Ещё

Русский хоккеист отказал «Рейнджерс», стал чемпионом Дании и создал блокчейн-бизнес 

Русский хоккеист отказал «Рейнджерс», стал чемпионом Дании и создал блокчейн-бизнес
Фото: SPORT24.ru
В конце нулевых считался одним из самых талантливых российских хоккеистов. В КХЛ он дебютировал в 16 лет и 4 месяца — этот рекорд не побит до сих пор. Специалисты называли форварда претендентом на первый номер драфта НХЛ-2010, некоторые скауты оценивали Кабанова выше, чем сегодняшних звезд сильнейшей лиги мира и Тэйлора Холла. Увы, карьеру в Северной Америке нападающему построить не удалось, а после возвращения в Россию Кирилл за два сезона провел всего 13 матчей в составе «Салавата Юлаева» и «Нефтехимика». После ухода из нижнекамского клуба о Кабанове в России стали забывать, а в этом апреле стало известно, что нападающий стал чемпионом Дании в составе «Ольборга». В интервью Sport24 хоккеист рассказал о стране, где в эти дни проходит чемпионат мира, собственном бизнесе и политических взглядах.
«КАЗАЛОСЬ, Я РАЗУЧИЛСЯ ИГРАТЬ В ХОККЕЙ»
— Твой последний российский клуб — «Нефтехимик». Что не сложилось в Нижнекамске?
— Когда я только приехал в «Нефтехимик» мне сказали, что видят меня игроком первого-второго звена, будут давать время в большинстве и вообще я буду много играть. На деле ничего этого не было — в пяти матчах за команду из Нижнекамска я проводил на льду меньше 10 минут. Да, в этих играх я не набрал ни одного очка, но о какой статистике можно говорить с таким игровым временем? При этом, я никого не виню. Просто для меня это был полостью испорченный сезон. Да и для команды тоже — тренеры постоянно менялись, но в плей-офф «Нефтехимик» все равно не попал.
— Что было дальше?
— После прощания с «Нефтехимиком» я два месяца ждал предложений. Говорили, что вот-вот будут какие-то варианты, но никакой конкретики не появлялось. Потом меня позвали в чемпионат Швеции, но агент убедил туда не ехать — он готовил вариант в КХЛ. В итоге, за 5 дней до дедлайна я оказался в нижегородском «Торпедо». Поработал эти дни с командой и мне сказали: «Если хочешь — оставайся и тренируйся. Но играть ты не будешь». Меня это, конечно, не устроило.
— Прошлым летом шансы оказаться в клубе КХЛ были?
— Интерес был со стороны  — они предлагали мне просмотровый контракт. Но у меня сразу было ощущение, что я съезжу туда, проведу какое-то количество игр и тренировок, после чего мне объяснят, что не подошел по каким-то параметрам. При этом, сам себя я отлично знаю, знаю какие у меня есть плюсы, какую пользу могу приносить команде. Но не играя восемь-девять месяцев, я понимал, что за короткий период времени показать тренерам на что я способен не получится. Такой уж у нас вид спорта — без игровой практики в хоккее никуда. Просто так тратить два месяца мне не хотелось и Риге я отказал. Мне нужно было найти команду, в которой в меня бы поверили.
— Такой клуб нашелся в Дании. Как тебя занесло в эту не саму хоккейную страну?
— Главная причина того, что я оказался в «Ольборге» — главный тренер . Российские болельщики должны его помнить, он выступал за ЦСКА, где и завершил игровую карьеру. Рид позвонил мне и сказал: «У нас молодая команда, больших денег нет, но все равно приезжай. Поиграешь сезон, заявишь о себе, перезагрузишься». Я почти сразу ответил, что готов — это в любом случае, чем дома сидеть и ничего особо не делать. Я сразу предупредил Рида о длительном отсутствии практики — он заверил, что никаких проблем из-за этого не возникнет, у меня будет время на адаптацию и вообще в Дании я буду чувствовать себя комфортно.
— Рид сдержал слово?
— Полностью. Мне понадобилось немало времени, чтобы втянуться — за первые 13 матчей я забил всего один гол. Но никто меня не дергал. Тренер, несмотря на мою статистику, мои удаления, продолжал верить в меня. И вот эта вера тренера, персонала команды мотивировала и раскрепостила меня. В итоге, в регулярном чемпионате я набрал больше 30 очков (точнее, сказать не могу, за статистикой никогда внимательно не следил) и еще 12 в плей-офф. В это трудно поверить, но в этом сезоне я стал на постоянной основе играть в меньшинстве — до этого меня в такой роли вообще не рассматривали ни в одном клубе. Но в «Ольборге» мы попробовали и в оказался на лидирующих позициях в лиге по заблокированным броскам. Сейчас готов сказать однозначно — тренер Брэндон Рид вернул меня в хоккей.
— Во время безголевой серии на старте сезона негативных мыслей не было?
— Скажу честно — в тот момент думал повесить коньки на гвоздь. Во время вынужденного простоя я попробовал запустить свой бизнес, не связанный с хоккеем, вроде бы получалось все неплохо, мне было интересно, вот и подумал бросить все и заняться им. Главная мысль на старте сезона — кажется, я реально разучился играть в хоккей. В общем, в морально плане было очень тяжело, но я понимал, что жизнь на хоккее не заканчивается. Очень благодарен своей жене, которая сильно поддержала меня в тот момент — она все время была рядом и дополнительно мотивировала меня.
— Контракт с «Ольборгом» у тебя закончился. Планы на следующий сезон уже есть?
— У меня уже есть предложения из Австрии и Швеции, но подписывать контракт ради контракта — это больше не про меня. Брэндон Рид недавно подписал контракт с немецким «Крефельдом», и если будет такая возможность, я поеду к тренеру, который в меня верит. Спросите у любого хоккеиста — сидеть и смотреть, как играют другие ребята всегда тяжело. С этим еще можно мириться, когда молодой, но потом ты взрослеешь и хочешь получать больше игрового времени. Потому что начинаешь понимать — карьера будет продолжаться всего 15-20 лет. За это время нужно успеть наиграться и поучаствовать, что ты все-таки хоккеист, а не зритель.
— У хоккеиста Кабанова есть свои ритуалы? Как ты готовишься к матчам?
— Раньше как-то пытался настраивать себя. А потом со временем все ушло. Просто пью кофе, иду растягиваться. Ничего особенного не делаю.
— У тебя татуировка Guns'n'Roses, откуда у тебя любовь к року? Сейчас хоккеисты больше в рэп и попсу ушли.
— Я очень люблю рок, инди-рок. В последнее время много слушаю «Сплин», «Би-2», зарубежную музыку 80-х годов. На в вкус и цвет товарищей нет. The Killers, MGMT, Guns'n'Roses — вот, что я люблю.
«ПРАЗДНОВАНИЕ ЧЕМПИОНСТВА БЫЛО ДИКИМ»
— Ты поиграл в КХЛ, Швеции, североамериканских лигах, сравнивать есть с чем. Что за уровень у чемпионата Дании?
— Здесь играют в хороший, быстрый хоккей, на площадке очень много контакта. Признаться честно, я думал, что будет намного легче. В лиге много молодых ребят с хорошими данными, я заметил, что почти все они — очень техничные. Конечно ни со шведскими чемпионатом, ни с КХЛ сравнивать нельзя. Но кое-что общее с нашей лигой есть. Например, слишком заметна разница в уровне команд. В этом сезоне, впервые за 20 лет чемпионат выиграл не один из трех клубов — «Эсбьерг», «Хернинг» или «Фредериксхавн». Обычно все разыгрывалось между ними, но в этом году вмешался наш «Ольборг». Согласитесь, чем-то похоже на КХЛ, где есть несколько элитных команд и все остальные.
— В датской лиге играют какие-то известные хоккеисты, бывшие звезды НХЛ?
— По НХЛовцам ничего сказать не могу — как-то не проверял эту информацию. Самые популярные хоккеисты здесь — игроки сборной Дании. Выделил бы капитана «Ольборга»  — очень классный нападающий. Вроде бы, оборонительного плана, но может и в большинстве хороший пасик отдать. Есть еще  из «Рунгстеда» — тоже популярный здесь игрок. Кстати, в этом сезоне игроков «Ольборга» стали заметно чаще вызывать в национальную команду, раньше такого не было. Сказалось, что в этом сезоне команда стали играть лучше.
— Кроме тебя, российские хоккеисты в лиге есть?
— Нет, россиян точно нет. Наши предпочитают оставаться в ВХЛ и даже в лигах уровнем пониже, чем ехать в Европу.
— А вообще иностранцев много? Например, в «Ольборге»?
— У нас в команде было 9 легионеров — канадцы, шведы, чехи и я. Но надо понимать, что возможности у «Ольборга» не самые серьезные — клуб только шестой в лиге по размеру зарплатной ведомости. Наше чемпионство в Дании все восприняли, как нонсенс.
— Что за город Ольбьорг? Тебе там понравилось?
— Город небольшой, но очень уютный. Наверное, это лучший город, в котором я когда-либо играл. Даже не так — не лучший, а самый комфортный. Нет пробок, нет снега зимой — меня это очень впечатлило. А самый красивый, на мой взгляд, город — это Уфа.
— Клуб из Ольборга стал чемпионом Дании впервые за 38 лет. Празднование было бурным?
— Я бы сказал диким (смеется). Я, правда, после заключительного матча пробыл в городе всего два дня — хотелось к семье и клуб меня отпустил. Но прочувствовать масштаб праздника успел. Уже на следующий день после финала нас принимал мэр города, потом был большой чемпионский парад, успели и с ребятами немного посидеть. Но насколько я знаю — жители города продолжают праздновать нашу победу до сих пор, а ведь прошло уже полторы недели.
— Насколько вообще популярен хоккей в Дании? Прямо сейчас в стране проходит чемпионат мира.
— Я могу привести прямо конкретные цифры. В начале сезона на наши матчи ходило по 3000-3500 человек. Но на все матчи плей-офф арены была заполнена полностью, солд-аут. Наш дворец вмещает 5000 болельщиков — для небольшого городка этого вполне достаточно. А вообще, в кубковых матчах аншлаги были во всех городах, в которых мы играли. При этом, все арены — очень уютные. Хоккей в Дании сейчас очень активно развивается — появляются серьезные деньги, приходят спонсоры с мировыми именами, большое внимание уделяется детскому спорту. Например, под «Ольборгом» числятся сразу три хоккейные школы.
— Насколько в Ольборге популярны хоккеисты? На улицах тебя узнавали?
— Город — очень хоккейный, болеют просто здорово, радует, что на трибунах много молодежи. По ходу сезона поддержка становилась все круче и к нам все чаще подходили люди на улице, что-то говорили, брали автографы. Такого я совсем не ожидал.
— Как болеют в Дании?
— Думаю, как и везде в Европе. Есть фанатский сектор — это стоячие места и там находятся самые активные фанаты. Народ на хоккей ходит, народ на хоккее пьет (смеется). Но все в пределах разумного. За весь сезон с трибун пару-тройку раз выводили людей, но не более.
— В изучении датского языка ты за год не продвинулся?
— Я немного пониманию шведский, а они с датским похожи, но изучением языка я решил не заморачиваться. Если бы подписал контракт на несколько лет — другое дело, а так, особого смысла не было. Но меня удивило, что все датчане говорят на английском, как на родном. НА нем говорят в школах, в социальных учреждениях, да даже любые документы на английском достаточно заверить нотариально и не переводить на датский — это очень удобно.
— Хоккеистов, переезжающих в другую страну, партнеры первым делом обучают материться на местном языке. Тебя научили?
— Нет, даже таких слов не знаю (улыбается). Вся команда, весь персонал, весь менеджмент «Ольборга» — все общаются на английском языке. Получается, что в раздевалке услышать датский почти нереально.
— Твоя главная мотивация в хоккее сегодня?
— Прежде всего, мне хочется стабильности. Есть желание снова найти команду, где мне будут доверять. Конечно, хочется, чтобы это был клуб элитного дивизиона, в какой бы стране я не оказался. Как у любого хоккеиста у меня есть стремление играть в лучших лигах. Но самое-самое главное — играть, а не сидеть.
«ПРЕДЛОЖЕНИЕ «РЕЙНДЖЕРС» ДАЖЕ НЕ РАССМАТРИВАЛ»
— Если сейчас оглянуться назад, были ли в твоей хоккейной жизни поступки, о которых сегодня ты жалеешь?
— Одна такая ситуация есть. Мы с женой поехали в США, «Нью-Йорк Рейнджерс» сначала дал мне просмотровый контракт, а потом предложил подписать двусторонний. Тогда я подумал, что это не лучший вариант — придется играть в АХЛ, а меня в тот момент активно звали в Уфу. Мне хотелось играть в КХЛ, в хорошей лиге, против хороших игроков и получать хорошие деньги. Так что предложение «Рейнджерс» я даже рассматривать всерьез не стал. Попросил время, чтобы немного подумать, но уже на следующий день пошел к генеральному менеджеру и сообщил, что возвращаюсь в Россию. Это единственный момент, в котором мне стоило поступить иначе. А в остальном, ничего менять не хотелось бы. У меня крутая семья, два сына — это самое главное.
— Самое время рассказать о семье. Где и как ты познакомился с женой?
— Дело было в Нью-Йорке. Я был на дне рождения у друга, вышел на улицу, увидел красивую девочку и решил познакомиться — так все и завязалось. Она с Украины, из города Чернигов, в Нью-Йорке работала моделью. График у нас обоих был достаточное загруженный, какое-то время приходилось жить на две, даже на три страны. Уже по ходу следующего сезона я сделал ей предложение, мы поженились, через год у нас родился сын Тимофей, а еще через два — Лука.
— У старшего сына склонности к хоккею есть?
— Пока судить трудно, ребенку всего два года, но могу сказать, что с клюшкой в руках он проводит немало времени, да и вообще парень активные — уследить за ним бывает очень трудно.
— Твоя жена — с Украины. В семье обсуждается напряженная политическая ситуация между нашими странами?
— Вот пусть политики ее и обсуждают — мы очень далеки от этого. Я считаю, что люди, которые далеки от политики, не разбираются в ней, не должны высказываться на такие серьезные темы. Я, как россиянин, всегда буду поддерживать нашу страну. Но ввязываться в какие-то дискуссии желания совсем нет. Религию и политику я трогать не буду. Могу лишь сказать, что поддерживаю нынешнего президента России .
— Объяснишь почему?
— По личным мотивам. Моя бабушка родилась в Сибири, но большую часть жизнь прожила в Крыму и умерла тоже там. Она завещала, чтобы ее похоронили в российской земле. Но дед сделать этого не смог — даже если бы он отвез бабушку в Сибирь и похоронил там, потом даже не смог бы приходить к ней на могилку. И вот представляете, в 2014 году я приезжаю в Крым и вижу, как дедушка плачет, получая российский паспорт. Но плачет не из-за паспорта, а из-за того, что последнее желание бабушки исполнилось — она лежит в российской земле. С того момента мы всей семьей поддерживаем Путина. Лично мне кажется, что Россия движется вперед, города развиваются и на данный момент лучшего кандидата на пост президента нет. Конечно, я сужу со своей колокольни — все-таки уже несколько лет не живу на родине. Но мое мнение именно такое.
— А за деятельностью российской оппозиции, например, , ты следишь?
— Нет, я далек от этого. Периодически что-то всплывает на Youtube, но особо я не интересовался.
— Одно из самых обсуждаемых событий последних недель в России — блокировка мессенджера Telegram. Это не перегиб?
— Я согласен, что это неправильно и что людей нельзя лишать свободы слова и общения. Но в моем понимании, наше государство прибегает к таким мерам исключительно в целях безопасности. Понятно, что личная переписка должна оставаться личной, насколько я знаю, это даже подтверждают международные конвенции. Но в случае с Россией и Telegram, я бы не стал рассматривать все, как попытку вмешательства в личную жизнь. Скорее это способ обезопасить граждан РФ, например, от угроз терактов — все мы помним «Норд-Ост» и Домодедово. Другой вопрос, если государство при блокировке популярного мессенджера преследует какие-то другие цели. Чтобы таких подозрений не было, необходимо определить конкретные ведомства, которые будут отслеживать частную переписку, но и над ними установить контроль — эти ведомства должны будут заниматься исключительно антитеррористическими вопросами. Если будет так, я буду только за.
— Ты сказал про собственный бизнес. Хочется подробностей.
— Изначально я заинтересовался криптовалютой. Познакомился с интересными людьми из IT-сферы, и можно сказать, что они очень быстро переманили меня на свою сторону. Мне стало очень интересно, я изучил, как работает технология блокчейн, создание и передача данных. Понятно, что я не учил языки программирования, но все равно постарался разобраться по максимуму. Я нанял людей, сейчас мы запускаем свой сайт — это будет платформа для сдачи и аренды жилья, недвижимости, транспортных средств и предоставление услуг сервиса. Называться платформа будет «Jumper», по-русски «Прыгун», потому что она предназначается для путешественников, людей, которые постоянно прыгают с места на место.
— Главные отличия твоего проекта от других, похожих на него?
— У нас все будет подключено к технологиям искусственного интеллекта — это обеспечит обработку данных пользователей без участия третьих лиц. Абсолютно все данные, которые наша система будет собирать, не будут доступны людям. Они будут «перевариваться» искусственным интеллектом. Эти данные будут храниться в блокчейне, где у каждого пользователя будет свой персональный ключ. Благодаря всему этому, мы сможем гарантировать пользователем качество и надежность предоставляемых услуг, а также их объективную оценку.
Приведу пример. Я приезжаю в другую страну с детьми и хочу воспользоваться услугами няни. Но я не могу доверять тем сайтам, которые предоставляют такой сервис сейчас, потому что рейтинги и комментарии на этих ресурсах по большей части проплачены. На нашей платформе всю информацию о человеке, предлагающим свои услуги, можно будет узнать по реальным комментариям и объективным рейтингам. Потому что следить за всем этим будут не люди, а искусственный интеллект.
— Что с бюджетом проекта?
— Мы подписали соглашение с одной очень серьезной компанией, пока я не могу озвучивать ее название. Плюс, в проект вовлечены несколько крупных российских бизнесменов, также продолжается поиск новых инвесторов, ну и я сам вкладываюсь. Вкладываюсь, потому что верю в него, верю в технологию блокчейн и считаю, что в ближайшие годы она вытеснит понятие централизованного интернета, сделает его полностью децентрализованным, доступным для еще большего числа людей. Наша платформа будет доступна уже в следующем году, но пока без внедрения искусственного интеллекта, то есть на первой этапе к нам присоединятся люди, которые нам доверяют. А уже в 2020 году мы все полностью автоматизируем и заработаем на полную.
«ГУСЕВУ ОТКРЫТА ДОРОГА К КУЧЕРОВУ»
— Континентальная хоккейная лига тебе интересна? Матчи смотришь?
— Конечно. «Ак Барс» понравился — крутая команда. Неплохо играл ЦСКА, особенно  — быстрый, шустрый, хорошо бросает, голодный до игры парень. СКА — понятно, тоже в порядке,  — красавец. Хотел бы всех парней поздравить с победой на Олимпийских играх. Мы ими гордимся.
— Финал Олимпиады смотрел?
— Да, конечно. Кто-то мне тогда написал тогда — без Гуся бы не выиграли. Здорово, молодцы ребята! Особенно я за молодых рад — тех же Капризова и Гусева. Они — новые звезды хоккея, приятно смотреть, как играют.
— Кто-то из наших в ближайшее время может выстрелить в НХЛ?
— Никита Гусев точно созрел. Он профессионал, олимпийский чемпион. Думаю, что ему дорога в «Тампа-Бэй», к  открыта.
— Есть ощущение, что хоккей в Европе развивается быстрее, чем в России? Та же Германия подтянулась.
— Хоккей в Европе движется семимильными шагами. Вы уж меня простите, но нам надо урезать бюджеты клубов и сделать их более-менее одинаковыми. Грубо говоря, надо развивать наш спорт, а не китайский. Обязательно вкладываться в развитие молодых хоккеистов и устанавливать поток зарплат в КХЛ. Только так можно вывести клубы на новый уровень. Хочется, чтобы условный матч СКА — «Югра» интересно было смотреть, чтобы «Лада» вернулась в лигу, появились другие команды, которые по-настоящему интересны болельщикам. Чем больше будет качественных арен в России, чем больше будут привлекаться воспитанники собственных школ, тем быстрее будет развиваться хоккей — как бизнес и как зрелище. Хочется вырастить не только новое поколение хоккеистов, но и новое поколение болельщиков, которые бы болели за свой клуб с детства. Такое у меня понимание, хоть я не функционер.
— Из Европы не кажется дикостью, что большиство клубов КХЛ финансируется из государственного или регионального бюджета?
— Опять же — пока я не функционер, хотя, возможно, со временем и буду больше этим увлекаться, изучать эти вопросы. Но в Европе действительно многое завязано на спонсорах. Когда я играл за шведский «Шеллефтео», там было 1700 спонсоров и все они владели акциями клуба. В России же, большинство заинтересованных в хоккее людей — это люди, которые занимают какие-то высокие посты в стране и регионах, в вот мелкого спонсорства в нашем спорте практически нет. Вот, например, СКА. Там провели огромную работу в плане маркетинга, сделали клуб популярным, но у других команд нет такого бюджета, соответственно заинтересовать народ, привлечь его на трибуны им гораздо сложнее. Деньги уходят на то, чтобы подписать более-менее качественных игроков — только так можно быть хоть немного конкурентоспособным на фоне того же Питера. А вот средств на работу с болельщиками часто не остается.
— Твой прогноз — как сборная России выступит на хоккейном чемпионате мира?
— У команды новый главный тренер — очень хороший, молодой амбициозный, ему есть, что доказывать на международном уровне. Это в КХЛ он себя уже показал. Воробьев умеет строить чемпионскую команду, поэтому я не думаю, что у него будут какие-то проблемы в сборной. Так что прогноз — самый оптимистичный. Пусть многие игроки до сборной и не доехали, наши остаются фаворитами чемпионата мира.
— Чемпионат мира проходит в двух городах — Коппенгагене и Хернинге. Что можешь сказать об аренах, на которых играют лучшие сборные мира?
— Арена в Копенгагене не предназначена для хоккейных матчей. Ее главная специализация — концерты, гандбольные турнире. Когда мы играли там, лед был очень мягким, сам дворец не рассчитан на поддержку нормального льда. Не знаю, получилось ли решить эту проблему к чемпионату мира, но уверен, что там работают профессионалы и они со всем разобрались. В Дании большой ажиотаж вокруг турнира, народ скупает билеты пачками. А вообще, на хоккее в этой стране успешно делают бизнес — за все приходится платить. Самый дешевый билет на матчи национального чемпионата стоит 15 долларов. Приходишь на арену, надо купить хот-дог, пиво, кепку — опять же заработок для клуба. Люди стараются заработать деньги на хоккее, но болельщикам от этого только лучше, качество услуг и сервисов растет. Чемпионат мира в Дании тоже пройдёт на самом высоком уровне — я не сомневаюсь.
Больше хоккейных интервью на Sport24:
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео