Ещё

«Ни разу не хотел вернуться в Тур». Интервью с Николаем Давыденко 

«Ни разу не хотел вернуться в Тур». Интервью с Николаем Давыденко
Фото: Советский спорт
не выступает уже четыре года, но до сих пор остается одним из самых успешных российских игроков в истории. Мы встретились с ним в Олимпийском по ходу Кубка Кремля. И обсудили, как экс-третья ракетка планеты жил после завершения карьеры, чем занимается сейчас и кого из наших теннисистов видит в элите в ближайшем будущем.
ОТ САМОЛЕТОВ ДО СИХ ПОР ТОШНИТ
— Четыре года, как вы завершили карьеру. Ни разу не хотелось вернуться? — Вот уж нет! отмахивается Давыденко. Я даже ракетку в руки не брал. А если брал, то только вертел в ладони и думал: Оно мне надо? Тренироваться, играть. После чего клал обратно. Наелся я теннисом за столько лет в Туре. Так что вернуться не хотел ни разу.
— Чем занимались все это время? — На диване сидел. Кроме шуток. Вообще ничего делать не хотел. Только отдыхать, проводить время с женой и детьми, встречаться с друзьями. Так три года прошло. Лишь в последнее время понял, что отпуск затянулся. И настало время не только поднять задницу, но и как-то ей двигать.
— По жизни в теннисном Туре совсем не скучали? — По чему там скучать? По постоянным перелетам? Я налетался на две жизни вперед! До сих пор от самолетов тошнит. Жена порой требует поехали в отпуск, на море! А я как подумаю про 8-9 часов в воздухе, чтобы попасть в какой-то там Таиланд или Вьетнам Да зачем оно надо? Вот есть свой дом, разве здесь хуже?
— Ладно, отдыхать надоело. Чем теперь занимаетесь? — Тренирую одного мальчика. Может, сам для этого созрел. Может, время пришло. Старшие дети уже пошли в садик первый, второй Дома сидеть надоело. Хотелось снова чем-нибудь заняться чем-то, связанным со спортом. Фитнес не мое. Ходить в зал, бегать, прыгать Скучно! А теннис все-таки та игра, которой я отдал почти всю свою жизнь. Это моя профессия. И я в ней хорошо разбираюсь. Так что сейчас работаю с одним мальчишкой, ему 16 лет. Стараюсь подготовить парня к профессиональному туру.
— Имя у парня есть? — Какое имя? Рано еще! Вот заиграет, начнет что-то показывать тогда будет имя. Пока об этом говорить нет смысла.
ДОЧКА ТРЕНИРУЕТСЯ ТРИ РАЗА В НЕДЕЛЮ
— И каково вам в роли тренера? — Тяжело! Вот, сказал ты должен сегодня быть в час дня на корте. Он звонит без пяти минут час и говорит, что только подъезжает. Это нормально? Что тренер раньше игрока приходит на занятие? И так каждый раз!
— Игрок должен быть первым? — У нас, в старой школе, было именно так. Но видимо, теперь все изменилось, — вздыхает Николай. На самом деле, это действительно тяжелый труд. Мы занимаемся по 3-4 часа в день. И физически тяжело, и ментально. Повторюсь парню всего 16 лет! Но интересно тоже. Я стараюсь ему что-то отдать. Поделиться тем опытом, знаниями, которые накопил в свое время. Если хоть что-то у него отложится значит, уже работаем не зря.
— Ваш брат по-прежнему тренирует в Германии? — Да, в своей Академии. Он там, я в Москве. Нам обоим комфортно именно там, где мы есть. К тому же, у Эдуарда своя ситуация. У меня один подопечный, у него сразу много детей. Причем он сам сейчас работает с маленькими кому по 9-10 лет.
с лета тренирует . И почти довел ее до топ-10 рейтинга! Вы с ним советами не обмениваетесь? — Мы общаемся редко. Митя же в женском Туре с головой. В Москве почти не бывает. С остальными ребятами видимся регулярно. С Мишей Южным недавно встретились в Грозном на свадьбе общего друга. С  и Женей Кафельниковым пересеклись только что в Олимпийском. С  часто встречаемся, поскольку оба так или иначе связаны с нашей Федерацией тенниса. Но Турсуновым так не выходит.
— При этом у него с Ариной сложился отличный тандем. Не хотели бы сами попробовать работать не с юниором, а с готовым профессиональным игроком? — Пока нет. Это ведь значит, что ты сам себе не принадлежишь. Что ты должен заново окунуться в атмосферу профессионального тура. Постоянно летать по турнирам, быть рядом с игроком, помогать ему, заряжать его энергией О доме можно забыть. 30 турниров в год это значит, что ты постоянно в разъездах. Максимум можешь вернуться к семье на один-два-три дня, и потом снова улетать. А у меня дети. И я хочу видеть, как они растут. Может, в будущем я и попробую что-то такое, но пока нет никакого желания.
— Дети, к слову, в теннис играют? — У старшей Кати три тренировки в неделю. Но пока это так для общего развития. Еще рано судить, хочет ли она сама стать игроком. Надо подождать пять-шесть лет. Если реально захочет, и будет виден талант тогда займемся этим вопросом серьезно. Может, и сам буду ее тренировать. А младшим пока рано брать в руки ракетки.
— Но дети понимают, кем был их папа? — Да что они там понимают? Они же не видели, как я играю. К тому же, поколение меняется. У нынешних детей другие кумиры. Они нас не знают и не помнят. Бывает, мама подходит с ребенком, просит меня с ним сфотографироваться. А сам ребенок спрашивает: Это вообще кто? — смеется Николай. Ничего обидного, конечно. Просто такова наша жизнь.
ПЛЕМЯННИК ЕЩЕ МОЖЕТ ДОБИТЬСЯ УСПЕХА
— Когда вы завершали карьеру, рейтинг возглавляли Надаль, Джокович, Федерер. Прошло четыре года и его по-прежнему возглавляют Надаль, Джокович, Федерер! Вас это не удивляет? — Удивляет другое теннис никак не изменился за все это время! Никто из молодых не вырос, не пробился в элиту, никто по-прежнему не может бросить вызов прежним лидерам. Ладно, о-кей, Зверев смог. Но по Саше сразу было понятно, что он быстро растет и прогрессирует. А кто еще? Сейчас появилось еще несколько ребят Стефанос Циципас, которые рвутся в топ-10. Думаю, именно они и сменят Роджера, Рафу и Новака. Но этого еще надо дождаться. К тому же не факт, что у ребят это получится. А пока конкурентов у старой гвардии нет.
— Только Циципас и Шаповалов? А как же наши Хачанов, Медведев, Рублев? — Ребята молодцы. Здорово прибавляют. Карен и Даниил мощно провели этот сезон. И вот они уже в топ-20. Но надо запастись терпением. Понять, готовы ли они выйти на новый уровень. Круто выиграть турнир ATP. Но чтобы пробиться в топ-10 или в топ-5, надо успешно выступать на Мастерсах и Больших шлемах. Там, где собираются сильнейшие. Где ты уже во втором круге можешь попасть на Федерера. И думать, выходя на корт против Роджер, надо о том, что ты готов его победить! А не о том, сколько сумеешь взять геймов Это вопрос уверенности, которой часто не хватает молодым игрокам. Мне хочется надеяться, что наши парни способны прорваться в элиту. Тот же Медведев недавно на равных бился с Федерером в Шанхае. Но давайте подождем и посмотрим, как ребята проведут новый сезон.
— Вы сами и Федерера обыгрывали, и Надаля, и Джоковича. Те матчи не пересматриваете? — А зачем? И раньше, когда играл, не любил это дело. А теперь и подавно. Бывает, что увижу в повторе на телеке свой старый матч. Подумаю: Ого, как я быстро бегал!. Но и только. Кубки, конечно, все со мной. Бывает приятно повспоминать о победах. Но именно повспоминать. А чтобы сидеть, пересматривать игры и ностальгировать Нет, это не мое.
— Мы говорим о Хачанове и Медведеве, но ваш племянник Филипп сам в свое время считался восходящей звездой. Не обидно, что у него не сложилось? — Обидно! Еще как обидно! И то, что психологии ему не хватало. И травмы серьезные мешали пришлось делать операции на коленях. И даже в этом году вроде, вернулся, выиграл фьючерс, казалось вот оно, сейчас все пойдет! И тут же Филипп схватил вирус мононуклеоз, из-за чего опять выбыл на несколько месяцев. Но он не сдается. Сейчас подлечится, в новом году вернется и попробует все опять.
— Не поздно? — Ему пока 26 лет. Помню, Райнер Шуттлер до 28-ми играл-играл, маялся-маялся без особых успехов, а потом раз и вышел в финал Australian Open-2003, став пятой ракеткой планеты. Так что шанс раскрыться всегда есть. До 30 лет уж точно. Посмотрим, что получится у Филиппа.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео