Ещё
Кобе Брайанта включат в Зал славы в 2020 году
Кобе Брайанта включат в Зал славы в 2020 году
Баскетбол
Тихонов призвал Норицына уйти в отставку
Тихонов призвал Норицына уйти в отставку
Биатлон
ЦСКА интересуется полузащитником "Лорьяна" Кабо
ЦСКА интересуется полузащитником "Лорьяна" Кабо
Футбол
Глушаков высказался о своем дне рождения
Глушаков высказался о своем дне рождения
Футбол

Руслан Мурашов: тренер сказал — знал, что ты выиграешь 

Руслан Мурашов: тренер сказал — знал, что ты выиграешь
Фото: Спорт РИА Новости
Новый чемпион мира по конькобежному спорту в интервью корреспонденту РИА Новости Веронике Гибадиевой рассказал о том, как оказался в скоростном беге на коньках, о детской травме, полученной от хоккея, недопуске на Игры и планах на будущее.
, сегодня в шутку сказал: «Мурашова нельзя обижать, потому что он парень серьезный, пришел из хоккея», и потом сказал, что в какой-то момент вы даже пошли и в бокс. Проясните, пожалуйста.
— Я, правда, занимался хоккеем, а потом решил пойти на бокс — надо было куда-то идти, уже несколько месяцев после хоккея ничего не делал, по ночам сводило ноги. У меня, кстати, и сейчас, если перерыв в сборах длится пару месяцев, начинает ноги сводить, потому что нужно тренироваться. Не могу отдыхать. В общем, я пришел в конькобежный центр, в тренажерный зал и там меня заметил мой первый тренер . Сказал, чтобы я попробовал покататься. Я покатался. Он позвонил родителям, сказал, чтобы я обязательно продолжал ходить кататься.
— Потому что может выйти толк?
— Наверное.
— Почему не остались в хоккее?
— Был конфликт с тренером, я не попал на тренировку — надо было в школу. И когда я пришел, он сказал: «Иди, откуда пришел». Я собрал вещи и, со слезами на глазах, ушел и больше не возвращался.
— Не жалели?
— Больно было поначалу: одиннадцать лет все-таки занимался. Пережил. К тому же мне было 15 лет, это нормальный возраст, чтобы уйти и попробовать себя в другом виде спорта.
— Так был бокс или нет?
— «Грушу» только в зале долбил, но с тренером никогда профессионально я не занимался. Отец сказал: «Тебе там голову отобьют».
— Сейчас «грушу» долбите?
— Иногда. Они висят у нас в манеже, подходим иногда, полупим их.
Такие разные спринтеры
— Мне кажется, вы с Пашей Кулижниковым совсем разные. Психология самого спринта у вас разная тоже?
— Паша может концентрироваться на каждом старте, а мне моя психология не позволяет на каждый старт все выплескивать. Мотивация не позволяет так делать. Я не могу так сконцентрироваться как он на каждый забег.
— Так концентрации не хватает или мотивации?
— Я называю это мотивацией. Вот сейчас собрался на чемпионате мира и показал результат. Паша может так делать на каждом этапе Кубка мира.
— Было ощущение, что вот сейчас все может получиться? Все-таки в последнее время были проблемы с травмами — и спина, и пах…
— Мы весь январь усиленно готовились к Инцеллю. Дмитрий Анатольевич видел это и после старта сказал: «Знал, что ты выиграешь». Сам я чувствовал, что выхожу на хорошую форму, но было важно психологически справиться. Дмитрий Анатольевич лишний раз не лез с советами, просто поддерживал, говорил «Руслан, все хорошо».
— Он за столько лет наверняка тонко чувствует эту грань — когда лучше лишний раз не подходить.
— Конечно, мы уже изучили друг друга за эти годы.
— И вы знаете, когда его лучше не трогать?
— И я знаю, и Паша знает (смеется).
— Несмотря на то, что у вас были очень хорошие результаты и медали чемпионата мира, вы всегда были немного на втором плане. Вы не против такого расклада?
— Нет, я не против (улыбается).
— Ну а если вас будут постоянно куда-то приглашать, брать интервью, будет много всякой пиар-активности… Вы тот человек, которому это нравится?
— Я просто не буду каждый день ходить на интервью. Я в принципе сосредоточен только на спорте, тренировках, все эти сопутствующие активности меня не интересуют.
— После командного спринта, вы очень тактично отказались от комментариев, дав понять, что будете готовы говорить после «пятисотки». Это было желание сфокусироваться?
— Я не хотел проговаривать все мысли, которые были у меня до старта. Хотел, чтобы они остались у меня в голове до 500 метров.
— Как концентрируетесь перед выходом на лед? Музыку слушаете?
— Бывало, пробовал сидеть в наушниках. Но меня она, скорее, отвлекает, не могу под нее сконцентрироваться.
Пять лет спустя
— Помню, в 2014-м вы с Пашей завоевали первые награды на Кубке мира, и я ездила вас встречать в аэропорт. Чувствуете, что изменились? Тогда, признаюсь, вы показались мне очень забавными ребятами.
— Изменился, но не сильно. Стал немножечко мудрее, стал больше думать. В плане позитива — все такой же раздолбай (смеется).
— Паша Кулижников сказал, что был в шоке, когда узнал о вашем недопуске на Игры. Вы сами как все это восприняли?
— Было очень неприятно. Узнал об этом на экипировке — стояла полная тишина. Это был шок, это был удар. Я очень расстроился. Даже не помню, что делал во время Олимпиады. Потом были альтернативные старты. Я там ужасно выступил, не готовился даже. Хоть и говорили про денежные премии, но у меня не было мотивации и желания что-то делать в этом сезоне. Была цель в сезоне — Олимпиада. Я на нее настраивался.
— Прямо перед Играми была травма, которая могла не позволить выступить на Олимпиаде. Правильно понимаю?
— В январе подвернул стопу, порвал связку, но быстро реабилитировался и начал тренироваться.
— Как часто травмируются спринтеры?
— От удачи зависит. Я травмируюсь чаще, чем Паша. Меня вот травмы паха не тревожили, все время думал, откуда у ребят такие проблемы. А потом выяснилось, что у меня такая травма паха серьезная, что ее даже не вылечить, ничего с ней не сделать. До этого была проблема со спиной, с грыжей. Никуда не делась ни эта проблема, ни та. Просто стало меньше болеть.
— Прошло два дня чемпионата мира, у команды семь медалей. Вам не обидно, что ваш вид спорта выпадает из внимания широкого круга?
— Жаль, что нам мало уделяют внимания на телевидении. Не знаю, сколько мы должны выиграть медалей, чтобы наш вид спорта в России начали ценить и уважать, как биатлон, например.
— Голландцам не завидуете в этом плане?
— Завидуем, если говорить о массовости и интересе к виду спорта. Хотелось бы, чтобы и у нас этот вид спорта был номер один.
— Что мотивирует сейчас? Пекин-2022?
— Есть такая цель. Пока могу, буду бегать.
— Сильно напрягло, когда ввели правило с одной «пятисоткой» на чемпионатах мира и Олимпиадах? Вас оно коснулось больше, чем многих.
— Не представляете, как я порадовался результатам жеребьевки! Даже рад, что вот так намучился в сезоне, бегая по второму малому повороту: меня выносило, я столько эмоций на это потратил, и удача теперь оказалась на моей стороне. Дмитрий Анатольевич, когда зашел вчера уже по итогам жеребьевки, я даже по его лицу понял, что все хорошо.
— Что это за фишка с поцелуем в голову? Вы это у сборной Франции подсмотрели?
— Это на самом деле я не из футбола взял. Я смотрю баскетбольные хайлайты, слежу за Стефеном Карри, он очень харизматичный. позитивный. Исполняет невероятные вещи на матчах, на разминке. Я подглядел это у него: кто-то давал интервью, а он подбежал и чмокнул в голову.
— Вообще баскетбол смотрите?
— Нет, только приколы, разные фишки, хайлайты. Я только конькобежным спортом интересуюсь.
— Футбол? Хоккей?
— Футбол не люблю и хоккей тоже.
— С хоккеем — детская травма?
— Да.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео