Ещё

Павел Кулижников: После операции у меня сезон хороший получается. Вот такая примета 

Фото: Российский стадион
Три года подряд самый талантливый спринтер страны Павел Кулижников заставлял своих поклонников переживать. В этом году — из-за недопуска на Олимпиаду, в прошлом — из-за травм, а в 2016-м — из-за мельдониевых обвинений. Но теперь, хочется верить, все худшее в карьере 24-летнего спортсмена — позади.
— Как ваши дела? — Все хорошо, недавно были на сборах в Сочи. Покрутили велосипед. А теперь уже в Коломне. Впереди первый ледовый сбор.
— Объемы в Сочи серьезные накатали? — Да я бы не сказал. Я же после операции тяжеловато по горкам было. И пульс скакал заметно.
— Правильно понимаю, что у каждого конькобежца есть свой хороший велосипед? — Конечно! У всех велосипеды профессиональные. И разбираемся мы в этом виде спорта неплохо. Частенько смотрим всей командой «Тур де Франс». Интересно! Следишь за кем-то, наблюдаешь за атаками, смотришь, кто как едет. Когда сам понимаешь, насколько все это тяжело, воспринимаешь совсем по-другому.
— Хотели бы заехать на условный Альп-д'Юэз, чтобы еще больше прочувствовать всю прелесть «Тур де Франс»? — В принципе, я не особо силен на длинные дистанции или подъемы. Вот ускориться мощно — это для меня. На 10-30 секунд показатели такие, что никто в сборной повторить не может. При этом в последнее время я похудел на 5 кг. Убрал лишний жирок. Но с весом 88 кг показал такую же мощность, что была при 93 кг. Это прикольно.
— А какая мощность? — 1700 Вт. С удержанием.
— Ничего себе! — Да я слышал ребятки и под 2000 делают. Хотя тренажеры разные, это влияет. Кто-то говорил, что Мишель Мюлдер дал 2400 Вт. Да какие 2400? Он весит 70 кг! Тренажеры просто разные. Профессионалы-велогонщики таких результатов не показывают. У Дениса Дмитриева, нашего призера Олимпийских игр, столько нет, а тут 70-килограммовый конькобежец. Ну-ну.
— Скорость какую максимальную развивали? — 100 км/ч ехали. В Инцелле, с горки. Это не сложно. Кто-то говорил, что Ваня Скобрев там до 110 разгонялся. Можно было бы попробовать, но страшно.
— Руль уже после 60 км/ч трясти начинает. — А в Сочи едешь, вроде бы ничего не делаешь, бах — 70 км/ч. С горки чуть усилие приложишь — уже 90. Но это не так уж и быстро.
РЕШИЛСЯ НА ОПЕРАЦИЮ, КОГДА УЖЕ НА НОГУ ВСТАТЬ НЕ МОГ — Вы упомянули операцию. Как идет восстановление? — Когда приехали в Сочи я, наверное, немного перегрузился. Начало сводить сзади, какое-то время не мог толком тренироваться. Уже расстроился. А потом накупил противовоспалительных таблеток, отдохнул — и все как-то пошло. Сейчас делаю полную нагрузку без каких-либо вопросов. Прошла неделя — и чувствую себя идеально. Завтра начинается ледовый сбор, у меня полная готовность.
— Соскучились по льду? — Офигеть как соскучился! Первый ледовый сбор пропустил, был просто в шоке. Но сам виноват. Раньше надо было делать операцию на этом мениске. А я все терпел-терпел. Только когда дошло до того, что встать на ногу не мог, решился.
— У меня ощущение, что у вас чуть ли не каждое лето операция. То плечо, то мениск. — Сейчас вроде бы вообще все нормально. Меня заверили, что у людей бывало гораздо хуже — и выходили, показывали результат. Кстати, после операции у меня сезон хороший получается. Через сезон их делаю. Вот такая примета.
ПРИ КРАВЦОВЕ МЕНЯ ВСЕ УСТРАИВАЕТ
— Одна из главных новостей межсезонья — Алексей Кравцов остался на посту президенту Союза конькобежцев России (СКР). Большинство спортсменов рады, вы тоже. Можете объяснить? — Этот человек давно варится в нашей кухне, он все знает и понимает. Многие люди, я имею в виду персонал, зависимы от него. Он многим там помогает. А так бы все поменялось. Мы сами тоже хорошо знакомы, Кравцов поддерживает нас. А что было бы при новом президенте, я не знаю. Сейчас же меня все устраивает.
— После Олимпийских игр многие федерации испытывают проблемы с финансированием. У вашей спринтерской группы по части подготовки полный карт-бланш? — В этом смысле не все так стабильно. У нас отменились какие-то сборы, сейчас почти все время готовимся в России. Но я понимаю эту ситуацию. Ничего сверхстрашного нет. Зарплату платят. Да, в целом определенные ограничения есть, но что делать?
НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ, КАК ХОЧЕТСЯ ВЫЙТИ НА СТАРТ
— По льду вы соскучились. По соревнованиям еще больше? — Конечно! Не представляете, как хочется выйти на старт. Посмотрим, конечно, как колено будет. Да и сезон постолимпийский, сверхскоростей быть не должно. Но если все будет нормально, я хочу бежать по максимуму. Голова в порядке, уже все отошли и позабыли прошлый сезон.
— Вы и во время Олимпиады говорили, что спокойно смотрите на все происходящее, потому что были давно готовы к такому повороту. А кто из вашего окружения больше всего переживал за эти недопуски? — Да все уже были готовы. Переживали, думаю, только из-за меня. Чтобы у меня ничего на этом фоне не поехало. Но в общении со мной все видели, что ничего страшного нет. Если никак не исправить эту ситуацию, что сделаешь? А если ничего не сделаешь, зачем волноваться?
— Но на новых олимпийских чемпионов будете выходить с особым настроем? — Даже не знаю. Расскажу, когда выйду. Пока же все спокойно. Ну а что — я раньше с ними вставал и обыгрывал. Что изменилось? И в своем первом сезоне в Кубке мира я выигрывал у олимпийских чемпионов Сочи. Мне было без разницы. И бояться кого-то, из-за того, что у них появились какие-то титулы, я точно не буду. Это абсурд.
— Этап Кубка мира в Японии пройдет на открытом катке. Это интересно? — Ха! Я последний раз бегал на открытом в 2012 году. Посмотрим, что получится, какая будет погода. Может быть как очень плохо, так и классно. Проверим.
— С сезона 2020-21 в календаре останется один только чемпионат мира. Спринтерский и многоборский, которые сейчас проводятся, уберут. Как к этому относитесь? — С одной стороны победа будет более ценной. А с другой — больше чемпионатов, больше призовых. В общем, как хотят, так пусть и делают. Мне без разницы. Пусть лучше поработают над тем, чтобы дорожки на стартах чередовались. А то бывало, что я весь сезон бегал по одной и той же, притом невыгодной. Ну, как так? И с судьями пускай разберутся. Я сбил фишку — меня дисквалифицировали. Потом бежит Кьелд Нейз — тоже сбивает. Только в еще более наглом месте — внутреннюю в середине поворота. Ничего! Потом немецкий конькобежец выложил видеоповтор, где все четко видно. Но судьи сказали, что уже поздно. И это спринтерский чемпионат мира!
— А что делать с дорожками? Условия-то должны быть равными. — Мы три года подряд всем миром пишем петиции. Но ответной реакции никакой. В этом году тоже, наверное, будет писать. Раньше Мика Поутала все организовывал, но он уже закончил карьеру.
— Возьмите инициативу в свои руки. — В этом плане я безынициативный. Нет так нет. Просить не люблю.
— Финал Кубка мира в предстоящем сезоне будет на высокогорье — в Солт-Лейк-Сити. Хороший для вас город — Вот у меня обычно такая штука, что к концу сезона я разбегиваюсь — и меня прет. Если не будет травм, не будет мучить пах, думаю, можно будет сделать там что-то интересное и веселое для России.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео