Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Красное подполье на Урале. Мифы и правда о большевике Антоне Валеке

Летом 1918 года части Чехословацкого корпуса почти без боя взяли столицу Урала, оставленную большевиками. Однако уже через несколько месяцев в городе было организовано красное подполье. О событиях той поры мы побеседовали с научным сотрудником Музея истории Екатеринбурга Евгением Бурденковым.

Красное подполье на Урале. Мифы и правда о большевике Антоне Валеке
Фото: АиФ УралАиФ Урал

На пустом месте

Видео дня

, «АиФ-Урал»: Для чего Антон Валек прибыл в Екатеринбург?

Евгений Бурденков: Валек выполнял спецзадание Уралобкома. Собственно, конспиративная работа была для большевиков обычным делом. До революции все они находились на нелегальном положении, у многих был опыт подполья по 10-15 лет. Но после 25 июля 1918 года, когда в город вошли чехи, режим стал значительно жёстче, чем в царское время. Столица Урала была на военном положении: комендантский час, постоянная проверка документов, патрули на улицах. Сложность состояла ещё и в том, что Валек не был уроженцем Екатеринбурга, никого здесь не знал, был под постоянным подозрением, появляться в городе ему было очень опасно. Фактически он создавал подполье на пустом месте, до него существовали лишь разрозненные группы большевиков.

- Чем занимались подпольщики?

- Теоретически – собирали разведданные о войсках противника: численность, дислокация, вооружение и так далее. В царское время комитет большевиков занимался по преимуществу агитацией. Однако перед Валеком явно стояла другая, конкретная задача. Он, по сути, действовал в тылу врага, должен был добывать секретные сведения, заниматься разведкой. То есть смысл работы совершенно поменялся.

- Но он же восстановил комитет РКП(б)?

- Да, и это вызывает некоторое недоумение. Зачем в городе, находящемся на военном положении, комитет? Какой в этом смысл? Вы либо агитируете, разбрасываете листовки, либо собираете разведданные. При чём здесь партийная принадлежность? Вам нужны информаторы, а когда вы занимаетесь пропагандой – вы «палитесь», вас могут схватить, арестовать. Думаю, что организация комитета – это литературный миф. Позднейшие историки плохо понимали, что такое Гражданская война. Был заказ на создание художественных произведений, определённые клише. Авторам казалось, что если большевик приезжает в захваченный белыми город, то он тут же начинает создавать комитет. Делать ему больше нечего...

«Железные» люди

- Состав и численность группы известны? Входили ли в неё женщины?

- Вот это как раз вызывает много вопросов. Вполне вероятно, что не все расстрелянные в апреле 1919 года были задействованы в группе. Судя по всему, в ней не было жёсткой структуры. Возможно, контрразведчики белых «перестарались», когда допрашивали людей, и в организацию попало много «лишних». Достоверно известно, что в команду Валека входили две женщины: опытная подпольщица с 14-летним стажем Мария Авейде, она хорошо знала Екатеринбург, и Лиза Коковина. Брат последней также состоял в подполье. Остальные женщины могли в группу не входить.

- Например?

- Три девушки – Валентина Попова, Таня Чирухина и Римма Полежаева, которых причисляют к группе Валека, – в июне 1919 года помогли бежать нескольким заключённым (передали им в хлебе пилочки), позднее они были казнены. Но на самом деле девушки спасали своих братьев, и, очень похоже, были просто сочувствующими. Впрочем, у Риммы не было в тюрьме никого... Считается, что Полежаеву после прихода красных похоронили на площади Уральских коммунаров, но была ли она комсомолкой – никто не знает.

В позднейших «версиях» в списке группы оказался . Вроде как он работал при штабе армии, действовал в районе Мельковки (железнодорожный вокзал), там же появилась улица его имени. На 40 лет ВЛКСМ в Свердловске произошло массовое переименование улиц, связанное с теми, кто погиб в 1919 году от рук белогвардейцев. Тогда к команде Валека причислили , (хранил арсенал группы), Соню Морозову. Неизвестно, были ли они участниками подполья, но советские историки связали их воедино. Хотя Вениамин Тверитин, расстрелянный ещё в июле 1918-го, туда входить точно не мог.

- И всё же – сколько их было?

- Если отталкиваться от количества казнённых в апреле 1919 года, то это две группы – по 6 и 8 человек, то есть всего 14. На «разветвлённую сеть», как видим, не похоже. Вообще, эффективность подполья – момент спорный и также относится к разряду мифов. Мы не знаем, какие сведения Валек переправлял в центр. Возможно, попытка создать сеть была, однако больших результатов они не добились в силу малого времени (всего три месяца работы). Но ведь не могли же советские историки написать, что, дескать, у большевиков ничего не вышло.

Из разных источников известно, что Валек организовал побег уральского большевика . Того отправляли в Сибирь в «эшелоне смерти», но подпольщики помогли ему выйти за оцепление и скрыться. Есть также информация, что Валеку якобы удалось создать «боевые пятёрки», которые не знали друг друга. В каждой был связной. Но эта история слишком похожа на традиции 1905 года и лично у меня вызывает большие сомнения.

- Как было раскрыто подполье?

- В литературе это описано как предательство одного из членов группы – Семёна Логинова, но и это очередной миф. Скорее всего, Логинова просто обманул умелый провокатор. После провала челябинского подполья контрразведке белых стали известны местные пароли и явки. Некто поручик Иванов явился к Логинову, представился ему членом челябинской группы, и тот «клюнул»: назвал несколько имён и адресов и, по легенде, даже сам препроводил военных прямо к дому Валека. То есть, по всем данным, Логинов не предатель, а жертва провокации. Он выглядит как человек, с которого начали раскручивать всю цепочку.

Нам неизвестно, кто и что говорил на допросах. Но институт пыток несомненно существовал, результаты побоев скрывать не было надобности, а среди подпольщиков были женщины. В таких случаях лишь один из ста отказывается говорить. Впрочем, есть известное фото: Антон Валек и его команда перед расстрелом. Следов насилия мы не видим. Со снимка на нас смотрят уверенные в себе мужчины и женщины. Либо пыток не было, либо это были поистине «железные» люди.

Герои или жертвы?

- Какие адреса в Екатеринбурге связывают с подпольщиками?

- Именем Валека была названа бывшая Большая Съезжая улица, на которой располагалась конспиративная квартира. Когда-то там была памятная доска, но здание на ул. Антона Валека, 12 снесли, теперь там многоэтажный жилой дом. Известно также, что арестантов разводили по разным тюрьмам. Считается, что в угловом доме на пересечении Ленина и Московской велись следственные действия (дом не сохранился). Была тюрьма на площади Обороны (здание вошло в комплекс больницы), а непосредственно на территории Верх-Исетского завода «работал» поручик Ермохин, выбивавший из подпольщиков показания. Именно с ним связывают истязания и пытки, но это, скорее, литературная традиция. Полагаю, что в роли палача его сильно «переоценили».

- Правда, что группу Валека зарубили шашками пьяные казаки, а его самого перед смертью заставили смотреть на гибель товарищей?

- Ну это тоже миф, одно из «устных преданий», красивая легенда, которая никак не отражена в документах. Что там произошло – на Васькиной горке в районе Верх-Исетского завода, где всех их казнили, - мы не знаем. Но в любом случае Антон Валек – это бесспорно знаковая фигура в Гражданской войне. В 1919 году он организовал подпольные организации по всему Уралу и Сибири. Валек приехал в незнакомый город, под другой фамилией, первое время ему вообще не с кем было общаться. То, что его именем назвали улицу, что ему установили памятную доску, что о нём до сих пор выходят статьи – всё это вполне заслуженно. Но фигура Валека заслонила для нас других членов подполья. Сегодня мы фактически не знаем, кто такие Брод, Дукельский, Вожаков...

К слову, в 20-е годы прошлого века в Екатеринбурге работал Уралистпарт (подобные организации были во всех регионах). Научные сотрудники собирали воспоминания участников революции и Гражданской войны. Какой-нибудь красноармеец, многое повидавший и зачастую далёкий от идеологии, делился пережитым. Эти рассказы, записанные сразу после войны, было бы интересно почитать. Полагаю, что люди были откровенны. Архив сохранился, но, думаю, документы там сильно подчищены. А многие из авторов стали позднее «врагами народа».

- Антон Валек и его товарищи для вас герои?

- Я бы отказался от понятия «герой» применительно к событиям того времени. Если мы находимся внутри большевистского мифа, то они несомненно герои. Но, думаю, прав уральский историк Александр Кручинин, который сказал: в Гражданской войне героев не бывает. В ней все жертвы. Ни в коем случае не утверждаю, что всё, что написано в советское время на эту тему, – враньё. Но тема «Красного Екатеринбурга» дискредитировалась на протяжении семидесяти лет, её нужно вскрывать и писать обычные человеческие биографии – Валека, Малышева, Хохрякова, Вайнера и других участников тех событий. При отсутствии документов делать это очень тяжело, почти невозможно, но делать это надо.