Ещё

Сумасшедший Моцарт. В Екатеринбурге прошла мировая премьера мюзикла «Моцарт vs Сальери» 

Сумасшедший Моцарт. В Екатеринбурге прошла мировая премьера мюзикла «Моцарт vs Сальери»
Фото: Ревизор.ru
Александр Сергеевич Пушкин одним росчерком пера обрек нести славу отравителя в веках. Однако, художественный образ этого композитора далек от истинного, и в новой постановке Моцарт, словно спорит с великим поэтом о том, как было на самом деле. На сцене легкий даже наивный Моцарт создает цензурный комитет, цель которого решать, какие произведения искусства должны видеть массы, а какие нет. Все доходит до абсурда, и даже статую Давида Моцарт отправляет за фиговым листом. Каково это — играть великого композитора рассказал исполнитель роли Моцарта молодой актёр :
— Для меня Моцарт — это добрый, искрометный, но в тоже время провоцирующий всех своих партнеров на какие-то неординарные поступки человек. Он априори положительный герой, и мне пришлось его перестроить, было сложно не нарушить тонкую грань, не уйти в абсолютную злость. Моцарт в спектакле манипулирует обществом, начинает вбрасывать свои идеи и смотрит на реакцию окружающих.
— В опере много разной музыки, как вы справились со своими вокальными партиями?
— Композитор гениально соединил оригинальную музыку Моцарта и свою. Я сам не всегда понимал, где чья мелодия. Они легко воспринимаются на слух, мои партии певучие и воздушные, они шутливы и поднимают настроение, но петь их очень сложно. Фото: О. Цурик
Сложно ли было вокально противостоять  — Сальери, на сцене?
— Каждый из нас ведет свою линию, где-то мы пересекаемся, где-то расходимся, а где-то соперничаем. Я не могу сказать, что противостояние между Моцартом и Сальери главное в спектакле. Скорее эта история взята за основу, а глубинные ее смыслы совсем в другом.
Бесконечно нежная и целомудренная, возвышенная музыка Моцарта контрастирует с давящей, почти роковой музыкой в исполнении Сальери. Такое противостояние не случайно — каждый герой несёт в зал свою энергию. Кажется, что Сальери сам восхищается Моцартом, любит его творчество, но сам он так творить не может. Борьба с внутренней завистью отражена с самых первых нот. Игорь Ладейщиков, рассказал, как справился с этой ролью и чему его научил этот образ:
— Еще обучаясь на театральном факультете, нас учили, играя отрицательного героя, надо искать в нем положительные стороны. Эта роль открывает новые философские горизонты. Для меня этот герой с его переживаниями — новый виток в жизни, я благодарен, что у меня появилась возможность сыграть Сальери.
Ваши вокальные партии перебивают нежное пение Моцарта, с чем это связано?
— У Сальери происходит сильный эмоциональный надрыв, и поэтому его партии больше стилистически похожи на рок, это помогает выразить его суть. Когда человека поглощает чернота, а он ей сопротивляется, происходит этот внутренний конфликт. И музыка, написанная для Сальери, в данном случае хорошо это показывает. Даже в момент, когда он впервые остается наедине с собой, его ломает, он метается от того, что он хотел отравить Моцарта, а тот не отравился. Его гнетет раскаяние, он понимает, вещество, которое он дал Моцарту, свело его с ума, механизм запущен, и назад пути нет. А партии Моцарта сделаны в его стилистке, они более легкие в них много высоких нот. Фото: О. Цурик
В опере задействована вся труппа театра — 250 человек, более 100 костюмов, подготовлены уникальные декорации, более 1000 листов партитуры и фрагменты подлинных музыкальных композиций Моцарта. Чтобы поднять популярность таких жанров, как опера и мюзикл, нужно внять эпохе. В спектакле подняты такие темы, которые в свете современных событий кажутся злободневными и актуальными. Сюжетно-образная концепция построена так, что уже в середине становится не важно, травил Сальери Моцарта или нет, смысловая нагрузка намного интереснее, а сумасшедший Моцарт — лишь прикрытие, чьими устами можно сказать нелестную правду. Режиссер рассказал, как шутить на лезвии ножа:
— Искусство должно быть на гране фола, потому что если будет иначе, то это никому не интересно. Театр должен будоражить, волновать. Театр — это живой диалог, обмен информации между актером и зрителем.
— Сальери и Моцарт такая давняя история, есть шанс, что публика оценит ее?
— Эта история актуальна всегда. Ни одно поколение бьется над разгадкой: травил он или не травил. Мы в этом спектакле не будем ставить точку в этом вопросе. Мы сделали фантазию на тему личности художника и истории, художника и общества, а это темы вечные. Художник во все времена чувствовал себя по-разному: и обманывался, и вновь искал, был признан или терпел непонимание. Это жизненный процесс, мы пытались увлечь артистов в этот процесс и показать зрителям внутренний мир творческих людей.
Почему выбор пал на комедийный жанр?
— Театр часто ставит собственные произведения, но обычно мы глубоко копаем и не всегда слышим смех в зрительном зале, не хватает комедии сегодня. Поэтому решили сделать оперу буф, гротеск, в которой комедийности больше, чем трагедии. Мы от души в хорошем смысле похулиганили и в тексте, и в музыке. Фото: О. Цурик
Музыка действительно хулиганит: то Моцарт от творческого голода вдруг наигрывает знакомую мелодию «ламбады», то вдруг в тайном масонском обществе пробегут ненароком веселые еврейские мотивы. А истинным кодом гениальности Моцарта в конце оперы звучит «Lacrimosa». Евгений Кармазин, композитор спектакля, подробнее рассказал о своей работе:
-Я попытался создать современную комическую историю, «Моцарт vs Сальери» — это опера буф, она ближе к мюзиклу, но музыкальный материал у нее более серьезный. Пришлось аккуратно работать с музыкой Моцарта, чтобы она гармонировала с разножанровой музыкой других героев. Для музыкальных гурманов здесь будет много сюрпризов, я использую цитату из оперы Сальери, арию Гиперместры. Она показывает Сальери, как сильного оперного композитора. В музыкальном материале партий Моцарта и Сальери изначально заложен конфликт, он прописан драматургией, и в музыке это приводит к еще большему противостоянию разных жанров. Ремесленник с одной стороны, его музыка приближена к року, и классик другой стороны.
— Как выбирали код гениальности Моцарта?
— Код гениальности Моцарта — это собирательный образ. Мы конечно же шли от того, что вся мелодика Моцарта уникальна и заставляет людей эмоционально насыщаться. Вся его музыка это по большому счету и есть один общий код гениальности. Что касается «Lacrimosa», то в конце спектакля нужно было реабилитировать Сальери как гениального композитора, и вопрос примирения этих двух титанов был важной точкой. И «Lacrimosa» подходила для примирения конфликтующих сторон. Материал рассчитан на разноуровневую аудиторию, он будет интересен, как массовому зрителю, так и любителям академической музыки.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео