Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Тырышкина: в «Генгаме» меня называют петрушкой

Российская футболистка Екатерина Тырышкина выступает сейчас за «Генгам». В эксклюзивном интервью News.ru 22-летний полузащитник рассказала о своей жизни во Франции, непростой ситуации, случившейся в «Брешии», а также о том, кто поддержал её в трудный момент.

Тырышкина: в «Генгаме» меня называют петрушкой
Фото: News.ruNews.ru

Франция и «Генгам»

Видео дня

— Екатерина, последние два года вы играете во Франции. Уже полностью освоились в стране?

— Во Франции я год, но играю уже второй сезон. Не могу сказать, что полностью освоилась, потому что всегда попадаю в какие-то смешные истории. Недавно отключили свет в квартире на три дня, так как я неправильно оформила документы (смеётся). Могу что-то неправильно понять или перепутать. Например, приехать к клубному доктору не в тот день или вообще не к тому специалисту. Всякие бытовые моменты.

— Что из себя представляет «Генгам»? Какие у него амбиции?

— «Генгам» — это академия. Здесь команды всех возрастов — мужские и женские. Они выступают в элите французского чемпионата.

— Как вас приняли в команде? С кем больше всего проводите времени?

— Знаете такое выражение «свой в доску»? Вот это про меня (смеётся). Кстати, знаете как меня называют в команде? Петрушка (смеётся). Я даже не знаю, как это всё началось, но девочки в команде сказали, что это такое русское имя. Когда я им сказала, что это некий сорт приправы, они рассмеялись ещё больше. Вот так я стала петрушкой или Екатериной Петрушкиной.

— В «Генгаме» вы отвечаете за атмосферу в команде?

— Здесь хороший коллектив, любят пошутить, так что мне особо ничего делать не надо. Достаточно просто начать говорить по-французски. Это не самое приятное, что вы можете услышать (смеётся). А так, конечно, есть свои клубные шуточки. Например, они любят говорить, что я ничего не понимаю, потому что часто переспрашиваю: план на неделю или какие-то мероприятия. Но я на это не обижаюсь, всегда отвечаю, что иногда всё не так плохо, как им кажется (смеётся).

— Финляндия, Италия и теперь Франция. Неплохо помотало за последние годы. Согласитесь?

— В каждой стране были свои плюсы. Например, в Финляндии я выучила английский. В Италии — итальянский, но с французским пока не особо блещу, хотя пора бы начать (смеётся).

Итальянская «мумия»

— Почему не получается остаться в командах больше, чем на один сезон?

— В Финляндию я поехала, чтобы посмотреть, как это играть в другой стране. Плюс не говорила по-английски, нужно было время, чтобы выучить язык. Потом поняла, что прогрессирую и мое нахождение в другой стране меня не пугает — приняла решение поехать в чемпионат уровнем выше. Уехала в Германию, уже была готова подписать контракт, но в этот момент получила предложение из итальянской «Брешии» и, наверное, приняла не самое правильное решение в своей карьере. Сейчас, конечно, я смеюсь, но тогда было действительно несмешно, потому что я являлась игроком сборной и это было перед Евро-2017. Подумала, что в «Брешии» я буду играть в составе, потому что чемпионат слабее, чем немецкий и я не могла дать гарантий, что всегда буду играть в Бундеслиге.

Когда приехала в Италию, убедилась, что уровень моей игры был выше, чем многих игроков этой команды. «Брешия» была лучшей командой страны, в ней был национальный костяк. Затем началось самое смешное: у нас возникли проблемы с документами, мы не могли сделать визу, а без неё меня не могли заявить и затянулось это всё на пять месяцев. Каждый раз при моей попытки бегства, клуб просил подождать, потому что было много финансовых потерь, они действительно хотели видеть меня в команде. Было сложно, потому что я была как «мумия». Ты вроде есть, но не можешь конкурировать с остальными, выходить на поле — у тебя просто нет для этого возможности из-за отсутствия нужных бумаг.

Я ждала какого-то ответа от спортивного директора, но, когда он в очередной раз сказал, что мои документы не готовы — для этого даже приехал на тренировку, — я не стала её заканчивать и ушла переодеваться в раздевалку, а затем просто уехала домой. На каждое занятие в клубе приходила как на последнее. Спустя почти полгода дали «зелёный свет», но мне мало выделяли игрового времени. Во время разговоров с тренером я так и не получала адекватного ответа, не могли объяснить, почему я сижу на скамейке, а не выхожу на поле. За три месяца до окончания чемпионата поняла, что турнир закончился, так и не начавшись (смеётся).

— Так какая самая большая ваша ошибка во всей этой истории?

— То, что все пять месяцев работала наравне со всеми, не замечала главных бытовых моментов, которые стали проявляться, когда я стала основной частью команды. Таким образом, жизнь мне показала, что иногда футбол не так справедлив, как я думала. Хорошая работоспособность и трудолюбие иногда вообще не играет роли в твоей карьере. Думаю, у вас больше нет вопросов, почему я не задержалась в Италии больше, чем на год (смеётся)?

После Италии я поехала в среднюю команду Франции, но здесь один из лучших чемпионатов в Европе. В «Родезе» сыграла один сезон, нужно было себя проявить после итальянского провала, потому что психологически и морально было сложно. Затем у меня появилось несколько заманчивых предложений от ряда местных команд, но в итоге остановила свой выбор на «Генгаме». Самое главное, что я знаю, чего хочу, но иногда не только мы одни решаем, как быстро прийти к своей цели. Иногда нужно упасть или споткнуться, самое главное — идти и вознаграждение обязательно будет.

— Что уберегло от побега из Италии? Пять месяцев ожиданий — это мучительно долго.

— Слушайте, это реально сложно объяснить. Кто-то может сказать, что я ненормальная. «Зачем она там сидела, чего она ждала?» Я приехала в сентябре, чемпионат уже начался. Проходит месяц, и я спрашиваю, что там с моей заявкой. На что мне говорят: надо еще подождать немного, мол, это не клуба вина и их просто неправильно проинформировали обо всем. Наступил ноябрь, и куда ты уедешь? Где-то чемпионаты начались, где-то закончились… Снова менять команду: если срываться, то пришлось бы сидеть и ждать заявочного окна. Дергаться я не стала, менять шило на мыло не хотелось, но и плюс — все относились ко мне уважительно, понимали, что ситуация не самая приятная.

— Общаетесь ли еще с тем человеком, который вас отправил в «Брешию»?

— Как понять «отправил»? Я разве похожа на посылку (смеётся)? Это был мой первый агент. Когда я начала играть в Финляндии, много скандинавских клубов стали связываться, в том числе агенты. Но мы закончили наше сотрудничество после Италии и сейчас у меня другой представитель, который фактически стал мне другом. Могу позвонить ему вечером и сказать: «Слушай, посмотри момент на 56-й минуте. Чего-то меня „замкнуло“. Наверное, нужно было сыграть проще», на следующий день он мне перезвонит и скажет своё мнение. Это очень здорово, когда с тобой люди, которые одержимы одной идеей. Особенно если вы делаете одно дело.

— Вынесли что-то положительное из поездки в Италию?

— Конечно. Я не жалею вообще ни о чем. Знаете, говорят, что друзья познаются в беде? Это время как раз и показало, кто готов быть со мной в не самый благополучный период моей карьеры. К счастью, мой лучший друг был всегда рядом. Всегда говорил, чтобы я работала и не опускала рук, когда меня уже с головой накрывало, он всегда приезжал ко мне. На тот момент это было самым лучшим отдыхом, когда я могла обнять близкого человека. Я доверяю ему как себе, разве это нельзя назвать плюсом? Не думаю, что каждый может сказать, что имеет человека, которому доверяет как себе. Посмотрела всю Италию, встретила много друзей, выучила язык. Иногда в жизни надо сделать шаг назад — это для разбега.

— «Брешия» выполнила перед вами все обязательства? Платили в тот момент, когда вы не выходили на поле?

— Да. Я же вам говорю, ко мне все относились очень хорошо. Никаких проблем вообще не было: мне платили зарплату, снимали квартиру. У меня было всё как у всех, но не было самого главного — футбола. Конечно, иных мыслей, кроме как когда я начну играть, в моей голове тогда не было.

Жизнь в Европе

— Сильно ли поменялась у вас жизнь после отъезда из России?

— В плане футбольной жизни — нет, потому что футбол для всех один: тренировка, дом, игры. На всё это уходит большая часть времени, а если говорить в целом, то, конечно, многое переосмысливаешь и стиль жизни становится иным.

— Не было ли предложений вернуться в Россию? В ЦСКА или в «Звезду», например.

— Не помню такого, но сейчас я задумалась об этом и думаю, что это действительно странно (смеётся).

— Что нового и интересного для себя подчерпнули? Быстро ли удавалось осваиваться в новой для себя обстановке?

— Новое и интересное? Сложно сказать, но, естественно, это не тот случай, когда ты просто решил сменить страну. Я знаю, куда еду, чем буду заниматься и где жить. Клуб тебе даёт всё. Тебя встретят, отвезут, всё покажут, остальное только дело времени — как быстро ты будешь вливаться в местную среду. Наверное, в этом и есть смысл нового и интересного. Иногда, когда делаю что-то не так, мои одноклубники смеются надо мной, но я отшучиваюсь, просто говорю, что я турист и надо мной смеяться нельзя.

— Карьера в Европе благоприятствует путешествиям, узнаванию мира. В каких-то странах ещё удалось побывать?

— У меня есть мечта посетить Лондон и Нью-Йорк зимой. Не знаю, конечно, когда это случится и произойдёт ли вообще, но не перестаю верить. Я была уже, наверное, во всей Европе. Ну, за исключением ряда стран.

— Есть ощущение, что после переезда сначала в Италию, а затем во Францию, вы пропали из поля зрения тренерского штаба сборной России. Так ли это?

— На мой взгляд, это не связанно с переездом. Да и как понять — «пропала»? Я же не в космос улетела, а пропасть из поля зрения можно и в России (смеётся). И вообще XXI век, у меня есть агент, клуб, на крайний случай, интернет. Можно найти любую информацию о игроке, начиная с того, какой у меня вес и рост на данный момент. Не я первая, не я последняя, кто сталкивался с таким в карьере. Я «переболела» этим, но даже если бы у меня была возможность все изменить, бы приняла точно такие же решения, что и раньше. Футбол — это не только то, как ты работаешь с мячом, это твоя голова. Ты можешь быть великим с мячом, но бесхарактерной амебой в голове. Как вы думаете, что будет важнее в матче, где решаются определённые задачи? Конечно, тот, у кого есть характер, кто сожрёт вас вместе с мячом и ему будет абсолютно всё равно, как вы владеете им.

— Насколько развит во Франции женский футбол? Сильно ли этот вид спорта популярен?

— Здесь вообще не различают женский или мужской футбол. В детских секциях девочки и мальчики работают вместе и этому никто не удивляется. Это нормально, часть развития детского футбола.

— Слышал, что в Италии мало профессиональных команд, многим приходится ещё где-то работать, чтобы прокормить себя. Во Франции всё иначе?

— Это во всей Европе так. Половина команд не являются профессиональными, но даже и в профессиональных командах есть те, у кого нет контракта. Они работают на основных работах, а потом приходят на тренировку. Ничего необычного. Перед чемпионатом президент объявляет бонусную систему. Если она есть в твоей команде, то уже относится ко всем игрокам. Некая денежная мотивация, которая особенно актуальная для тех, у кого нет контактов с клубом.

— Вы, кстати, были первым российским легионером в чемпионате Италии. Это приятно?

— А в чемпионате Франции (смеётся)? Не знаю, не думала об этом. Не ожидала, что это вообще кто-то вспомнит (смеётся).

— По укладу жизни вам ближе французы или итальянцы?

— На мой взгляд, невозможно сравнить, потому что менталитет разный. Но по итальянской пицце я скучаю.

— «Лион» и «ПСЖ» в последнее время были лидерами чемпионата Франции. С ними тяжело конкурировать?

— О чём вы говорите? «Лион» три года подряд выигрывает Лигу чемпионов. Как можно конкурировать с командой, где зарплата одного игрока — как весь годовой бюджет моей команды? Там могут купить абсолютно любую футболистку. Например, в 2016 году они взяли (игрок сборной США, чемпионка мира и победительница Олимпиады-2012 — ред. News.ru). Тут даже комментарии будут лишними.

— Есть ли желание в ближайшем будущем оказаться в «Лионе», например? Как считаете, есть ли у вас всё для того, чтобы оказаться в одном из лучших клубов мира?

— Знаете, за всё моё время в футболе я видела многое, сталкивалась и наблюдала множество ситуаций в карьере действительно хороших игроков. Иногда смотришь матч и думаешь «Ого, а по какой причине она играет в основном составе, ведь она на голову слабее остальных?» А иногда случаются ситуации наоборот — в среднем клубе выступает действительно неплохая спортсменка. Футбол — это такой спорт, что даже не знаешь, что с тобой будет через сезон. Я не сомневаюсь, что у меня есть всё, чтобы добиться в жизни нового. Если не «Лион», то обязательно другой большой клуб. Хотя лучше меньше слов и больше дела, но я искренне надеюсь, что положительный результат будет на моей стороне.

Денежный вопрос

— На что хватает месячной зарплаты? Понятно, что автомобиль не купить, но что можете себе позволить?

— Почему часто задаваемый вопрос к футболистам — это про деньги? Почему ни один журналист не сказал какая у него зарплата? Мне было бы интересно узнать, сколько вы зарабатываете (смеётся). С зарплатой у меня все нормально, кушаю хорошо, одеваюсь вроде тоже неплохо.

— Журналисты, увы, получают многим меньше футболистов. Но назовите хотя бы примерную сумму. 2 3 тысячи евро или больше?

— Как вас интересует этот вопрос, однако. А можно выбрать вариант «или меньше»? (смеётся)

— Сколько в среднем зарабатывают девчонки в России? как-то говорила, что ей в «Чертаново» платили 100 тысяч рублей в месяц.

— Если честно, то я не знаю. Даже не могу предположить.

— Та же Карпова часто говорила, что ей скучно и большую часть времени она просто проводит дома. У вас такая же ситуация?

— Скучно? Сложно сказать. Конечно, ты не у себя дома, где можешь выйти с друзьями или семьей, сходить к соседям поболтать или просто заняться какими-то домашними делами. Слушайте, но я всё равно выхожу в свет.

— В «Кубаночке» у вас были скромные условия, так?

— В «Кубаночке» мне вообще было неинтересно, какие у меня условия. Самое главное, была команда, мяч и поле. Мне этот клуб дал очень много, в том числе и первый профессиональный контракт. Сравнивать его с другими клубами считаю абсурдом. Там я начала профессиональную карьеру, и это считаю немаловажным.

— Нет ли у вас конфликта с главным тренером сборной ? Слышал о ней неоднозначные отзывы.

— Конфликта у нас нет, но были диалоги, которые не могу назвать приятными или положительными. Сейчас уже об этом не думаю. Какой в этом смысл? У каждого своя жизнь и свои задачи, мне это неинтересно. Моя задача — работать и прогрессировать. Время всё расставить на свои места.

— Проходила информация, что в 2017 году у футболисток сборной был обнаружен мельдоний. Правда ли это? Вроде как перед игрой с Венгрией на «Петровском».

— Нет, это слухи. Зачем нам мельдоний, если мы и без него хороши (смеётся).

— Как-то вы выкладывали у себя в социальных сетях сообщение, что выходите или уже вышли замуж, но в Европу уехали без своего молодого человека. Почему?

— Да, мой молодой человек сделал мне предложение, и я решила поделиться этим событием в Instagram: выложила букет цветов с кольцом. Как произошло само событие? За ужином официант неожиданно принёс большой букет красных роз, мой молодой человек внезапно встал на одно колено и достал кольцо. Конечно, я ответила «да» и расплакалась. Вообще я ревела потом часа два, но не знаю почему (смеётся). Это было очень эмоциональное событие в жизни, желаю всем девушкам пережить его. Наверное, нет ничего лучше, чем осознавать, что кто-то готов и хочет разделить свою жизнь с тобой. Почему мы расстались? У этого события нет особых причин. Не знаю, как вам это объяснить, думаю даже и не буду пробовать.

— Есть ли у вас какой-то фетиш? Например, скупаете тоннами обувь или повязки на голову. А может фанатеете от кепок?

— Фетиш? Честно, я даже слово такого не знала, но спасибо, что вы привели примеры, а то пришлось бы пользоваться «гуглом» (смеётся). У меня нет фетиша, я покупаю то, что люблю, а повязка на голову — это обычный тейп. У меня их много, и все можно сделать из одного рулона (смеётся).