Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

«Канадцы постоянно говорили что-то обидное и тыкали клюшкой». Он принес России победу в Суперсерии

Несколько дней назад молодежная сборная России впервые за четыре года выиграла Суперсерию у сборных юниорских лиг Канады. Автором решающего гола в шестиматчевом противостоянии стал воспитанник омского хоккея , который сейчас играет за канадский «Римуски Океаник». В интервью Sport24 один из героев Суперсерии рассказал о первом вызове в молодежку, объяснил, как копить, получая 800 канадских долларов в месяц, и дал совет всем жителям России на новогоднюю ночь.

«Канадцы постоянно говорили что-то обидное и тыкали клюшкой». Он принес России победу в Суперсерии
Фото: Sport24Sport24

«После решающего гола я взорвался»

Видео дня

— Первый вызов в состав молодежки тебя сильно удивил?— Вообще, да. Я старался показывать хороший хоккей и надеялся. Но в составе было не так много совсем молодых ребят и я удивился, что оказался среди них. Сразу, как узнал о вызове на Суперсерию, начал настраиваться.

— Времени сыграться с теми игроками, которые приехали из России у тебя не было. Что говорили тренеры перед первой игрой, на что делали упор?— Объяснили нам базовую тактику: как играет сборная, главное по игре в защите и атаке, рассказали о прохождении средней зоны. На самом деле, просили сыграть от обороны. Скорее всего, потому что знали — в нападении у нас все должно получиться, там мы можем сыграть агрессивно и хорошо. Поэтому и делали акцент на надежности.

— Коленки перед первой игрой тряслись?— Волновался, конечно. Да еще и первый период первой игры получился слабым. Но потом сыгрались, нашли химию, прочувствовали хоккей сборной. А так адреналин зашкаливал. Но после первого перерыва все ушло — пропотели и все пошло.

— Насколько доволен собой в двух матчах за молодежную сборную?— В целом — доволен. Конечно, я мог сыграть лучше, мог показать больше агрессии, чаще бросать. Но, в принципе, мне кажется, я проявил себя. Конечно, были какие-то моменты в обороне, которые не получились. Но, думаю, нам просто не хватило времени. Если бы можно было встретиться со командой пораньше, было бы еще лучше.

— Твои партнеры по сборной говорили о провокациях со стороны канадцев. Тебе досталось?— Да я же против них постоянно играю, уже привык. Они любители сказать что-то обидное на вбрасываниях, тыкнуть клюшкой, сделать что-то провокацию — в матчах Суперсерии такое было постоянно. Но я ждал этого и был готов, что нас, русских, будут выводить из себя. Так что ничего удивительного — это их хоккей.

— Что тренеры говорили во время тайм-аута в последней игре, когда нужно было спасать матч?— Просто объяснили, что нужно строго сыграть со вбрасывания и рассказали о расстановке. Установка была простая — выиграть вбрасывание, сразу бросать создавать трафик. Вот собственно и все.

— В итоге решающий бросок нанес ты. Помнишь свои эмоции?— Я просто взорвался. Забить Канаде, да еще такой важный гол за 13 секунд до сирены — такое редко бывает. Да и вообще всегда приятно играть и забивать за сборную. Это большая честь. Рад, что смог помочь команде в двух матчах.

— Этот гол — самый важный в твоей карьере?— Однозначно.

— Поздравлений было много?— Очень. В России многие смотрели этот матч, писали друзья, родные — телефон разрывался.

— Канадцам ты отгружал дубль на Мемориале Глинки в составе юниорской сборной, теперь огорчил их на Суперсерии. Они — твои клиенты или это просто стечение обстоятельств?— Наверное, против Канады просто особенный настрой. Может быть, имеет свое место и чуточка везения. К тому же, уже знаю соперника, понимаю, где легче открыться, найти свободные места, откуда бросать. А вообще, думаю, это случайность.

— Сборная успела отпраздновать победу?— Нет. Конечно, после игры пофоткались с кубком, посидели, поговорили в раздевалке. Тренеры сказали речь. А так просто порадовались, поужинали и мне пришлось ехать в Римуски, потому что на следующий день уже была игра за клуб. Попрощался со всеми и поехал.

— Валерий Брагин разговаривал с тобой после Суперсерии? Советовал что-то?— Да, сказал, что мы сыграли неплохо, поблагодарил за помошь. Говорил, конечно же, что нужно больше работать и работать. Похвалил за игру в обороне, но и там есть, что исправлять. По поводу чемпионата мира разговора не было.

— Валерий Николаевич говорит, что с составом на МЧМ почти определился, под сомнением 3-4 позиции. По твоим ощущениям — ты поедешь на турнир?

— Даже не знаю. Все будет зависеть от того, как я проведу оставшееся до чемпионата мира время. Думаю, место в составе мне не гарантировано. Нужно бороться за него и доказывать.

— Ты играешь в канадском клубе — как тебя встретили после Суперсерии? Подкалывали?— Было, конечно. В первой игре после возвращения в клуб не забил, сразу начали троллить: «Ты чего, только за Россию забиваешь?». Так что, подколов хватало.

«Проснулся и узнал, что меня обменяли в СКА. Было обидно»

— Расскажи, как ты пришел в хоккей. Или в Омске другого выбора не было?— Мой старший брат занимался хоккеем, играл в Молодежной хоккейной лиге за «Омских ястребов», потом в ВХЛ, Казахстане. Ну а я постоянно ходил смотрел на него. Потом бабушка купила мне сумку с эмблемой «Авангарда» и я сразу же сказал: «Все, хочу стать хоккеистом». После этого родители и отвели меня в хоккей, так и пошло-поехало. Трудно пройти мимо хоккея, если ты все детство проводишь в коробке. Потом я взрослел и стал интересоваться хоккеем уже всерьез.

— Главным твоим минусом многие называют скромные габариты. Ты и в детстве был меньше сверстников? — Во всех командах, где я играл, я был самым маленьким. Но всегда надеялся, что вырасту.

— Тебе это мешало и мешает ли сейчас?— Вообще нет. Раньше я немного переживал из-за роста, но сейчас смотрю, что появилась даже тенденция к небольшим игрокам, в НХЛ их стало появляться больше. Так что стараюсь не задумывать об этом, это точно не самое главное. Конечно, нужно крепчать, набирать мышечную массу, становиться больше. Думаю, здесь можно кое-что поправить, если работать. Зато у меня есть скорость, ловкость на льду. Во всем надо искать плюсы.

— Как ты учился в школе?— До седьмого класса все было нормально. А потом, когда в хоккее все стало серьезнее, я начал больше тянуться к спорту. Двоечником не был, школу вообще закончил без троек, но внимания учебе стало меньше. Моей задачей было нормально подготовиться к ГИА и ЕГЭ, и я мучительно делал это парааллельно с играми за «молодежку» и команду СДЮСШОР.

— Расскажи, как в 2017-м году ты принимал решение о переезде в Северную Америку?— Я все планировал заранее. Думал, почему бы и нет. Хотел уехать сюда, попробовать себя, можно сказать, что я отправлялся за мечтой. Хотел, чтобы меня увидели скауты, поднабраться опыта, развиться. Считаю, что для развития здесь больше условий, чем в России. Разговаривал с агентом, он обещал, что меня точно задрафтуют. Потом, перед драфтом CHL, я сыграл хороший турнир за юниорскую сборную и решение о переезде было принято окончательно. Хотя и из России предложения тоже были.

— Что об этом решении говорили родители?— По началу они сильно переживали, особенно мама. Волновалась, как я буду в другой стране, в другом полушарии. Вопрос с французским языком опять же был непростым. Я сам не знаю, как я привык к нему. На первом этапе мне очень помог , он сейчас играет в Питере. Он говорил, что мне делать, а я все время спрашивал у него обо всем, наверное достал своими вопросами. Но постепенно освоился, начал говорить на английском нормально. Хорошо, что клуб оплачивает курсы. Уже и французский немножко понимаю.

— Некоторые омские болельщики винят прошлое руководство «Авангарда» во главе с в отъезде за океан талантливых местных воспитанников. Что ты думаешь об этом?— На самом деле, даже не знаю. Я с Шалаевым даже ни разу не общался, повода не было. Молодежь из Омска потому и уезжает, что она талантливая и хочет показать себя — , . Возможно, свою роль сыграло и то, что им не давали места в составе. Но я думаю, что вины Шалаева здесь нет.

— Позже «Авангард» обменял права на тебя в СКА. Не было обиды на родной клуб?— По началу, конечно, была. Неприятно, что даже не оповестили, ничего не сказали заранее. Но хоккей — это бизнес. Понятно, что даже если бы меня предупредили, ничего бы не поменялось. Я тут решения не принимал. В итоге, решил на этом не зацикливаться. Но было странно — проснулся и получил сообщение от друзей об обмене. Подумал — это шутка. Но потом мне скинули ссылку и я понял, что все правда.

— У любого омского мальчишки есть мечта сыграть за «Авангард». У тебя она осталась?— Моя самая главная мечта с детства — попасть в НХЛ. Конечно, когда я рос в Омске, всегда хотелось когда-нибудь надеть форму «Авангарда». Смотрел на главную команду, на «молодежку», которая взяла два Кубка Харламова. Помню, как против них играли Гусев, Прохоркин, Шестеркин — будущие олимпийские чемпионы. Очень мнонго интересного было и, конечно, было желание когда-нибудь сыграть при родной публике, в родных стенах. Но главное, все-таки, заиграть в НХЛ.

«Если тренер увидит лень, будет злиться»

— На драфте CHL тебя выбрала команда «Римуски», на тот момент — одна из худших в лиге. Тебя это не смущало?— Если только совсем немного. Но вообще, здесь каждая команда может выиграть у каждой — это не просто слова. Аутсайдер может стать одним из лучших в следующем сезоне, все быстро меняется. Хотелось развиваться здесь, да и выбора не было: они выбирали первыми, так и получилось.

— В какой хоккей играет «Римуски»? Что требуют в команде от тебя?— Тренер у нас очень требователен. Хоккей строгий, от обороны. Основные требования — чтобы было поменьше потерь, чтобы все отрабатывали назад. От нас хотят, чтобы мы были ответственны. Представляете, даже когда на тренировках мы делаем челноки, все должны останавливаться лицом в одну сторону. Все должны касаться линий — так будет понятно, что все отрабатывают. Если тренер видит, что человек ошибся, но оставил на льду все, играл сердцем, ловил на себя шайбу, то скажет — все нормально, продолжай дальше. А вот если увидит лень, то будет злиться.

— Перед Суперсерией у тебя была сумасшедшая статистика в клубе. Чем объяснишь?— Может быть, прибавил физически, где-то ментально стало легче. Стартовый год прошел, во втором стало полегче. Я провел хорошее лето в Калгари, тренировался с фитнес-тренером клуба НХЛ. Там были некоторые мужики из «Флэймз» — , , плюс несколько хороших проспектов. Полтора месяцев тренировок, физика, кардио — это все не могло не сказаться. Увидел, как тренируются профессионалы, как следят за собой, что делают.

— У тренеров «Римуски» есть претензии лично к тебе?— Особо меня не критикуют — просто хотят, чтобы больше лез на ворота, добавлял агрессии, был постоянно нацелен на бросок, боролся за каждую шайбу. Плюс есть требование, чтобы ноги постоянно работали, здесь считают, что у меня хорошая скорость и ее надо использовать.

— У тебя есть ощущение, что в Канаде ты прибавляешь быстрее, чем это было в Омске?— Думаю, да. Знаете, многие говорили, что мой первый год здесь был провальным, но сам я так не считаю. Это был хороший год, я добавил в скорости, в мышлении на льду, подчерпнул для себя что-то новое. Опыт приходит с каждой тренировкой в Канаде, постоянно учишься на твоих ошибках.

— Главное отличие в тренировках в России и в Канаде?— Интенсивность. Занятия здесь не такие долгие, но более насыщенные. К тому же, тут больше игр и выходных получает больше. В России же больше уделяют времени тренировкам на выносливость, мощь. Ну а в занятиях на льду особых отличий нет — отработка меньшинства, большинства и так далее.

— Родители одного из российских хоккеистов, поигравшего в юниорских лигах Северной Америки, рассказывали нашему сайту, что там процветают блат и коррупция. Ты с этим сталкивался?— Не видел такого вообще. Мне кажется, здесь к тебе относятся так, как ты себя проявляешь.

— На драфте НХЛ тебя выбрал «Калгари». Ты был доволен?— Конечно. Но я был бы рад любому клубу НХЛ. Да, меня выбрали только в седьмом раунде, но я считаю, что это не имеет вообще никакого значения. Я просто счастлив, что оказался в этой организации.

— А в детстве у тебя был любимый клуб НХЛ? За кого хотел играть?— Я был таким фанатом, которому нравились то «Тампа», то «Вашингтон», то команды, за которые играет . В общем, фанат всех (смеется).

— Расскажи подробнее о лагере новичков «Калгари», в котором ты был этим летом.— В лагере участвовл главный тренер «Калгари» — он потренировал нас три дня, после чего уехал с командой в Китай. Он рассказал нам, что требует от хоккеистов — напористости, предельной самоотдачи в тренировках и играх.

Впечатления от лагеря остались самые положительные. Да, я немного волновался, что-то не получалось. Но потом директор по развитию молодых игроков оставил свои наставления и пожелания. И, мне кажется, это сейчас помогает мне в игре. В лагере я просто старался выполнять все, что говорят, проявить себя. Я могу делать именно то, что просит тренер, могу быть таким игроком. Думаю, проявить себя удалось, пообещали, что за мной будут следить.

— У тебя есть план — в каком возрасте ты бы хотел попасть в НХЛ?— У меня есть план на каждую следующую игру, настраиваюсь на каждый матч. Вообще, стараюсь жить настоящим. Думать о будушем или вспоминать прошлое — мне кажется, это не очень хорошо. Нужно просто готовиться и отдаваться каждой игре. С агентом иногда разговариваем о контракте в НХЛ — первым делом мне нужно добиться его.

«Иногда хочется съесть чего-то плохого. С этим не справиться»

— Расскажи о жизни в Канаде. Есть что-то, к чему не смог привыкнуть даже за год с небольшим? А что нравится больше всего?— Привыкнуть не смог только к французскому языку. Когда все говорят на нем, я просто сижу, мало что понимаю и чувствую себя неловко. А что касается хорошего. Знаете, здесь очень спокойно. Наверное, это хорошо для более взрослых людей, но мне очень нравится. А еще круто, что здесь все любят хоккей — в 50-тысячном городе на матчи ходят по 5 тысяч человек. Это очень здорово!

— Ты живешь в приемной семье. Насколько это комфортно?— На второй год стало гораздо комфортнее. Как только приехал, я, конечно, немного стеснялся, опять же из-за незнания языка. Но теперь это прошло.

— Как относятся к русским в Канаде? С этим нет никаких проблем?— Абсолютно никаких. К нам относятся точно также, как ко всем остальным европейцам — чехам, шведам, финнам. На меня смотрят, как на игрока, а не как на русского. Конечно, фанаты больше любят канадских игроков, но и к европейцам относятся нормально.

— Что за город Римуски?— Очень маленький, но при этом очень красивый и обожающий хоккей. Здесь играл Сидни Кросби и до сиз по все о нем говорят. На каждой игре — «Кросби, Кросби, Кросби». И везде майки с его фамилией. Думаю, это очень хорошее место для развития.

Что касается погоды — то здесь прохладно, бывают сильные шторым. Но в остальном все спокойно и главное — нет пробок (смеется).

— Чего российского тебе не хватает в Канаде?— Людей на улицах, когда гуляешь где-то. Все ездят на машинах. Даже не знаю, что с этим делать — весь Омск что ли сюда перевезти?! (смеется)

— Как выглядит твой выходной в Римуски?— Обычно я просыпаюсь, и мы с ребятами едем завтракать в ресторанчик. Здесь есть такое специальное место для завтраков, мне там очень нравится — люблю капкейки, омлет, чашечку кофе выпить. Да и просто посидеть, пообщаться. Потом могу целый день смотреть сериалы. Плюс, во вторник и четверг у меня занятия по английскому языку. Все остальное время стараюсь отдыхать: звоню в Омск, разговариваю с родителями, гуляю. А еще рядом с домом есть коробка, нередко в выходной мы с товарищем по команде берем клюшки и идем туда. Водимся, бросаем, просто развлекаемся — потому что сидеть весь день дома сложно.

— Какие деньги ты получаешь? На жизнь хватает?— Мне платят 800 канадских долларов в месяц (примерно 600 долларов США — прим. Sport24). Еды дома хватает, кормят постоянно. А на что еще тратить? На одежду? Так в маленьком городе сложно найти себе что-то. Поэтому я в основном коплю. Иногда трачусь на завтрак в ресторане — вот и все.

— Считается, что новое поколение российских хоккеистов больше времени уделяет здоровью, питанию и режиму. Это так?— Да, с этого года я стал жестче ко всему этому относиться. Когда был в Калгари, слушал лекции, в том числе по нутриционике, читал книги. И теперь стараюсь следить за режимом, например, сплю по 8-10 часов. Слежу за питанием, чтобы сахара было меньше в пище, все было в меру. Иногда сам себе делаю смузи. Когда был в Калгари, вообще готовил себе сам — семгу в духовке, рис, овсянку, яйца. Я понимаю, что это может мне сильно помочь.

— А как же традиционная русская кухня?— По ней очень скучаю. Пельмени, борщ, плов — всего-всего очень хочется. В прошлом году был в русском ресторане в Монреале — это просто было счастье, когда я поел пельменей (смеется). Конечно, есть такие блюда как равиоли, но это все равно не совсем русское.

А иногда хочется чего-то плохого, не обязательно русского. Например, торт какой-нибудь. С этим не справиться, от этого никуда не скрыться и не деться (смеется).

— Хотел бы ты получить второе гражданство — канадское? И можешь ли ты представить, что останешься жить в Северной Америке после окончания карьеры?— Сложный вопрос. Я смогу ответить на него, когда возмужаю, повзрослею. На самом деле во втором гражданстве нет ничего плохого. Но я люблю свою родину, мне очень нравится Россия. Возможно, позже мне захочется переехать куда-то, но сейчас мне кажется, что я буду жить в России.

— Был ли за год с небольшим момент, когда ты пожалел о переезде в Северную Америку?— Нет, ни разу. Я сделал так, как хотел, поговорил с родителями, взвесил все «за» и «против». Поэтому и не пожалел. Я уехал за мечтой и хоккеем. И мне кажется — я не ошибся.

— Твой совет другим молодым ребятам — ехать в Северную Америку или оставаться в России?— Надо разговаривать со своими близкими, прислушаться к тому, что они скажут и сделать так, как хочется, как ты себя чувствуешь. Не буду желать всем, чтобы они ехали сюда или оставалиись в России. Это очень личное решение. У каждого свой путь.

— Заглянул в твой инстаграм и увидел, что в комментариях многие называют тебя Зорро. Это твое прозвище?— (смеется) На самом деле нет. Прозвище у меня «Зи», так как моя фамилия для североамериканцев слишком длинная и сложная. Поэтому, просто «Зи», так быстрее. А Зорро… История быа такая — на предсезонке я забил пять голов и после пятого на табло показали Зорро, который саблей выцарапывает свой знак. С тех пор некоторые и стали меня так называть.

— Матч Россия — Канада на молодежном чемпионате мира пройдет в новогоднюю ночь. Назови главную причину, почему нужно смотреть хоккей, а не Голубые огоньки?— Россия — Канада — это мировая классика. Помню, когда был маленьким, постоянно в новогоднюю ночь смотрел молодежный хоккей. Это традиция. Смотрел «Иван Васильевич меняет професию», а потом говорил: «Мам, переключи на хоккей, переключи, переключи». И болел за сборную.

Поэтому, болейте за сборную России, будет очень интересно. А Новый год только добавит нашей команде мотивации и энергии.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене