Ещё

Сергей Рожков: Мы не поддерживаем диалога с МОК и ВАДА 

Фото: SovSport.Ru
— Как вы прокомментируете последние решения МОК? — Мне нелегко это обсуждать, потому что МОК — организация, которая является головной для всех спортивных федераций. Если смотреть с точки зрения эмоций, конечно, нам бы хотелось, чтобы от российских биатлонистов на Играх присутствовала целая делегация. Если бы только биатлонистов «срезали», было бы гораздо обиднее. Но понятно, что во всех видах спорта сборная потеряла многих атлетов. То, что в настоящий момент поехало четыре спортсмена — два мужчины и две женщины — это положительный исход событий. Мы хотя бы сможем принять участие в смешанной эстафете.
Естественно, никому непонятны причины произошедшего. Шли разговоры, что какие-то федерации вообще временно отстранят от работы, как это сделали с ОКР (Олимпийский комитет России). А так хоть на олимпиаду поехали. Ходили слухи, что нужно бойкотировать олимпиаду, но, мне кажется, что в этой ситуации мы оказались заложниками между двух огней: между МОК и нашей страной, потому что в 99 процентов случаев спортсмены не работают на политику. Спортсмены делают свое дело: тренируются, выступают на соревнованиях, завоевывают медали. Тяжело принимать решения, особенно когда начинается такая шумиха, к которой атлеты не готовы и не должны быть вообще втянуты. Поэтому лозунги «бойкотируем олимпийские игры» я считаю неправильными. Спортсмену дали шанс выступать — и пусть он едет и доказывает, что он сильный, что не зря столько лет тренировался, вкладывал силы и эмоции.
— Кто виноват во всем этом? Что должны были сделать? — Думаю, надо было подавать иски и в спортивные, и в гражданские суды одновременно, потому что по большей части ситуация коснулась именно спортсменов, потому что все отстранения были без доказательства спортивного права. Если брать дисквалификацию призеров олимпиады в Сочи, то царапины, о которых идет речь, кажутся бредом. Спортсмены просто оказались заложниками. Они же не могли самостоятельно вскрыть банку или подсыпать туда соль. Мне кажется, любая организация, которая заниматься политической подоплекой, заинтересована, чтобы страна, нарушившая правила, была представлена минимальным количеством спортсменов на таких крупных соревнованиях как Олимпийские игры.
— Общались с нашими биатлонистами? Что они говорят? — Понятно, что сначала был шок. Все прекрасно понимали, что нельзя было сразу давать интервью в таком шоковом состоянии, что надо держать эмоции при себе.
Стоит помнить одно: не все от спортсменов зависело. Бывают в жизни ситуации и намного хуже.. Неизвестно, от чего Бог нас бережет. Принимая ситуацию, мы должны искать возможности в другом месте. Жизнь-то не закончилась. Понятно, что хочется стоять на пьедестале. Но быть три раза четвертым или быть в сотой секунде от пьедестала — в тысячу раз обиднее, чем не просто поехать на Игры. Этот неиспользованный шанс так и будет где-то висеть, скорее всего. Но для родных и близких атлет все равно останется самым лучшим и самым сильным. Я считаю, что величие настоящего спортсмена в том, что его сил хватит на то, чтобы справиться с любой ситуацией.
— Нормализуется ли ситуация к следующим Олимпийским играм? — Времени достаточно, чтобы что-то исправить и начать нормальный диалог. Нужно просто соблюдать правила обеим сторонам — нам и спортивным организациям. Верхушка конфликта пройдет через три недели, как только кончится олимпиада. На самом деле, на разных уровнях присутствует проблема нарушения дисциплинарных правил. Сейчас люди стали больше понимать меру ответственности за те действия, которые они производят, нарушая правила. По факту, надо изменить свой менталитет в сторону исполнения этих правил. Мы, русские, отличаемся эмоциональностью, нас разрывает на части. Многие нарушали правила, например, немцы, испанцы. Но ошибки признавали и такие монстры, как . Мы же не можем сразу признать того, что сделали. Мы нарушаем правила игры, а некоторые даже этого не понимают. Допинг — это второстепенно. Суть в самом нарушении правил.
— Что говорят иностранные коллеги? — В большинстве своем поддерживают. Большая спортивная семья подразумевает хорошее отношение, даже если ты чем-то не нравишься. Это же не соревнования по наращиванию военной мощи.
Головные организации МОК и  общаются и знают, что, когда и почему происходит. А мы стоим отдельно и не пытаемся общаться. Мы на них смотрим со стороны, а они на нас. Диалога нет, только в редких случаях. Поэтому нас нет сейчас во многих организациях. Они постоянно ищут какие-то компромиссы, мы просто этого не замечаем. Диалог ускоряет и увеличивает возможность общего прогресса.
— Почему же мы тогда не идем на этот диалог? — Нам, в первую очередь, мешает языковой барьер, мы не знаем английский язык. Спортсмены, тренеры очень редко с кем-то говорят. В мое время это происходило чаще, мы получали обратную информацию. Мы интегрировались в систему.
Я присутствовал на некоторых мероприятиях международных федераций, и мне говорили: «Вы такая крупная организация, почему вы, русские, не хотите с нами общаться? МЫ этого не понимаем. Мы готовы с вами разговаривать. Даже бокала вина с нами не хотите выпить».
Спортсмены порой думают, что они очень большие профессионалы и не могут позволить себе на соревнованиях просто по-дружески посидеть где-нибудь попить чай или кофе. Сейчас из-за ухода в Интернет-пространство уменьшилось живое общение. Интернет не дает почувствовать, что твой соперник еще и друг, то есть два в одном. А можно предложить, например, вместе сходить на дискотеку или провести совместный сбор. А тренеры, увидев такое общение своих подопечных, сами пойдут на контакт.
В мое время отношения между спортсменами внутри нашей команды и с другими странами были иные: мы больше общались с иностранцами. Сейчас же многие забывают, что нужно уметь отдавать. Чтобы что-то получить, нужно сначала отдать. Это тоже правило, о котором многие забывают.
Мы раньше всегда общались, смеялись, разговаривали на разные темы. Мы были более раскрепощенные.
Спортсмены из других стран и по-другому тренируются, у них более расслабленная обстановка. А у нас много проблем и из-за груза нахождения в основной сборной. Когда пытаешься с нашими заговорить, они зажатыми кажутся. Им не хватает раскрепощенности и драйва, который должен присутствовать и на соревнованиях, и на тренировках. Ты должен получать определенное удовольствие от того, что делаешь. Сильные спортсмены могут аккумулировать драйв, потом его выплескивать, а потом снова аккумулировать.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео