Ещё

Валентина Матвиенко заступилась за танцоров-инвалидов 

Валентина Матвиенко заступилась за танцоров-инвалидов
Фото: Парламентская газета
Квартирный вопрос стал главной темой, с которой петербуржцы пришли 28 ноября на приём к председателю . У всех обстоятельства оказались разными, но одинаково суровыми.
Право знать о правах
У Елены и Анатолия Коноваленковых четверо детей, из которых один — инвалид-колясочник. Они живут в четырёхкомнатной квартире в Колпине вместе с родителями, братом и его семьей — всего 11 человек. Имеют право на внеочередное улучшение жилищных условий. Вот только об этом праве они узнали лишь год назад. А сейчас пришла весть: в Колпине достраивают дом, и там есть подходящие квартиры.
«Конечно, вы имеете право на квартиру, — подтвердила Валентина Матвиенко. — К сожалению, очень часто люди не знают, что им положено, на что они могут претендовать. Четверо детей, ребенок-инвалид! Вы, естественно, нуждаетесь, имеете право на внеочередное предоставление жилья. А сейчас как живёте?»
«В прошлом году у нас родились двойняшки, — рассказала Елена Коноваленкова. — Но старший сын растёт и слабеет, ему 15 лет, мальчик большой, и проезжать в коляске в двери кухни уже невозможно. О том, чтобы ему попасть в ванную и туалет, мы давно забыли».
Новый дом сдадут в конце 2019 года. Но Коноваленковы уже волнуются: им сказали, что в квартирах санузлы раздельные, а инвалидам, мол, положены смежные, так что выделение жилья под вопросом.
«А в чём проблема? — вскинула брови Матвиенко. — Можно же объединить, сделать перепланировку. Мы свяжемся с властями Колпино, чтобы вам точно определили квартиру, а вы напишите все требования к ней, чтобы их учесть ещё на стадии строительства и потом не переделывать. Этот вопрос будет решён. Будем звонить узнавать, будем на связи — вы заслужили, чтобы вас поддержали, у вас же четверо детей!»
Вопросы квартирные
Председатель Союза выпускников детских домов Петербурга оказался в числе обманутых дольщиков. В 2011 году он продал комнату, выделенную ему государством, доплатил и купил квартиру-студию в строящемся доме. Вот только квартал из восьми 9-этажек так и остался недостроенным. Без обещанного жилья остались 1200 человек.
«Ну вы же опытный человек, — вздохнула Валентина Матвиенко. — Почему не проверили застройщика?»
«Мы проверяли, в комитете мне порекомендовали, сказали, что знают эту компанию, можно спокойно покупать. Но спустя года два, когда начались проблемы, там сказали, что компания очень ненадёжная».
Матвиенко пообещала помочь Данилову: попросить Жилищный комитет, чтобы ему дали временное жильё — до тех пор, пока не решится судьба недостроя. А там либо он получит свою студию, либо ему вернут деньги.
Зато визит Елены Нейдёновой оказался уже ненужным: в день приёма она узнала, что город уже выделил её семье из пяти человек субсидию, чтобы выехать из комнаты в коммуналке.
«Наверное, им сказали, что вы идёте ко мне, — рассмеялась Валентина Матвиенко. — Субсидии на новое жильё хватит?»
«Дали 2,5 миллиона, — ответила Елена. — С теми деньгами, которые готов предложить покупатель коммунальной квартиры, должно хватить».
Легче построить, чем найти
Приход президента Федерации спортивных танцев на колясках Елены Лозко превратился во встречу старых добрых знакомых.
«Так рада вас видеть! — обняла Елену Валентина Матвиенко. — Посмотришь на вас — сразу настроение поднимается, вы всегда с улыбкой».
Лозко пришла с вестями и хорошими, и плохими. Хорошие — на недавнем чемпионате России петербургские танцоры заняли первое место. Матвиенко тут же припомнила, как два месяца назад команда выступала перед участницами Евразийского женского форума: «Что они вытворяли на колясках! И какие красавицы! Помню, там была одна девочка с синими волосами — я даже сама такие захотела, но не могу себе позволить».
«Да, это была Александра Верник, у неё был такой образ для выступления», — кивнула Елена Лозко.
А неприятная весть — российская сборная из-за допинговых санкций, наложенных на наш Паралимпийский комитет, уже два года отстранена от всех международных соревнований.
«Мы 16 лет были чемпионами, а теперь титулы получают те, кто при нас занимал четвёртые-пятые места, хотя к нам не было никаких претензий по допингу», — посетовала Елена.
«Это не санкции уже, а жестокость, — посуровела Матвиенко. — Как можно запрещать участвовать в соревнованиях людям на колясках? Паралимпийский комитет должен быть выведен из-под всех ограничений!»
Но к спикеру Совета Федерации Лозко пришла из-за помещения для тренировок — его нет, к кому только ни обращались. А зал нужен большой — 400 квадратных метров, на первом этаже, без единой ступеньки и с парковкой для инвалидов.
«Нам показали шесть мест, — рассказала Лозко. — Но они или маленькие, или в очень плохом состоянии».
«Город может заказать зал инвестору, — предложила свой вариант Матвиенко. — И сделать его сразу большим и удобным для колясочников. Это проще, чем искать готовое помещение. Я обязательно обсужу это с врио губернатора , а вы, пожалуйста, напишите все ваши требования к залу — их выполнят».
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео