Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Здесь вся в слезах и вся в крови земля...

Вчера в городе Гагарине состоялась церемония захоронения уроженцев Москвы, павших в боях за освобождение Смоленщины. Корреспондент «ВМ» принял в ней участие.

Здесь вся в слезах и вся в крови земля...
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва

Издавна вражеские полчища стремились к Москве через древнюю Смоленскую землю. Сегодня там, где гремели бои Великой Отечественной войны, мирный пейзаж. Но память о тех трагических событиях жива и по сей день. Бои были ожесточенными и кровопролитными, останки красноармейцев находят до сих пор. Занимаются этим бойцы поисковых отрядов. Они не только ищут останки, но и узнают о родственниках погибших, чтобы те могли похоронить своих дедов и прадедов со всеми почестями. Ведь война не окончена, пока не похоронен последний солдат, как говорил в свое время великий полководец .

Видео дня

На памятные доски, установленные на братском захоронении рядом со старинным городом Гжатском, а ныне Гагарином, нанесены имена многих тысяч бойцов и командиров, сложивших здесь головы. Всего, по подсчетам историков и поисковиков, свыше восьми тысяч человек. Но пока удалось установить имена далеко не каждого бойца. На этот раз отвоеванными у забвения оказались 109 бойцов 32-й стрелковой дивизии, павших в марте 1942 года в боях в районе Гжатска. Среди них — семеро москвичей. Василий Девяткин, Тимофей Панов, , , , Иван Ломяков и Василий Духанин были призваны в феврале, а уже в следующем месяце погибли.

Судя по обнаруженным документам, все они были зрелыми мужчинами. Наверняка у каждого в тылу остались матери, жены, дети, и сегодня поисковики стремятся найти кого-нибудь из их потомков. К вырытой в земле квадратной яме суровые мужчины в камуфляже переносили обитые красной материей гробы из кузова военного . На каждой крышке несколько имен. Есть даже одно фото, но это редкое исключение, когда удается установить не только личность погибшего, но и найти его родственников, а также сохранившееся изображение. Неизвестных солдат гораздо больше.

— Бои были очень суровыми. Немцы хорошо укрепились на Смоленщине. Города и деревни они превратили в опорные пункты, и пополнение дивизии было брошено в бой едва обученным. К сожалению, сохранилось мало документов воевавших там боевых частей, и многих бойцов мы не можем назвать поименно, — рассказал командир местного поискового отряда «Рейд» Руслан Лукашев.

Ему и другим поисковикам не раз приходилось извлекать из глины и воды останки тех, кто отдал ради свободы родной страны и будущих поколений самое дорогое — жизнь.

Сегодня тех, кто освобождал Смоленщину, вспоминает коренная жительница Гагарина Валентина Шибалова. Когда немцы захватили город, ей было шесть лет. Но женщина и спустя десятилетия не в силах простить их и забыть то, что ей довелось пережить.

— Все мужчины ушли на фронт, дома остались только женщины, старики, дети и инвалиды. Над ними и куражились фашисты. Жгли и вешали беззащитных людей. Многие деревни были уничтожены вместе с жителями. Этот страшный запах моих сгоревших заживо земляков очень долго чувствовался, и его мне не забыть никогда. Нам тогда каждый день было страшно, — с болью в голосе и слезами на глазах вспоминает Валентина Шибалова. Проститься с павшими на этой земле воинами, почтить их память пришли и другие местные жители, которые с благодарностью вспоминают ратный подвиг советских солдат.

— Когда говорят, что каждый сантиметр земли Смоленской области пропитан кровью, это не преувеличение ради красного словца. Пацанами мы играли в лесу и в оврагах постоянно находили гильзы, попадались нам и каски, поломанные штыки. Бывало, и снаряды неразорвавшиеся находили. В детстве это больше было похоже на игру. Но чем старше становишься, тем сильнее осознаешь, насколько страшные бои здесь были. Ведь и спустя 75 лет мы все еще находим подтверждение этому, — поделился местный житель Иван Филипчук.

Долгожданное избавление Гжатска от захватчика пришло только в марте 1943 года. — Спустя почти 130 лет после похода Наполеона этой дивизии пришлось скрестить оружие с врагом на Бородинском поле, том самом поле, которое давно уже стало бессмертным памятником русской воинской славы. Воины 32-й стрелковой дивизии не уронили этой славы, а приумножили ее, — вспоминал позже маршал . За победу заплатили дорогую цену. Земля здесь до сих пор хранит не погребенные останки наших солдат.

Часть из тех, кто так и не вернулся в родную Москву, преданы земле. Но никто не знает, сколько еще солдат неузнанными лежат на Смоленщине, где их настигли пули врагов. И потому добровольцы вновь и вновь отправляются на поиски их останков. Во время церемонии захоронения пошел холодный моросящий дождь. Участники поисковых отрядов видят в этом особенный смысл: небо словно прощается с бойцами.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

, ветеран поискового движения:

— Бои на Смоленщине были очень тяжелыми. 32-я стрелковая дивизия, бойцы которой обнаружены поисковиками, в 1941 году сражалась на Бородинском поле, а в декабре участвовала в контрнаступлении. Ожесточенные бои шли у деревни Акатово. Павшие красноармейцы выполнили свой долг. Ценой своих жизней они внесли лепту в разгром врага, и мы обязаны сохранить память о них.