказила мерзкая ухмылка. Он знал, что Клифф не любит, когда его так называют. Времена, когда его родной Луизианой правили французы, ушли безвозвратно уже давно, и Клифф не ощущал никакого родства со страной, существующей где-то за океаном.
— Сколько раз повторять, что меня это бесит? — разъярился Клифф, но быстро остыл. Он часто испытывал вспышки гнева, но легко подавлял в себе зверя. Клифф знал, что очень скоро его ждет карьера в Национальной футбольной лиге (НФЛ), потому что все тренеры, с которыми он работал в школе, видели его великим лайнбекером. Теперь осталось закрепить свой статус в студенческих лигах.
— А нас бесит, что ты проводишь кучу времени на тренировках! — заявил лидер банды, крупный коренастый мулат, щека которого была разрезана наискосок ножом в уличной драке. — И забываешь свои истоки. У нас есть одна мутка, ты в доле. Что скажешь?
Клифф напрягся. Он мечтал завязать с темными делишками банды, но каждый раз не находил мужества признаться парням в том, что он — другой породы. Да и ссориться с Меченым ему совсем не хотелось. Однажды он уже попробовал и едва не угодил в больницу. Клифф сжал кулаки, потом выдохнул, разжал их, и отказался. Меченый резко остановился, как и все остальные. В воздухе повисла напряженная пауза. Клифф постарался выдержать тяжелый взгляд лидера, но в конце концов опустил глаза. Меченый взял цепь, обмотал ею руку и сделал шаг в направлении Клиффа.
— Ты лучше не ссорься с нами, — мягко произнес мулат, кулак которого был похож на молот. — Слушай сюда. Дело простое. Мы хотим ограбить торговый центр, здесь, в Лафайете. В деле я, ты, Убийца и Пеликан. А теперь, парни, я хочу, чтобы вы слушали меня очень внимательно. Итак…
И хотя на словах то, о чем говорил Меченый, выглядело делом верным, все сразу пошло наперекосяк. В торговом центре оказалось много свидетелей, их пришлось взять в заложники, пока кассир нарочито медленно собирал деньги. Он смог нажать «тревожную кнопку» и всего через десять минут приехали копы. Была, конечно, возможность применить силу и попытаться прорваться, но бандиты решили, что это будет для них смертный приговор. Когда на запястьях Клиффа сомкнулись наручники, он взглянул на Меченого с такой ненавистью, что тот впервые отвел взгляд. За попытку вооруженного ограбления могли дать очень серьезный срок.
До судебных разбирательств Клиффа выпустили под залог, и он стал налегать на еду, в которой нашел утешение. Вскоре он сильно потолстел, за слоем жира скрылись рельефные мышцы, помогавшие ему быть одним из лучших в футболе. Его мать Эмили пролила немало горьких слез, обвиняя сына в том, что он испортил жизнь не только себе, но и своим родным.
— Тебе оставался всего месяц до старта первого студенческого сезона. Как ты мог, сын? — говорила она, вытирая платком слезы.
— Ма, я совершил ошибку, — каждый раз отвечал Клифф. — Зависал с неправильными парнями, и они заставили меня сделать выбор, о котором я теперь очень жалею.
После каждой истерики матери Клифф плелся к холодильнику, чтобы съесть внеплановый сэндвич, или находил утешение в очередной пачке с чипсами.
— Клиффорд Этьен, вы приговорены к сорока годам тюремного заключения. Отбывать наказание будете в пенитенциарной системе Луизианы, — услышав приговор, семнадцатилетний преступник еле сдержал крик.
Он уже с трудом слушал блеяния адвоката, уверявшего, что за прилежное поведение ему могут скостить срок лет на двадцать. Клифф смотрел в одну точку, представляя себе, что вся его жизнь только что была спущена в унитаз. У него зачесались руки, очень захотелось кого-нибудь ударить.
Клифф повернулся к адвокату и улыбнулся ему. Тот запнулся и больше не произнес ни слова — от греха подальше.
Клиффорд Этьен был одним из многообещающих футболистов, которого с радостью принял бы почти любой колледж страны. Дальше ему открывались шикарные перспективы — НФЛ, слава и отличная зарплата. В 1987 году его мечтам пришел конец — Этьен стал участником вооруженного ограбления и был приговорен к 40 годам тюрьмы.
Это была очень быстрая драка. Клифф услышал в раздевалке, как его назвали черномазым уродом, и вложил в удар всю агрессию, накопившуюся за последний год. Человек, посмевший нарушить его покой, сразу очутился на полу. Через пару минут отправленному в нокаут зэку оказывали медицинскую помощь. Когда он пришел в сознание после нашатыря, Клифф уже сидел в одиночке.
Парень старался вести себя прилично и соблюдать все правила, чтобы освободиться досрочно. Но когда находишься в тюрьме, всегда быть паинькой не получается. Однажды кто-нибудь обязательно спровоцирует, каким бы толстокожим ты ни был.
Когда в замочной скважине заскрипел ключ, Клифф удивился — за ним пришли слишком быстро. Обычно после драк заключенных надолго оставляли в одиночках, чтобы они как следует поразмыслили над своим поведением.
В камеру вошел человек, которого он еще не видел. Клифф встал, пристально вглядываясь в лицо незнакомца. Тот выглядел ничуть не лучше бандитов, с которыми он когда-то водил дружбу. И все же лицо визитера озарила вполне искренняя улыбка.
— Меня зовут Уильям Рот, но ты можешь обращаться ко мне «мистер Билл», — сказал мужчина. — Я возглавляю полицейскую атлетическую лигу города Батон-Руж. Ищу самородков в исправительных колониях. Вот, услышал про тебя. Знаешь, что в этой дыре есть тренажерный зал? Ты мог бы начать занятия уже сегодня. Я устрою, чтобы тебя выпустили из одиночки прямо сейчас.
— Заняться чем? — вытаращился заключенный.
— Тем, что у тебя неплохо получается, — еще шире улыбнулся Билл. — Парень, которого ты так мастерски вырубил, регулярно ходит в зал, спаррингуется, боксирует. А ты раз, и повалил его одним ударом. Я, кстати, вижу, ты заметно похудел. Это хорошо. В досье говорится, что ты страдал от ожирения, когда попал в наши застенки. Теперь, если хочешь быть чемпионом тюрьмы, тебе придется соблюдать режим. И, Клифф, самое главное. Если будешь сотрудничать со мной, а я намерен сделать из тебя приличного боксера, возможно, выйдешь на свободу гораздо раньше. Знаю, таких, как ты, зэков с большими сроками, тяготит примерное поведение. Нужно следовать указкам надзирателей, выполнять грязную работу, сдерживать себя, если кто-то наезжает, — а это происходит ежедневно. Но благодаря боксу ты сможешь выпускать пар. Уверен, это излечивает таких, как ты. Ну что, по рукам?
Уже через час Клифф лупил грушу в спортзале. Билл стоял рядом, что-то подсказывал, говорил, но парень его не слушал. Он просто бил, бил, бил, представляя себе, что вместо груши лупит по Меченому, по той жизни, которую он вел в подворотнях, занимаясь мелким грабежом. Он хотел с этим покончить раз и навсегда, выйти из тюрьмы обновленным Клиффом, человеком, который чего-то да стоит.
Этьен увлекался боксом с детства, но не мог заниматься им на регулярной основе из-за отсутствия зала рядом с домом. Он связывал будущее с американским футболом. Попав в тюрьму, он потерял интерес к футболу и стал заниматься боксом. «Я всегда знал, что могу драться, и мне пришлось много работать над собой. Я верил, что после освобождения бокс позволит мне вновь найти свое место в жизни», — вспоминал Клиффорд после освобождения.
— Вижу, у тебя очень неплохой джеб, — сказал Билл через месяц, посмотрев несколько спаррингов своего нового ученика. — Думаю, проведем сначала показательный бой, а потом сразу сведем тебя с чемпионом. Сделаем из тебя тюремного .
— Почему Али? — удивился Клифф.
— У него тоже был убийственный джеб, — пояснил Билл. — А еще ты принял ислам в тюрьме. У вас есть много общего.
— Нет, тренер, я лучше буду Джо Фрейзером, — фыркнул Клифф. — Для меня это самый великий боец. Маленький, но такой злой, что все валились от его хуков замертво. Он смело выходил в ринг драться с великанами, которые могли стереть его в порошок. Но он честно бился, выкладывался. И иногда повергал их. Он побил даже Али, который слишком много болтал. Нет, меня гораздо больше связывает с Дымящимся Джо, чем с Бабочкой.