Ещё
Косторная прокомментировала свою победу
Косторная прокомментировала свою победу
Фигурное катание
«Сегодня мы выстояли»: такого не было 14 лет
«Сегодня мы выстояли»: такого не было 14 лет
Фигурное катание
Щербакова рассказала об опустошении
Щербакова рассказала об опустошении
Фигурное катание
Тарасова объяснила триумф российских фигуристов
Тарасова объяснила триумф российских фигуристов
Фигурное катание

«Табельный был под рукой» 

«Табельный был под рукой»
Фото: Lenta.ru
Майор умеет бороться на ринге и в жизни. Он давно понял, что преступность не истребить, если только защищаться. Нужно и нападать — сражаться за души и судьбы детей, которым не довелось расти в полноценной и богатой семье, которым проще идти по социальной лестнице вниз, чем вверх. В неприметном подвале жилой пятиэтажки на западной окраине Москвы Захаров с помощью спорта и тренерского авторитета учит ребят бороться за свое будущее.
Коридор подвала узок, то и дело приходится пригибаться, но детям здесь вполне комфортно. Особой популярностью пользуются занятия самбо и рукопашным боем, которые проводит действующий сотрудник в звании майора Олег Захаров. В свободное от службы время, разумеется.
Сперва приходит младшая группа. Здесь и совсем еще малыши, и крепыши-восьмилетки. Ребята заполняют просторный спортзал с матами и носятся туда-сюда. Мастер спорта международного класса по боевому самбо Захаров заходит в зал, и броуновское движение затихает. Телосложение у него такое же крепкое, как и авторитет.
«У нынешних детей проблема с мотивацией к тренировкам. Теперь на улицах спокойно, редко когда можно получить по лицу от хулиганов», — обращается он к корреспонденту «Ленты.ру», не отрывая внимательных глаз от ребят.
Первые занятия тренер Захаров начал проводить в спортзале полка в Солнцево почти 20 лет назад. Это были дети милиционеров. Сначала один попросил за своего, потом другой — и так набралась группа.
После перевода в ОВД Кунцевского района, где тоже был удобный зал, вместе с милицейскими детьми стали приходить и обычные. Вернее, не совсем обычные, а те, в семьи которых наведывались инспекторы по делам несовершеннолетних.
«Так, построились!» — ребята вытянулись в шеренгу, а затем побежали по кругу. Началась разминка.
Отец Захарова служил на Тихоокеанском флоте и по возвращении в родную чувашскую деревню Новое Изамбаево так и остался для селян главным моряком в округе. Со временем этот статус закрепился в официальных общественных структурах, хотя всю жизнь Захаров-старший проработал пожарным.
Олег был десятым по счету в семье с одиннадцатью детьми. Отец собрал из пяти сыновей команду для состязаний в пожарно-прикладном спорте, а шесть дочерей и мать были группой поддержки. «Первые места, правда, гармошкой выигрывали, так как там еще и самодеятельность учитывалась», — вспоминает борец.
Отец Захарова играл на гармони, коллекционировал их и вообще умел жить.
Когда Олег учился в пятом классе, ему однажды потребовалась срочная госпитализация: аппендицит. Папа примчался на пожарной машине раньше скорой и доставил сына в больницу. Вот так поступал Захаров-старший.
«Он скончался в январе этого года в возрасте 87 лет. Перед самым моим днем рождения. 45 лет исполнилось, но я, разумеется, не праздновал. Тяжело», — последнее слово Олег произнес так, будто выжал штангу от груди. Но лицо осталось спокойным, а взгляд уверенным.
В мир единоборств Олега ввел второй по старшинству брат. Он сперва постигал запрещенные в СССР восточные техники с помощью самиздата, потом два года воевал в Афганистане, в разведке.
Олег же окончил строительное училище, но после армии пришел работать в московскую милицию. Шел 1993 год. Попал в подземку, ходил в одиночные патрули на станциях метро. Застал там самый разгар лихих 90-х.
«Один раз сижу в комнате милиции, и заходит человек с пистолетом, — вспоминает он. — Ствол направлен мне в лицо. Вот это был серьезный момент. Как потом оказалось, он просто нашел оружие на платформе и решил его сдать. А ведь я вполне мог стрелять на поражение — табельный был под рукой. Но не стал. А тот пистолет был газовым».
Среди массы конфликтов с пьяными хулиганами Олегу запомнился один, когда на него напали сразу трое здоровяков, которым он сделал замечание.
«Я был готов — настоящий боец и днем и ночью должен быть готов, а не только в момент состязаний, — рассказывает Захаров. — А этим молодым людям для протрезвления хватило метких ударов в солнечное сплетение. Они не ожидали от меня такой скорости. Надеюсь, с тех пор глупостями заниматься у них желание отпало».
Много проблем рядовому милиционеру доставляли торговцы, пытавшиеся в ту пору превратить московское метро в большой крытый рынок с тоннелями и поездами. Но, как ни странно, самый опасный эпизод за годы службы у Захарова был связан с попыткой защитить этих назойливых бабок с их шерстяными носками и семечками.
«Прибегает женщина с криком, что там на улице человек с оружием деньги вымогает. Это была станция «Белорусская», — вспоминает он. — Действительно, наверху вооруженный человек с подельником. Увидел нас с коллегой и попытался убежать. Я рванул за ним. Кричу, что буду стрелять. Тот вдруг остановился, резко развернулся и выстрелил в мою сторону. Мимо. Я в несколько прыжков сократил дистанцию, кинул его броском на землю, выбил оружие. Все как в кино».
Впрочем, остались от службы в метро и приятные воспоминания. Именно там, в Управлении внутренних дел по метрополитену, Олег Захаров нашел будущую жену. Она и поныне действующий офицер МВД.
Со временем в руководстве поняли, что Захаров принесет больше пользы в качестве инструктора по подготовке личного состава, а не патрульного или участкового.
Чувашский самородок стал лучшим бойцом в рядах российской милиции благодаря ежедневным тренировкам под руководством ученика отца-основателя самбо  — Валерия Волостных.
Захаров — единственный пятикратный чемпион МВД по рукопашному бою. С 1996-го по 2004 год был капитаном сборной гарнизона по рукопашному бою и достаточно покатался по стране.
При этом Олег не ограничивался уже освоенными единоборствами: он стал чемпионом мира по карате-до среди полицейских, побеждал в своей весовой категории до 75 килограммов на чемпионатах мира по боям без правил.
Став знаменитостью среди спортсменов, Олег начал сам организовывать состязания. И не только по борьбе. Самый ценный для Олега турнир — по футболу, памяти его брата, ветерана Афганистана, ушедшего из жизни больше десяти лет назад.
Был ли у Олега шанс уйти со службы и сделать карьеру вольного бойца, разбогатеть? «Мы как-то отличаемся от более молодых ребят. Боролись, не заботясь о внешнем виде, не умели искать спонсоров, превращать схватку в зрелище и так далее. А сейчас поздно перестраиваться. Все сложилось так, как должно», — отвечает Захаров.
Олег продолжает участвовать в состязаниях, держит себя в форме, но уже не представляет себе жизни без регулярных вечерних занятий с детьми (Захаров трудится в группе по работе с личным составом в ОМВД по району Филевский парк). Многие из его учеников уже выросли и сами стали чемпионами, тренерами, сотрудниками правоохранительных органов. А один так и вообще разведчик — работает за границей.
После длительной разминки начались спарринги. У ребят в младшей группе техники еще мало, но видно, что они выкладываются по полной. Вот парнишка с тонюсенькими ножками отчаянно сопротивляется низкорослому крепышу. Но не выходит — противник побеждает всухую: «четыре очка за бросок, четыре — за удержание».
Вот на середину выходит новичок. Мальчишка первый раз в секции Захарова. Кимоно ему дал тренер, подходящих борцовок не нашлось. Но парень и в обычных носках одного за другим уложил нескольких ребят, используя один и тот же хитрый прием.
«Спокойно, спокойно. Сейчас травмируете его, и не придет больше к нам», — тормозит Захаров рвущихся в бой пацанят. Тут внимание ребят с новичка переключилось на вошедшего в зал крепкого 19-летнего юношу, в красивом черном кимоно — Толю Булыбина, восходящую звезду джиу-джитсу, собирающего титулы один за другим.
Толя пришел к Захарову в зал Кунцевского отдела МВД десять лет назад. Парень рос без отца, у матери не было возможности платить за занятия в секции. А Толя — парень с норовом, и в свои девять лет уже познакомился с пацанскими законами и порядками. Олег стал по-отечески опекать мальчика. И теперь, занимаясь с другими тренерами, он регулярно посещает наставника, советуется с ним.
«Ну, давай, Толя, покажи ребятам что-нибудь», — говорит Захаров, видя, с каким восхищением смотрят на юношу дети. Через минуту Булыбин лежит на матах в обнимку с одним из мальчишек и показывает остальным: «Берете здесь за складку и тянете вот сюда…» А Захаров, довольный, стоит в стороне, у плаката с афишей одного из 250 его собственных боев.
Жизнь Захарова, как и у миллионов простых россиян, полна обычных житейских забот: привезти картошку из деревни, пройти ТО на машине, оплатить коммуналку. Но в нем не угасает особый задор, отличающий истинного драчуна, как говорит сам Олег, от пай-мальчика, заставляющий его вновь и вновь подставлять немолодое уже лицо под удары.
Именно эта черта характера позволяет ему быстро находить контакт с трудными подростками и влиять на них — это Захаров понял, когда работал в ОВД Кунцево. Там же пришло понимание, что такому контингенту неловко заниматься в стенах полицейского околотка. Решение проблемы пришло в виде предложения от председателя Общественного совета ЗАО Игоря Чурина перевести секцию Олега ближе к людям, в этот просторный спортзал в кунцевского подвала.
После занятия с младшей группой у Захарова небольшой перерыв. Можно попить чаю, позвонить жене, пока переодевается вторая по времени — средняя группа. Потом будет еще и старшая.
«Толя! — Олег, улыбаясь, окликнул бывшего ученика в узком коридоре, когда тот уже шел к выходу. — Молодец, ребята в восторге. Особенно от черного кимоно!»
«Нинздя!» — ответил парень.
«Шапку надень, модник… Мне такое же раздобудь», — командует тренер.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео