Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Жара в салоне до +70 и оторванные колеса. Гонщики о ралли и своей работе

20 июля в Астрахани стартовали участники международного ралли «Шёлковый путь». 25 июля в рамках пятого этапа соревнования они добрались до Волгограда, преодолев дистанцию в 538 километров, из которых 443 километра стали «боевыми». В ралли принимает участие 300 человек из 25 стран мира. Корреспондент «АиФ-Волгоград» пообщался с некоторыми из спортсменов и узнал, правда ли, что в жару в салоне гоночного авто температура воздуха поднимается до +70 градусов, действительно ли они могут разгоняться на трассе до 187 км/ч, а машины потребляют за один этап гонки 500 литров топлива, чем отличается вождение гоночного автомобиля от обычного, как пилоты ориентируются на трассах и не только.

Жара в салоне до +70 и оторванные колеса. Гонщики о ралли и своей работе
Фото: АиФ ВолгоградАиФ Волгоград

Колеса за 10 млн рублей

Видео дня

В ралли принимает участие 26 экипажей внедорожников и 17 экипажей в грузовом зачете. Среди них – известная российская команда «КАМАЗ-мастер», созданная еще в 1988 году. В «Шелковом пути» от нее на гонку вышло шесть машин. Одним из пилотов является , мастер спорта России международного класса, трёхкратный победитель «Ралли Дакар» 2013, 2017, 2018 годов, победитель ралли «Шелковый путь» в 2010 году. Он ездит на спортивном грузовике «КамАЗ-4911 Extreme».

Эдуард родился в городе Набережные Челны, где находится . Свой путь в большой спорт он, как и многие автогонщики, начинал с картинга, которым он увлёкся ещё в детстве с подачи отца Валентина - шестикратного чемпиона России по багги .

«Когда я был мальчишкой, хотел попасть в команду «КАМАЗ-мастер». Отец часто меня брал на свои тренировки и соревнования. В то время, кстати, баггисты и камазисты входили в одну команду. Помогать отцу я тогда не мог в силу возраста, но наблюдал, фотографировал. В 17 лет мечта попасть в команду осуществилась. Я тогда учился заочно в институте, параллельно работал, набирался опыта – по началу был простым механиком, обслуживал автомобили, затем стал экипажным механиком, который сидит в кабине, а теперь вот пилот», - рассказывает Эдуард. Сейчас отец ездит вместе с ним на 35-тонной машине в составе технического сопровождения экипажа команды, которое возит запчасти.

Эдуард Николаев скромный спортсмен. Во время вопроса как он все-таки попал в команду, тактично и смущенно увел разговор в другую тему. Отметим, что его в нее пригласил руководивший в то время командой после того, как Эдуард победил на одном из всероссийских чемпионатов по картингу.

По словам Николаева, в течение года его команда часто ездит, много времени проводит на соревнованиях. «Между ними нет больших пауз, мы почти всегда за рулем. Тренировки проводим в Астраханской области, в Африке в Морокко, в Казахстане в песках», - рассказывает он.

Участок гонки «Шелкового пути» от Астрахани до Волгограда ему понравился. «В Астрахани нас встретили степные ухабы, ямы, пески. В Волгограде нас поджидали необычные, сложные песчаные дюны, степные «прямики», где мы ехали на максимальной скорости», - делится впечатлениями Эдуард. Кстати, его машина за 16 секунд может разогнаться до 100 км/ч. В целом она способна ехать со скоростью 180 км/ч.

Маршрут до Волгограда был сложен и опасен, вспоминает Эдуард. «Одна из команд-конкуренток потеряла два грузовика и даже снялась с ралли. Мы были осторожны, т.к. местность была подтоплена дождями. Тяжелым грузовиком трудно управлять на скользкой дороге», - рассказывает он.

Эдуард отмечает, что на этом этапе соревнования критических поломок машин не происходило. «Из-за них можно серьезно отстать от конкурентов. К примеру, замена колеса занимает от семи до 12 минут. Весит оно 150 килограмм», - поясняет он. Меняют его трое человек. Для этого экипаж с собой возит ключи, домкраты, отвертки и т.п. Чинит машину даже пилот, а вот команда, которая возит запчасти не имеет права помогать экипажу и вообще едет по другой трасе.

Покупка запчастей ложится, как правило, на командный бюджет. «Автомобильный спорт очень дорогой. Одно колесо стоит тысячу евро (в переводе на ниши деньги - 73580 рублей). За гонку каждый из наших шести грузовиков израсходует 22 колеса (итого примерно 9,7 миллиона рублей). Остальные запчасти еще дороже», - приводит пример Эдуард.

По его словам, вне соревнований участники команды работают инженерами и конструкторами на заводе.

«Гонки для нас просто хобби»

Участвует в «Шелковом пути» и российская команда G-Energy. Пилот , мастер спорта международного класса, победитель и призер зимних трековых гонок в классе N-1600 буквально только что приехал из Испании, где одержал победу на седьмом этапе Кубка мира по ралли-рейдам «Баха Арагон» в Испании. В классификации кубка он сейчас на второй позиции.

Владимир из-за этого стартовал на «Шелковом пути» самым последним, но уже показывает хороший результат. Ездит он на внедорожнике.Любовь к автомобилям у него зародилась еще в девстве. «Мечтал стать водителем. Когда подрос, сел за руль трактора, я же деревенский житель, родился в Тверской области», - вспоминает он. В большой спорт Владимир попал, по его словам, в 2011 году. «Захотелось адреналина получить, выпустить пар. Работа никогда не была связана с гонками и сейчас тоже. Сначала просто взял спортивную машину в аренду попробовать, и понравилось, затянуло. Раньше, до гонок, я думал, что хорошо умею управлять авто, не понимал, какая разница между обычным и гоночным авто. Сейчас знаю, что это абсолютно разные вещи. Спортивная машина требует совсем других принципов управления, плюс, она быстрее, реще. Сидя в ней, по-другому нажимаешь газ, поворачиваешь, тормозишь», - объясняет Эдуард. По его словам, гонки для него хобби, а не работа. «Шелковый путь» для меня соревнование ради удовольствия. Я не профессиональный гонщик. Беру отпуска, чтобы поучаствовать в ралли», - с улыбкой поясняет он. Отметим, что на «Шелковом пути» он в 2016 году занял третье место. Владимир часто ездит на соревнования с семьей. В этот раз с ним сын, супруга, трое дочерей. Они его поддерживают. Сын мечтает стать гонщиком, как папа.

Помимо семьи у него довольная внушительная команда – восемь механиков и штурман. С гоночным авто в соревнование отправились 35-тонный грузовик с прицепом и автодом.

По словам Владимира, гонки - большое напряжение для спортсмена. «Условия тяжелые, кондиционеров как в гражданских авто нет, есть только шланг на потолке, из которого в лицо дет небольшой поток воздуха. Если на улице жара +40 градусов, то в машине она составляет +60... +70. Четыре часа в салоне как в сауне», - поясняет он.

Пилот также рассказал, что на «Шелковом пути» команды ориентируются по дорожной книге и GPS от организаторов гонок. Пилот и штурман видят на карте точку, но новигатор им не прокладывает путь, они сами его ищут. Раз, и экипаж занесло на путь с крупной ямой, трамплином и другими препятствиями.

В дорожной книге для пилота и штурмана есть пометки в духе «на этом участке дороги опасность достигает третьего уровня», это максимальный, а минимальный – первый. На таком участке нельзя нестись на полном ходу, нужно притормозить, аккуратно проехать, иначе перевернешься, разобьешь машину.

Владимир также отмечает, что после соревнований машин полностью разбираются командами и снова собираются.

Бак на 500 литров бензина

Еще одна российская команда на «Шелковом пути» - G-Force Motorsport. От нее на соревнование вышел пилот на автомобиле G-Force Барс отечественного производства. Команда участвует в этом ралли уже пятый раз. «Мы любители, но сражаемся с профессионалами», - рассказывает Рудской.

«КАМАЗ-мастер», к примеру, заводская команда, а мы нет». Автомобиль у него собственного производства. Зарубежный аналог этой машины стоит от 600 000 евро до миллиона. Но G-Force Барс в разы дешевле них. Внутри него приборная панель с четырьмя спутниками и экраном, на котором отображаются все данные и параметры об авто: температура двигателя и коробки передач, топлива, давление масла и гидроусилителя руля и т.п.

«Видим даже, с каким давлением у нас накачено колесо. В дороге следим по устройствам, нагревается ли какое-либо колесо или разбортировалось ли оно», - поясняет он. Все это очень важно. Экипаж знает, за что отвечает каждая из множества кнопок в салоне. «Следим за температурой топлива. Нормальной считается +40... +50 градусов. При больших значениях бензин «закипает», т.е. пузырится. Кислородные пузырьки мешают работать системе топливоснабжения», - рассказывает он.

Отметим, что сидение в салоне для пилота делалось специально для него на основе его параметров.

Бак машины рассчитан на 500 литров топлива, этого объема хватает на 600-700 километров. Запас топлива у нее- до 50 литров по бокам борта. «Раньше использовали авиационное топливо, а сейчас - бензин Аи-100», - рассказывает Андрей. Последний, кстати, появился в России совсем недавно. Главное его отличие от других видов горючего – это высокое октановое число.

С трассой Астрахань – Волгоград, машина Андрея справилась, но без поломок не обошлось. «После удачного старта у нас отвалилось заднее левое колесо, т.к. ехали очень динамично, подлетели и приземлились на него. Сперва датчики показали, что оно разбортировалось. Мы остановились, поменяли его, проехали километра два-три и поняли, что колесо не едет как надо – оно просто оторвано. Восстановили работоспособность автомобиля и поехали. Пришлось обгонять безумное количество машин», - отметил пилот. По его словам, на ремонт колеса ушло почти два часа.

«Трасса быстрая. В начале казалась не сильно тяжелой. Очень коварным был кусок в 100 километрах от финиша – поля залитые дождями. При высокой скорости авто сильно скользит на таком участке», - отметил Андрей. Встретили команду и крупные земляные бугры. «Сегодня на одном из них перевернулся один экипаж. Очень коварные условия — медленно ехать невозможно, потому что застрянешь, а быстрая езда грозит переворотом. Кроме того, грузовики оставляют после себя колеи выше колена, по котором трудно ехать», - поясняет он.