Ещё

Яна Романова: Пострадали ли мы? В Википедии все черным по белому написано 

Фото: Советский спорт
Заслуженный мастер спорта по биатлону Яна Романова — об иске в суд Нью-Йорка против Григория Родченкова, шансах на компенсацию в 10 млн долларов и правках в интернет-энциклопедии.
Иск о клевете от лица российских биатлонисток Ольги Зайцевой, Яны Романовой и Ольги Вилухиной против Григория Родченкова подан в суд Нью-Йорка 20 февраля. Именно на основе показаний информатора WADA Международный олимпийский комитет дисквалифицировал спортсменок, лишив их медалей Олимпиады в Сочи. Финансовые издержки по заокеанскому процессу взял на себя экс-глава Союза биатлонистов России, миллиардер Михаил Прохоров.
— Яна, иск подан. Как всё начиналось и в чем состоит ваше участие в процессе сегодня?
— О дисквалификации МОК объявил в конце ноября. А уже в декабре мы встречались с группой юристов, которые рассказали о своей стратегии. Предложили через американский суд подать иск против Родченкова, вызвать его на показания, поскольку обвинения в наш адрес голословны. Было бы интересно посмотреть на этого человека. В прессе писали, что он сменил лицо, даже пол. Я вообще сомневаюсь, жив ли он. Всё это напоминает детектив. С юристами общались около восьми часов. Нас расспрашивали обо всех переездах. О том, где и когда сдавали допинг-пробы до Олимпиады в Сочи. Мы всё рассказали, теперь ждем. Действуют адвокаты.
— Олимпийский комитет России и Союз биатлонистов участвовали в вашей судьбе или всё закончилось с появлением Михаила Прохорова?
— Президент Союза биатлонистов Александр Кравцов связывался с нами. Говорил, если нужна помощь, давайте работать сообща. Люди из СБР были готовы помогать. Но, видимо, все решили, что по линии Прохорова шансы на успех будут выше.
— Ты знала, что ваш адвокат Скотт Балбер когда-то представлял Дональда Трампа?
— Узнала после знакомства. В Москве мы долго ждали Скотта, у которого задержали самолет. Выяснилось, что у него очень мощное портфолио. Балбер долго расспрашивал, пострадали ли мы. Ну а как иначе? Можно открыть Википедию. Там всё черным по белому написано. У меня, например, уже нет олимпийской медали, а есть пожизненная дисквалификация. Никого такое не красит! Конечно, облить грязью легко. Но где доказательства? Вспомните, как долго тиражировали новость о лишении медали чемпиона Сочи, лыжника Александра Легкова. А когда CAS его оправдал, сообщений было на порядок меньше. Думаю, многие до сих пор не знают, что ему вернули имя и медаль.
— Когда CAS оправдал 28 россиян, говорили, что с апелляцией биатлонисток разберутся позже, поскольку Зайцева, Романова и Вилухина завершили карьеру.
— Я так поняла, апелляцию в итоге вообще не подавали. Адвокаты посчитали, что если CAS ее отклонит, шансов в суде не будет. И сделали ставку именно на процесс.
— Согласно иску, каждая из вас требует от Родченкова 10 млн долларов. Уже думала, что делать с такими деньгами или их частью в случае успеха?
— Многие на эту тему шутят. Кто-то говорит всерьез: не потратить ли тебе хотя бы миллион на развитие омского биатлона? Думаю, наша биатлонная общественность не простит, если я не сделаю этого! Но если серьезно, пока не могу представить себя с такой суммой.
— Как адвокаты оценивают ваши шансы?
— Предметно мы на эту тему не общались. Но в одном из интервью Балбер сказал, что в деле столько ложных показаний, что оно развалится как карточный домик. С другой стороны, многие считают затею безнадежной. Хотя признают: последствия заявлений Родченкова разрушительны. Он что-то сказал, Макларен начал расследование, Россию обвинили во всех грехах, людей дисквалифицировали, лишили медалей. Но где сам Родченков? Чем подтвердит свои слова? Отдельно я хочу поблагодарить Михаила Прохорова. В этой ситуации он предпринял реальный шаг. Больше никакой борьбы за права спортсменов я не вижу. Наш суд против Родченкова покажет, будут ли шансы у кого-то еще. Адвокаты уверяли, что американский суд не политизирован и сложные отношения России с США не должны на него повлиять.
— Каким должно быть решение суда, чтобы ты почувствовала, что справедливость восторжествовала?
— От процесса в США ждем компенсаций за моральный вред и ущерб репутации. Потом подадим запрос в CAS, где нас оправдают, либо оставят всё как есть. В случае успеха, можно рассчитывать на восстановление статуса призера Олимпийских игр, отмену дисквалификации. Для нас это главное. Когда нам сказали, что суд в Америке сулит только компенсацию, мы даже растерялись. Нам-то нужны медали! Хотя по факту они по-прежнему у нас. Их никто не забирал.
— Планируются по этому делу вылеты в США?
— Говорили, что это возможно. Если понадобится, будем давать показания под присягой. Еще адвокаты удивили, когда сказали, что разбирательство может длиться от 9 месяцев до 2 лет. Долго. Но к ожиданию мы в последнее время привыкли.
— Когда МОК объявил о дисквалификации, глава Омской области Александр Бурков встал на твою сторону, просил проработать возможность юридической поддержки.
— Да, было приятно. Что касается помощи, скоро все увидели, что в игру вступает Прохоров и другой юридической поддержки нам в этом смысле не надо. Но Александр Леонидович спрашивал, как идут дела, всё ли в порядке. Последний раз на «Празднике севера» в Седельниково. Я сказала, что работает команда юристов, настроена на победу. Но, независимо от результата, даже сама попытка нас защитить важна. Хотя это огромные деньги, которые бы мы никогда не собрали сами.
— В разговоре с Бурковым поднимали тему Академии биатлона?
— Да, об этом у нас был продуктивный разговор. Договорились вернуться к нему после выборов. Думаю, сегодня было бы правильно собрать и рабочую группу по развитию биатлона в области, понять, что мы вообще можем сделать. Да, мы не биатлонный регион. У нас много запущенных проблем. Но мы продолжаем готовить неплохих спортсменов, которые потом уходят в другие регионы. Это надо обсуждать широким составом, высказывать «за» и «против». Продумать стратегию развития биатлона, а не только проект академии Яны Романовой. Поэтому я жду новой встречи с главой региона. Вокруг есть разные мнения, дельные предложения. Теперь хочется перейти от разговоров к действию.
— Кто бы мог войти в состав рабочей группы?
— Представители Министерства спорта, тренеры. Я видела заинтересованность ректора СибГУФК Олега Шалаева, директора СибГУОР Владимир Вернера, руководителя Центра спортивной подготовки, а теперь замминистра спорта Антона Скоробогатова. Можно проводить встречи раз в одну-две недели, решать конкретные вопросы и периодически знакомить с результатами губернатора.
Текст: Артем Хомутских
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео