Ещё
"Монако" подпишет молодого сербского защитника
"Монако" подпишет молодого сербского защитника
Футбол
Плющенко ответил Тутберидзе
Плющенко ответил Тутберидзе
Фигурное катание
Мората поделился мнением об одноклубнике Фелише
Мората поделился мнением об одноклубнике Фелише
Футбол
Слуцкий рассказал, как к нему относились в "Витессе"
Слуцкий рассказал, как к нему относились в "Витессе"
Футбол

Жан-Пьер Тома — рассказываем историю человека номер один в РУСАЛе 

Жан-Пьер Тома — рассказываем историю человека номер один в РУСАЛе
Фото: Daily Storm
Ставший во главе совета директоров Жан-Пьер Тома известен во Франции как приближенный , которого тот направил в нулевые налаживать связи с российским бизнесом. До этого Тома был казначеем в партии, которая получала деньги из тайных фондов правительства, с откатов при реконструкции школ и от посредников при торговле оружием.
Казначей
Вы когда-нибудь слышали о российском политике ? Скорее всего, нет. А ведь это бессменный казначей главной политической силы нашей страны — .
Вот такой же незаметный пост занимал в начале 90-х Жан-Пьер Тома, товарищ Николя Саркози, во Франции. Политик отвечал за финансирование (Parti républicain). В 1997 году она прекратила свое существование. На ее остатках возникла Либерал-демократическая партия, затем , который Николя Саркози реорганизовал в партию «Республиканцы».
Чтобы было понятнее, все это умеренно правые силы, к которым относится уже упомянутый Саркози и друг нашего президента , проваливший последние выборы.
Крах Республиканской партии начался 20 июля 1995 года. Тогда следственный судья из Парижа Эрик Хальпен пришел с обыском в штаб партии. Он вел расследование о незаконном финансировании другой политической силы — «Объединение в поддержку республики», от которых избирался на пост президента . Но это не помешало ему проверить и Республиканскую партию.
Визит оказался успешным. В сейфе казначея партии Жан-Пьера Тома следственный судья обнаружил 2 миллиона 300 тысяч франков. Часть купюрами по 200 франков, часть — по 500. После этого Жан-Пьера Тома отвезли на допрос, где стали задавать вопросы о происхождении наличности.
За 23 года, которые прошли с момента обысков в штабе Республиканской партии, во Франции появились три версии происхождения купюр.
Версия первая. Специальные фонды Матиньона
Матиньон во Франции — это как Белый Дом в России. Правительство. А специальные фонды Матиньона — это тайные расходы, которые резервируется в каждом бюджете. Но если в 21-м столетии эти деньги можно распределять только среди силовиков, то в прошлом веке на них могли претендовать и министры, и политические партии.
Логика у этих выплат была такая: «Правительство финансово поддерживает влиятельные партии, представленные в парламенте, чтобы те поддерживали инициативы правительства».
Именно за эту версию ухватился Жан-Пьер Тома и повторял ее на всех допросах.
Версия вторая. Строительные откаты
Во Франции в регионе Иль-де-Франс (в нем расположен Париж) на протяжении 10 лет, с 1988-го по 1997-й, работала узаконенная схема строительных откатов. В центре ее находилась программа восстановления региональных лицеев — в нее попало 471 учебное заведение региона.
Большую часть контрактов без конкурсных процедур получали крупные строительные группы: Bouygues, Eiffage, Générale des eaux notamment и другие. За это подрядчики должны были переводить два процента с контрактов крупнейшим политическим партиям: 1,2% правым и 0,8% левым.
Эрик Хальпен занимался расследованием этой системы откатов, главными фигурантами который были люди, работавшие с Жаком Шираком.
Но, как выяснил судья, и у других политических сил (за исключением «Зеленых» и Национального фронта ) руки не были чистыми. Следователям удалось собрать доказательства по делу против 43 фигурантов уголовного дела, включая Жан-Пьера Тома. За время работы схемы было заключено строительных контрактов на 24 миллиарда франков, а сумма отчислений в политические партии составила 300 миллионов.
Суд по ним состоялся только спустя 10 лет — в 2005-м. Жан-Пьер Тома получил 15 месяцев условно и штраф в 5000 евро. 14 его товарищей по скамье подсудимых подали апелляцию. Ставший председателем директоров РУСАЛа экс-казначей не стал оспаривать приговор.
Версия третья. Финансирование из-за рубежа
Несмотря на то что суд вынес решение по делу строительных откатов в Иль-де-Франс и виновные понесли наказание, французы не считали вопрос с деньгами Республиканской партии закрытым.
Журналисты подозревали, что миллионы франков не просто так лежали в сейфе Жан-Пьера Тома, а использовались для незаконного финансирования избирательной кампании Эдуара Балладюра (он провел ее неудачно — занял только третье место, а президентом стал его товарищ по «правому флангу» Жак Ширак).
В 2013 году журналисты Le Monde описали схему, по которой Балладюр мог получить деньги. В 1994 году Франция заключила крупные контракты на поставку вооружений в Пакистан и Саудовскую Аравию — фрегатов и подводных лодок. Однако договоры были подписаны не напрямую, а через посредника — бизнесмена ливанского происхождений Зияда Таккиеддина.
Предприниматель признался французским следователям, что часть полученной комиссии он передал для финансирования избирательной кампании Эдуара Балладюра.
СМИ подозревали, что к этой схеме мог иметь отношения Николя Саркози, который в то время, когда заключались сделки с Пакистаном и Саудовской Аравией, занимал пост министра экономики республики (а на выборах 1995 года вместе с Жан-Пьером Тома помогал Эдуару Балладюру). Тем более что имя Зияда Таккиеддина во Франции прочно ассоциировалось с Саркози — с 2012 года в стране полным ходом шло разбирательство о финансировании избирательной кампании Николя Саркози . Посредником в передаче денег выступал тот самый Зияд Таккиеддин. И более того, он активно давал показания следователям.
Переговорщик
В 2017 году обвинение по делу о незаконном финансировании избирательной кампании предъявили Эдуару Балладюру, в 2018 году — Николя Саркози. Имя Жан-Пьера Тома в связи с этими процессами не произносилось.
После краха Республиканской партии экс-казначей формально ушел из публичной политики. В 1997 году он возглавил дочернюю компанию Lazard Bank, в 2013-м открыл свой банк — Thomas Vendome Investments. В качестве представителя этого банка в 2015-м Жан-Пьер Тома посетил Крым, чем вызывал восторг патриотично настроенных СМИ.
Но налаживать связи с Россией бывший казначей начал гораздо раньше. В 2007 году ставший президентом Николя Саркози и его глава администрации (оба — правые) приблизили к себе двух проверенных товарищей — Жан-Пьера Тома и Александра Джухри. Последний, по данным французских СМИ, был участником финансирования избирательной кампании нового президента Муаммаром Каддафи.
Их задачей было налаживать контакты между российскими и французскими бизнесменами. Александр Джухри оказался настолько успешен в деле приближения к кремлевским элитам, что его сын Жермен Джухри женился на дочери советника .
Жан-Пьер Тома долгое время оставался в тени. Его час настал в январе 2011 года, когда Николя Саркози назначил его специальным представителем президента Франции по развитию франко-российских деловых связей и лично в письме рекомендовал его президенту .
Тогда же, в 2011-м, он вошел в совет директоров АО «Курорты Северного Кавказа».
Об успехах Жан-Пьера Тома на российском направлении говорит то, что крупный французский бизнес, несмотря на санкции, продолжает активно работать в России: Vinci строит платную трассу Москва — Санкт-Петербург, , EDF и Engie заняты в проекте «Ямал СПГ» по добыче, сжижению и поставкам природного газа, Technip работает в Арктике.
Но говорить о том, что все эти контакты — исключительно заслуги команды Саркози, тоже неверно. Параллельно с Тома (приход к власти социалиста Олланда не мог не отразиться на его возможностях) Россией занимался Жиль Реми, который работал над продажей «Мистралей». И хотя сделка не увенчалась успехом, Путин лично вручил ему «Орден Дружбы» в 2017 году.
Еще один специалист по России, поднявшийся после смены Саркози на Олланда, — Фабьен Боссар. До 2007 года он считался главным профессионалом по отношениям с российским бизнесом, водившим дружбу с олигархами из 90-х вроде и . Для политиков из современной России эти связи выглядят, скорее, грузом из прошлого, но во Франции верят в силу его влияния и видят его в качестве одного из связных между Трампом и Москвой.
Жан-Пьера Тома в связях с действующей американской администрацией не упрекали. Во Франции он считается открытым сторонником Путина и не скрывает своих взглядов.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео