Ещё

Как Анатолий Тарасов с Лобановским тягался 

Как Анатолий Тарасов с Лобановским тягался
Фото: News.ru
«На футбол ходите, мужики, с зонтиками. С бабьими зонтиками — да на футбол! А на нас смотрели по 40 тысяч. На морозе! По три часа стояли. И не замерзали. Пили спирт и снегом закусывали. Вот это была закваска».
()
В начале сезона «армейцы» клевали по зёрнышку. Больше одного мяча не пропускали, большего одного гола не забивали. С минимальным счётом одолели «Шахтер», взяли реванш у «Локомотива» и доуничтожили-таки .
Исключением стала игра на Кубок с симферопольской «Таврией» — 3:2. Эта победа вывела ЦСКА на «Кайрат». Алмаатинцев, годом ранее вылетевших из высшей лиги, возглавил Всеволод Бобров. Давний партнёр и извечный соперник Тарасова.
Тему их взаимоотношений исчерпывает один апокриф. Жили они в одном доме на Соколе. Узкий заезд во двор с улицы Алабяна не позволял разойтись двум «Волгам». Однажды Бобров с Тарасовым встали друг напротив друга. Никто другому уступать дорогу не собирался. Так и стояли бы, если бы не уставшие ждать соседи, которые беспокойными сигналами заставили их разъехаться.
А тогда на стадионе «Динамо» борьбы не вышло. Старший по статусу ЦСКА разгромил «Кайрат» — 3:0. Таким подавленным, как говорят, видеть Всеволода Михайловича его родным и знакомым, привечавших Боброва после игры, никогда не приходилось. Ни до, ни после.
Казалось, Анатолий Владимирович сумел достучаться до футболистов. И в своих парней он верил безоговорочно.
Как-то в дверь комнаты Тарасова на базе в Архангельском постучала уборщица. Пожилая женщина предъявила тренеру пустые бутылки из-под алкоголя.
«Нет, это не мои. Мои себе такого не позволят», — с уверенностью заявил Анатолий Владимирович.
Хоккеисты, к слову, тогда на базе отсутствовали. Жили в Архангельском одни лишь футболисты.
Два мяча «Кайрату» отгрузил . 29-летний форвард даже возглавил гонку бомбардиров. В семи матчах он забил пять мячей. Три из них уроженец Челябинска провёл в ворота «Пахтакора».
В Ташкент ЦСКА отправился без старшего тренера. Тарасову вдруг резко поплохело. Перед игрой Бубукин попросил «армейцев» забыть обо всех установках Анатолия Владимировича. Те на радостях не оставили хозяевам ни единого шанса — 3:1.
Сразу после возвращения в Москву Тарасов на глазах всей команды расцеловал Копейкина:
«Теперь опекать тебя будут ещё жёстче», — с этими словами Анатолий Владимирович принялся уделять снайперу повышенное внимание.
Завершалась тренировка, все футболисты, замявшись, шли по своим делами. Один Копейкин, бедолага, наматывал круг за кругом. Или совершал пятьдесят рывков по тридцать метров. Под пристальным взором Тарасова.
«Работай, бомбардир», — травили футболисты товарища.
Вольную Копейкин получил, когда в споре лучших бомбардиров его обогнал из киевского «Динамо».
Победа над «Пахтакором» позволила ЦСКА занять в таблице вторую строчку — вслед за «Динамо». Отставание от киевлян составляло всего два очка — дистанция одной победы.
Зная амбициозность Тарасова, можно не сомневаться, что команда и Олега Базилевича была для Анатолия Владимировича серьёзным раздражителем.
В 1975 году динамовцы уверенно шли к победе в Кубке кубков. В полуфинале они разобрались с голландским «Эйндховеном» — 3:0. Эту игру «армейцы» смотрели на базе в Архангельском. Телевизор был один на всех и стоял в холле. Туда магнитом притянуло и футболистов, и хоккеистов.
Вдруг в холле объявился Тарасов. Обвёл присутствующих взглядом и бросил: «Не надо это смотреть, ничего интересного нет».
Затем Анатолий Владимирович выключил телевизор.
…Перед очной встречей в Киеве Тарасов оттачивал персональную игру: Уткин против Блохина, Худиев — против Онищенко, Баркетов — против Веремеева. Впереди ставка делалась на столба. В этой роли выступал Копейкин, в помощь ему был отряжен Чесноков.
В победу над «Динамо» Анатолий Владимирович верил свято. Завидев накануне матча Лобановского, Тарасов поздравил коллегу с завоеванием еврокубка, а в конце своей речи добавил:
«Ну, мы сегодня вас…»
«Если бы мы с вами, Анатолий Владимирович, вагоны разгружали, вот тогда бы вы нас…», — парировал Валерией Васильевич.
Шансов у ЦСКА, откровенно говоря, было немного. Динамовцы пребывали в отличной форме и приподнятом настроении. Разгромив венгерский «Ференцварош» в финале Кубка кубков, киевляне получили шесть дней на восстановление.
Перед матчем с «армейцами» им должны были вручить звания заслуженных мастеров спорта. Всё это не располагало к сенсации. Да ещё на глазах переполненного — 70 тысяч — Центрального стадиона.
«Можете даже не стараться. У нас всё в порядке, вам не «светит»», — по своему обыкновению стращал соперников .
ЦСКА проиграл без вариантов — 0:3. А мог куда крупнее. Динамовцы нанесли по воротам «армейцев» 30 ударов, 19 из них — в первом тайме. Владимир Астаповский творил чудеса. Знающие толк в футболе киевляне вынесли вратаря соперника с поля на руках.
На следующий день газеты на все лады расхваливали вратаря ЦСКА. Одна из них даже вышла с заголовком: «Астаповский против „Динамо“».
Тарасов же, проставляя оценки в протоколе, напротив фамилии «Астаповский» поставил «четвёрку».
«Он неправильно занял позицию при одиннадцатиметровом ударе, поэтому и пропустил от Колотова», — пояснил Анатолий Владимирович.
В 1975 году Астаповский получил вызов в сборную CCСР, что в пору засилья в национальной команде киевлян было сродни подвигу. И в этом — немалая заслуга Тарасова.
К вратарям Анатолий Владимирович издавна питал слабость. Возглавив ЦСКА, он мечтал вырастить для футбола своего . Но, едва увидев Астаповского в деле, заявил: «Ты — не вратарь»
«А кто же тогда вратарь?» — удивился Владимир.
«Есть такой Третьяк, — ответил Тарасов. — Он у меня по три шайбы зараз ловил».
«Так то шайбы, а это — мячи. То хоккейные ворота, а то — футбольные», — доказывал очевидное Астаповский.
На одной из первых тренировок Анатолий Владимирович скомандовал поставить мячи на линию штрафной и поднёс к губам свисток. Заслышав трель, футболисты принялись бить по воротам Астаповского — один за другим.
«Э, нет — бейте одновременно», — изменил правила Тарасов.
Он с мячами, как того требовал Анатолий Владимирович, спал, в грязь с бетоном и в песок с галькой падал, чтобы убить чувство страха. После таких занятий пот с Астаповского шёл, как дождь с неба. А в душевой, в чём был, сползал по стеночке на пол. Так под душем и сидел, не имея сил стянуть с себя свитер.
«Будешь ты у меня по три мяча ловить. И — баста!» — настаивал на своём Тарасов.
Уроки Анатолия Владимировича пригодилась Астаповскому в сборной. В команде Валерия Лобановского он считался третьим вратарём — после и . Но пахал, приученный Тарасовым, за себя и за того парня.
Не смутили Астаповского даже слова Лобановского, что шансов у него нет. Как итог — приз лучшему игроку футбольного турнира на Играх-1976 в Монреале.
…На послематчевой пресс-конференции журналисты попросили Тарасова выделить кого-нибудь в составе «Динамо». Очень уж им хотелось услышать от Анатолия Владимировича реверанс в адрес команды Лобановского.
«Киевское «Динамо» в футболе — это московский ЦСКА в хоккее», — похвалы выше от Тарасова дождаться было невозможно.
Эти слова делают честь Анатолию Владимировичу, если знать, чего стоило ему признать, по сути, превосходство над собой.
После разгрома в Киеве результаты ЦСКА пошли на спад. «Армейцы» выдали четырёхматчевую ничейную серию в чемпионате, а в полуфинале Кубка СССР проиграли «Заре». То была последняя возможность спасти сезон. Но силы у футболистов оказались небеспредельны.
В среде болельщиков ходит такой анекдот. Капличный подключился в атаку, получил пас и, войдя в штрафную, упал на газон. Судья развёл руки в стороны и призвал защитника ЦСКА подняться.
«Вставайте, товарищ Капличный, пенальти не будет», — повторил арбитр, подойдя к тяжело дышащему футболисту.
«Товарищ судья, ну хоть вы дайте отдохнуть после этих зверских тренировок», — поднимаясь, вздыхал защитник.
В разговоре с Бубукиным Анатолий Владимирович сокрушался: «Что же получается, Валь? Такую работу провели колоссальную!»
А в ответ услышал о примитивной тактике (бей-беги, отжившей своё «персоналки» в обороне и запрета отдавать мяч куда бы то ни было, кроме как вперёд), о тренировках, построенных без учёта футбольной специфики, о подборе исполнителей, не чета тому, что был у Тарасова в хоккейном ЦСКА.
Всего набралось пунктов десять. Крепко задумавшись, Анатолий Владимирович согласился с Бубукиным:
«Ты прав, если честно. Но я буду не Тарасов, если уйду от своей линии».
Тогда Анатолий Владимирович затеял перестановки в штабе. Старшим тренером стал Бубукин, а Тарасов сохранил за собой пост начальника команды:
«У тебя, Валь, хорошо получается. Давай, займись тактикой, а я буду налаживать дисциплину и порядок в команде».
Начальству изменения подали так, будто числиться старшим Бубукин будет, чтобы зарабатывать больше. Специалист-то грамотный, а получает мало. Тогда как все ключевые решения по-прежнему на Тарасове.
Здоровье всё чаще подводило Тарасова. Сказывались годы беспрерывной практики без пауз и отдыха. Тренером Анатолий Владимирович работал с 19-ти лет, но в ЦСКА уже не мог проводить все занятия на ногах. Со стулом в руках за ним неотступно следовал администратор команды. Тарасов садился, не предупреждая и не оглядываясь. Чего стоило подставить стул — уму непостижимо.
Подкосила Анатолия Владимировича и смерть матери. Портниха по профессии, Екатерина Харитоновна была очень властной женщиной. Она оставалась чуть ли не единственным человеком, к мнению которого Тарасов прислушивался.
Однажды Бубукин пошёл на поле — посмотреть, какие бутсы надеть на тренировку. Вдруг видит — бегут к нему, руками машут.
«С Тарасовым плохо», — сообщают, едва отдышавшись.
В комнате Анатолия Владимировича на базе в Архангельском врач. Сделав укол, Иван Боднарук деликатно вышел.
«Валь, ты, что ли?» — заговорил Тарасов.
Дальше между ними произошёл диалог:
«Где тетрадка?» — спросил Анатолий Владимирович.
«Какая тетрадка?» — опешил Бубукин.
«Залезь ко мне в карман».
Оттуда Валентин Борисович вытащил рубль. «Возьми его и купи себе тетрадку», — заключил Тарасов.
И тут же стал перечислять, что должен записать туда Бубукин, если с Анатолием Владимировичем что-нибудь случится.
Вышло что-то наподобие тренерских заветов Тарасова. Среди них — «тренируй так, чтобы игроков подташнивало» и «не жалей ни себя, ни мальчишек».
Так и стали работать: Бубукин в поле с футболистами, Тарасов — на трибуне с мегафоном.
Стоило кому-то из игроков недоработать, сделать себе поблажку, как раздавался трубный глас Анатолия Владимировича:
«Молодой человек, вы сделали не в полную силу!»
К тому моменту тренерский стаж Бубукина насчитывал около десяти лет. Причём возглавлял Валентин Борисович сплошь команды мастеров — московский «Локомотив», симферопольская «Таврия», львовские «Карпаты». Но под крылом Тарасова и он набирался опыта.
Как-то Бубукин дал упражнение, две минуты спустя — другое. Всевидящее око Анатолия Владимировича не дремало.
«Можно вас, Валентин, на минуточку?»
Когда Бубукин подошёл, Тарасов взял нового старшего тренера в оборот:
«Ты что наделал? Ты зачем прекратил упражнение?»
«Да там, Анатолий Владимирович, времени мало. У меня ещё забегания, потом общая атака…»
Тарасов дослушивать не стал:
«Ты дал упражнение на миллион. Ты посмотри, как они его жрут! Они жрут его нахрапом. Дай ещё, не жалей».
«Армейцы» восприняли изменения с энтузиазмом. Стало по-футбольному привычнее. Но авторитет Тарасова не пострадал — напротив.
С особым рвением они исполнили установку Анатолия Владимировича в товарищеской игре с «Чепелем». С этим клубом ЦСКА встретился в Будапеште на турнире в честь Дня венгерской конституции.
Хозяева, уступая в счёте и в мастерстве, принялись откровенно бить «армейцев». Охоты на своих Тарасов не выдержал, грузно поднялся и пошёл к бровке. На скамейке запасных заёрзал представитель консульства.
«Валентин Борисович, остановите Тарасова, скандал будет», — обратился он к Бубукину.
Тот отмахнулся от него:
«Вы что, Тарасова не знаете? Его Брежнев не смог остановить в 69-м. Хотите остановить — попробуйте».
Тем временем Анатолий Владимирович дошёл до кромки поля и под свист трибун подозвал к себе Капличного.
«Капитан Капличный! Слушай приказ полковника Тарасова. Мочить гадов по всему полю. За жёлтые и красные карточки отвечает полковник Тарасов. Выполнять».
На 74-й минуте с поля был удалён Борис Копейкин. К тому моменту табло «Непстадион» показывало 0:4.
Порой установки Анатолия Владимировича откровенно изумляли. Так, перед игрой предпоследнего тура с «Зенитом» Тарасов произнёс:
«Мальчишки! Сегодня нужно постараться. У нас остался шанс на медали».
К ноябрю 1975 года безвыигрышная серия ЦСКА достигла 11 матчей. «Армейцы» шли на 13-м месте — в двух очках от зоны вылета.
«Зенит» выступал ещё хуже. Поражение в Ленинграде делало шансы хозяев на спасение призрачными. Ничья устраивала всех, она и была сыграна.
Зонин потом утверждал, что инициатива поделить очки исходила от Тарасова. А он, обычно такой честный и неподкупный, из уважения к мэтру согласился на 1:1. Да ещё смаковал детали телефонного сговора.
«Эрман! Ты армию любишь?» — начал издалека Тарасов.
«Я вас люблю, Анатолий Владимирович. Отдам я вам очко», — соизволил Герман Семёнович.
«Откуда ты знаешь?» — услышал тренер «Зенита».
«Таблица-то передо мной. Всё будет в порядке», — заверил Зонин.
Но без нервов не обошлось. «Зенит» вёл в счёте, Анатолий Владимирович, находясь за воротами, хватался за сердце.
То и дело к Зонину, по его же словам, подбегал Бубукин:
«Герман, ты что? Хочешь старика до инфаркта довести? На Тарасове лица нет!»
«Да пусть не волнуется», — отвечал Зонин.
Венец истории — фраза Анатолия Владимировича, якобы сказанная Тарасовым лично Герману Семёновичу:
«Да я чуть с ума не сошёл! Хотя момент мы хороший создали».
Версия Зонина противоречит словам Анатолия Владимировича на пресс-конференции. Тарасов сказал журналистам, что поединок с «Зенитом» не был боевым. Заявить о неспортивном характере встречи ещё громче — невозможно.
Версия Зонина противоречит самой натуре Анатолия Владимировича. В 1946 году Тарасова возглавлял футбольный клуб ВВС. Его команде предстояли решающие игры с «Пищевиком». На кону — выход в высшую лигу.
Когда до Анатолия Владимировича дошла информация, что один из игроков ВВС готов сдать игру за пять тысяч рублей, он позвонил в приёмную маршала Константина Вершинина. Через полчаса Тарасов сидел в кабинете главнокомандующего Военно-Воздушными Силами СССР.
В результате администратора «Пищевика» Якова Цигеля поймали с поличным, а команда Анатолия Владимировича в честной борьбе заслужила повышение в классе. Но в футболе Тарасов не задержался.
«В хоккее не было, чтоб кто-то игру продал, а в футболе уже начиналось. Когда Анатолий Владимирович с этим столкнулся, он просто растерялся», — свидетельствовала Нина Григорьевна.
После отставки Тарасов заехал на базу в Архангельском, где заглянул к Владимиру Астаповскому и чуть ли не с порога принялся извиняться.
«Да за что, Анатолий Владимирович?» — недоумевал вратарь.
«Не дали тебе лучшего, не отстоял тебя», — каялся Тарасов.
«Вам за что извиняться-то?» — упорствовал Астаповский.
И тут Анатолий Владимирович взорвался:
«Да ты сам-то понимаешь, что ты лучший?! Лучший — тебе понятно?»
Лучшим Владимира Астаповского признали в 1976 году. Не только вратарём, но и футболистом. А в конце 1975 года он вошёл в список 33-х лучших футболистов.
Компанию ему составил Борис Копейкин. Форвард ЦСКА забил 17 мячей и провёл один из лучших сезонов в карьере. За год до этого он думал о том, чтобы повесить бутсы на гвоздь.
При Тарасове играющим тренером стал . В 1981 году ростовский СКА под его руководством выиграл Кубок СССР.
Валентин Бубукин на протяжении двух десятков лет работал в ЦСКА на разных должностях. В 1978 году с армейской командой Ханоя выиграл чемпионат Вьетнама.
Анатолий Тарасов после проведённого в футболе года ушёл на покой. Он сосредоточился на детском клубе «Золотая шайба», председателем которого оставался до самой смерти в 1995 году.
Видео дня. Как изменились футболисты за время самоизоляции
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео