Шота Абхазава: «Мячково. Новая жизнь» 

Шота Абхазава: «Мячково. Новая жизнь»
Фото: Автомобили
Беседовал
Александр Кобенко: Очень здорово, что жизнь не совсем замерла, что хоть где-то происходит что-то позитивное! Шота Абхазава: Некоторое время назад мне какая-то недосказанность в Мячково стала мешать в жизни. Несмотря на невзгоды и ураганы, мы решили изменить концепцию и начали большую реконструкцию. Новые условия заставляют придумывать новые форматы. Я по профессии инженер-конструктор, и мне свойственно предлагать конструкции, которые должны быть передовыми — глупо проектировать то, что уже было. Считаю, что или ты делаешь что-то существенно лучше, чем было, или вообще не надо ничего делать. Партнеры, честно скажу, разубеждали предпринимать столь рискованные шаги в столь неблагоприятное для бизнеса время. Наш продукт, конечно, не относится к предметам первой необходимости. Но я по национальности грузин, а мы отличаемся особым оптимизмом, и я в душе уверен, что подобного рода проекты меняют настроение человека. Они, может быть, не меняют экономику страны или даже района, но реально меняют настроение.
А. К. : Но жизнь в районе наверняка поменяется, когда начнется движуха. Ш. А. : Хочется верить. Я решил рискнуть и всю свою силу воли, силу финансов, силу коллектива направить на новое Мячково. Это большое обновление. Только лишь ремонт и реконструкция существующей трассы нам обходится существенно дороже, чем строительство всего автодрома в 2006 году. Уже в этом сезоне мы надеемся порадовать многих и получить в ответ благодарные улыбки. Меня часто спрашивают: «Зачем ты все это делаешь?» Многие этого не понимают. А на наших больших мероприятиях, гонках, я говорю: «Посмотрите на этих людей, посмотрите на их лица». Нельзя сказать, что в этот момент все были счастливы, но делать людей хотя бы чуть-чуть счастливее — это очень серьезная мотивация. Может быть, ради этого и живем. Но сейчас мы пробуем, как я сказал, изменить не только конструкцию автодрома, не только внешний вид, но и концепцию. А. К. : Глобальную? Ш. А. : В общем, да. Кроме ADM Raceway, как теперь называется Мячково, у нас есть Rustavi International Motorpark в Грузии и автодром «333» в Латвии. И наша задача — объединить все три автодрома и получить синергетический эффект. Новый проект Мячково — это не только аэродром и трасса, но и пространство со специально организованной инфраструктурой, расширяющее возможности для досуга людей технического склада, с технической жилкой, тех, кто хочет и готов с техническими видами спорта дружить, развиваться и просто активно, интересно и разнообразно проводить время. Вот самая суть нового Мячково. Обычно же трасса устроена лишь как место, где можно провести соревнование, трек-день, в крайнем случае фестиваль.
А. К. : Туда приезжают, чтобы посмотреть гонку или проехать самому. Ш. А. : А у нас идея намного шире! Мы хотим, чтобы в Мячково сложилось такое разнообразие возможностей, чтобы каждый мог себе найти занятие — и не одно! — по душе. Наша задача — обеспечить такое разнообразие. Смотрите, у нас существует картинговая часть с двумя конфигурациями — для детей и взрослых, а вот у многофункционального трека целых 17 конфигураций! Здесь можно провести соревнования и на автомобилях, и на мотоциклах, а по разным сегментам проводить тренировки одновременно трех разных групп: мотоциклистов, кольцевиков, дрифтеров. И будет еще достаточно большая мультиавтомобильная офф-роудная часть для внедорожников и квадроциклов. А кто хочет, может покататься на лошадях. И даже полетать на самолетах, на автожирах и на вертолетах. И прилетать сюда на своем воздушном транспорте. В Рустави и Риге мы используем еще и воздушные шары, что, к сожалению, в Мячково из-за близости к Москве невозможно. Как видите, мы будем развиваться как большой комплекс популярных, редких и уникальных развлечений. Поистине уникальными будут наши предложения и с точки зрения техники. Здесь свой вклад вносит наше конструкторское бюро ArtLine Engineering. Сейчас мы работаем над проектом Legends evolution. Это совсем другая машина, намного более быстрая и комфортная. От прошлых «Легенд», кроме некоторых элементов, не осталась ничего. А электроника гарантирует, что вывести автомобиль из строя можно только в случае аварии, никак иначе. А. К. : Наконец-то я услышал что-то про автомобили! Ш. А. : Естественно, каждый может приезжать и со своим автомобилем, и у нас найдется, что с ним делать. Но мы будем предлагать целую номенклатуру специальных автомобилей, начиная от простых прокатных картов и заканчивая «формулами» достаточно высокого уровня. У каждого желающего появится возможность пошаговой эволюции — от простого к сложному, чтобы прогресс в пилотировании гармонировал с его натурой. В итоге кто-то увлечется самолетами, кто-то автомобилями, кто-то мотоциклами.
Автомобиль класса Legends
Сейчас мы возобновили проект «Формула Восток», иначе ФВ, и «Формула-5». Это новая концепция, которую мы предложили некоторое время назад совместно с SMP Racing. Но тогда предпочтение было отдано «Формуле-4». Наша концепция более жизнеспособна, чем «Формула-4», которая все-таки достаточно дорогая машина. А мы делаем автомобиль со схожими параметрами, но где-то на 30 килограммов легче, чем «Формула-4». При этом мощность такая же, аэродинамика более свободная. Мотоциклетный двигатель — как в Legends evolution, и задняя передача. Очень современный и актуальный автомобиль внешне и технически, но гораздо более доступный. А стоимость километража будет минимум в два с половиной раза меньше — производство же здесь, на месте, в нашем конструкторском бюро. Надеюсь, что доступность любых запчастей станет ключевым фактором успешного развития этого проекта. А задача простая — дать молодым ребятам после картинга… А. К. : …пересесть на что-то более мощное. Ш. А. : Более мощное, более тяжелое, и главное, с аэродинамическим фактором. Очень много сильных картингистов не стали формулистами именно потому, что не уловили этот фактор и не научились с ним своевременно работать. Я его как инженер хорошо понимаю, чувствую, но когда периодически еду на «формуле», управлять им, как профессиональный гонщик, не могу. Итак, мы хотим вернуть ту концепцию, которая работала в автоспорте до 2008 года. Тогда существовало много разных команд, владельцев техники, которые так же, как сейчас в картинге или в большей части кузовных классов, предлагали и предлагают пилотам просто обращаться и участвовать в их команде за совершенно доступные бюджеты, сопоставимые с хорошим бюджетом картинга. А. К. : Какие это суммы? Ш. А. : Мы рассчитываем, что годовой бюджет участия должен быть приблизительно 70 тысяч евро. А. К. : Вы всегда говорите «мы». «Мы» — это кто? Ш. А. : Все время говорю «мы», потому что я не эгоист. Понимаю, что все, что в своей жизни смог сделать я, только потому, что смогли это сделать мы. Поэтому практически всегда говорю «мы». Говорю про себя «я» только в каких-то личных, семейных делах.
ArtTech F315
Что касается нового Мячково, мы — это партнеры, которые долгое время были владельцами аэродрома Мячково, но не сильно развивали этот проект. И в принципе единственное, что на этой территории более-менее активно развивалось, — это трасса, которую построили в 2006 году. Но из-за неопределенности с будущим аэродрома развития по большому счету не было. Это, естественно, откладывало отпечаток и на проект автомобильной части тоже. Два года назад произошли изменения в составе акционеров. Мне ребята доверили, не так, чтобы сильно поверили в будущее этого проекта, но сказали: «Мы тебе лично доверяем. Если ты считаешь цель правильной и возможной — действуй». Вот я действую, в общем, и от их имени тоже. А. К. : Что конкретно сделали с трассой? Ш. А. : Я очень ценю любые исторические вещи, а Мячково, как бы то ни было, все-таки первая трасса в России, первый автодром, который построили после распада Советского Союза. И старую конфигурацию мы оставили, восстановили. Это не будет основная конфигурация, но тот, кто хочет ностальгически проехать, вспомнить былое, тряхнуть стариной, тот может потешить себя этими воспоминаниями. В некоторых местах тем не менее трасса все равно расширилась, некоторые повороты в соответствии с новыми требованиями изменили радиусы, трасса стала в любом случае быстрее.
Естественно, мы изменили все поребрики. Дело в том, что тогда, в 2005 году, когда мы строили трассу, FIA ввела новые требования. А. К. : По поребрикам? Ш. А. : По поребрикам. Мы их сделали в соответствии с действовавшими тогда требованиями, а нам потом ставили в вину, что поребрики слишком жесткие. Дело в том, что тогда FIA решила, что правильная езда — это прохождение трассы в пределах белых линий или при минимальных нарушениях конфигурации. Тем же, кто решил срезать, это должно было обойтись достаточно дорого. Вводилась высота, возвышение поребриков, на скоростях менее 100 километров в час в 100 миллиметров, что мы и выполнили. Но через два года сказали: «Нет, мы погорячились». И с тех пор все поребрики делятся на две категории: быстрых и скоростных поворотов — 25 мм и медленных — 50 мм, практически вдвое ниже. У нас же, когда мы строили, требования были 100 и 50 мм, отсюда и жесткость поребриков.
На этот раз мы использовали поребрики собственной конструкции в рамках концепции FIA — в некотором смысле мы тут пионеры. Это развитие тех конструкций поребриков, которые были установлены когда-то на трассе «». Они симметричные, в них нет направленности, поэтому и внутренние, и внешние допус-кают езду в обоих направлениях. И профиль очень сложный — его невозможно отлить на месте, только в заводских условиях. И эту нашу разработку FIA одобрила. В общем, не исключено, что мы сделаем свой вклад в перечень поребриков, которые будут использоваться FIA как рекомендованные. И такое техническое решение позволило нам сделать 17 активных конфигураций! А. К. : Какой длины получается круг? Ш. А. : Самая длинная конфигурация останется такой же, приблизительно 3250 метров. Дальше — популярная конфигурация, достаточно скоростная — 2200 метров. Остальное — компиляции между этими конфигурациями. Но это же дает возможность использовать одновременно три площадки для работы школ, для повышения мастерства, отрабатывать отдельные элементы по трассам.
Lamborghini Huracan Super Trofeo Evo А. К. : А с точки зрения безопасности? Ш. А. : Они совершенно разведены, и более того, и туда, и оттуда, из каждой конфигурации свободный и безопасный как въезд, так и выезд. Это то, что мы поняли на основании многих лет эксплуатации автодрома, то, что в общем пользуется спросом не в части больших мероприятий, а в текущей эксплуатации трасс. А. К. : Какого объема инвестиции потребуются для этого проекта? Ш. А. : Сошлюсь здесь на Жванецкого: «Ремонт невозможно закончить, его можно только прекратить», — так же с инвестициями в этот ремонт. Сейчас речь идет о 5-6 миллионах евро. Но это лишь часть запланированных вложений. Дальше — гостиницы, глубокая реконструкция авиационного кластера: летного поля, перрона, взлетно-посадочных полос, рулежек. Параллельно сейчас идет финансирование в ангарное строительство, хранение самолетов, авионику. А для ночных полетов разрабатывается особое освещение. А. К. : Сложная бизнес-модель! Ш. А. : Во многом мы сейчас как первопроходцы. Каждый субпроект имеет свою бизнес-модель, но должен быть имплементирован в большой проект. И я уверен, что у этой концепции большой потенциал. И если в первые месяцы или даже годы будут какие-то шероховатости, мы все постепенно доведем до ума и доделаем. А. К. : А можно выстроить рейтинг элементов монетизации, что самое привлекательное? Ш. А. : Если в целом брать, наверное, можно будет, естественно, автодром разбить на площадки — вот основная точка монетизации на сегодняшний день. На втором месте — авиационная деятельность. На третьем — прочие сервисы: хранение, аренда и так далее. Но малоэффективные с точки зрения капитальных вложений вещи мы тоже должны делать, рассчитывая на синергетический эффект.
А гости, которые будут приезжать, дополнят прочие точки интересов, начиная с ресторанов и кончая тем же хранением автомобилей: обязательно придет понимание, что лучше свои гоночные машины не таскать туда-обратно, а просто здесь базироваться. А раз базирование — значит, больший поток клиентов, значит, начинает работать картинг. И многие тогда будут оставаться здесь и на ночь. А. К. : А сколько людей в теории можно вместить? Ш. А. : У нас раньше нормальное количество людей было — 2500-3000 человек. Предел «емкости» Мячково. Сейчас мы, поскольку на нашей территории стерлись границы между авиационной и автомобильной активностью и стали использоваться площадки парковок самолетов и так далее, трибунная зона суммарно увеличилась до примерно 7000 человек. И совокупно 7000-7500 человек — это то, что мы комфортно можем принимать, как для зрителей, так и для нас с точки зрения обеспечения всех нюансов — безопасности, санитарии и так далее. Моя мечта — люди приезжают к нам в пятницу, остаются в коттеджах и гостиницах, которые мы предусматриваем, и проводят у нас все выходные. И довольные, счастливые, прекрасно проведя на свежем воздухе с большим количеством активностей и на высоком уровне свой отдых, в воскресенье вечером или в понедельник утром едут дальше по своим делам.
Видео дня. Лучшие сейвы 18-го тура Английской Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео