Ещё

Большой передел: как «наследники» Сталина боролись за власть 

Фото: Мир24
Личность Иосифа Джугашвили-Сталина как минимум неоднозначная. Можно долго спорить обо всех аспектах его политики и о том, к какому состоянию пришел СССР к 1953 году, но влияние Председателя Совета Министров на отечественную историю переоценить достаточно сложно. Столь яркий лидер завязал на себе такое количество процессов, что довольно продолжительное время практически в одиночку управлял огромной страной и родной партией.
Правда, был у такого сосредоточения силы и существенный минус. Вождь не смог угнаться за собственным здоровьем, не успел найти себе хорошего преемника и после своей смерти 5 марта 1953 года оставил государство фактически в руках сразу нескольких своих «наследников». Которые — что естественно — тут же взялись делить власть и бороться за нее. В день памяти Иосифа Виссарионовича «МИР 24» рассказывает о том, как СССР оказался в таком положении и чем завершился передел полномочий партийной верхушкой.
Великая реформа
Вообще-то не совсем справедливо говорить, что Сталин совсем уж забыл о том, что все мы смертны, и никак не готовился к возможной болезни и прочим неприятностям. Глава государства прекрасно понимал, что когда-нибудь придется разделить свои полномочия. Но не думал, что так быстро.
Чтобы СССР не превратился в разбитый ковчег без своего капитана, Сталин затеял масштабную реформу государственного управления. Ключевым событием стал XIX съезд партии, который прошел в октябре 1952 года в Москве. Во время собрания был упразднен главный орган управления страной — Политбюро ЦК. Вместо него был собран Президиум ЦК из 25 человек. В него Сталин постарался собрать как коммунистов из «старой гвардии», так и своих новых ставленников. Так Иосиф Виссарионович хотел уравнять силы.
Важным этапом стало и то, что ВКП (б) была переименована в КПСС. Юридически смена названия ничего не меняла, но была очень символичной. Вместо «всесоюзной» партия стала политическим органом Советского Союза. Эти изменения рядом историков считаются чуть ли не самым главным этапом политической жизни СССР. Недаром большинство сведений о XIX съезде в результате были вымараны. Сейчас можно найти полную расшифровку всех съездов, кроме этого, будто в печку бросили все тетрадки с записями не только стенографисток, но и участников мероприятия. Идеи, высказанные Иосифом Виссарионовичем, были столь радикальными, что их просто не смогли принять другие партийные деятели.
Среди них, кстати, были на тот момент как довольно известные коммунисты с большим партийным прошлым, так и довольно молодые политики, которые пришли в ВКП (б) на место жертв масштабных репрессий 30-х годов. К первым относились Лазарь Каганович, Вячеслав Молотов, Климент Ворошилов и другие. Они думали, что именно в их руках окажется вся полнота власти после ухода Сталина. Но — берегись, государственность, сокрушайтесь, правители. Роль главный политических акторов была уготована их более молодым коллегам: Николаю Булганину, Лаврентию Берии и Георгию Маленкову.
Смерть Сталина
Иосиф Виссарионович никогда не отличался любовью к врачам. Скорее он относился к их советам скептически, а особенно плохо воспринимал все новомодные медицинские тенденции. Сталин считал, что он лучше знает, как ему лечиться. Тут бы воскликнуть: «Ну кто научил вас жить так?» — но смельчаков не находилось. Поэтому глава государства на протяжении долгих лет медленно, но верно губил себя.
В ночь с 28 февраля на 1 марта 1953 года Сталина хватил удар. Как оказалось чуть позже — инсульт с кровоизлиянием в мозг. Иосиф Виссарионович не мог ни двигаться, ни разговаривать. Врачи прибежали на место практически сразу. Но долгое время боялись подступиться к вождю. Все-таки сам коммунист создал себе такую репутацию, что прикасаться к нему — все равно, что подписать самому себе расстрельный приговор. В результате лечением занялись слишком поздно, а к 3 марта уже стало понятно, что Сталин свою дачу живым уже не покинет.
Тем временем в Кремле было созвано срочное заседание Президиума Верховного Совета. Понимая, что начнется через пару дней, будущие первые лица государства уже решали, как жить дальше. Делить место под крылом Сталина, как известно, для них было довольно просто. Но делить страну — это немножко другая задача. Сложное заседание продолжалось весь день, пока путем компромиссов не было принято устроившее всех решение.
Итак, Маленков занял пост Председателя правительства, ему в замы определили Берию, Молотова, Булганина и Кагановича. Председателем Президиума Верховного Совета стал Ворошилов. Всем им раздали профильные министерства, да на том и закончили. Согласно документам, в первоначальной версии обновленного состава Президиума даже был Сталин, который скончался спустя 10 минут после конца заседания. Уже на следующее утро оперативно подчистили.
Маленков против всех
Итак, фактически главным человеком в стране остался Маленков. Правда, всей полноты власти у него все же не было: проведенное на XIX съезде разделение построило такую мощную систему сдержек и противовесов, что Георгий Максимилианович мог вылететь со своей высокой должности точно так же, как на нее и влетел. К тому же на место было много желающих.
Главной политической акцией того года, конечно, стали похороны Иосифа Виссарионовича, которые прошли 9 марта на Красной площади. Выступали три главных человека страны, которые со сцены, по сути, не столько прощались со Сталиным, сколько излагали свои программы.
Маленков говорил о том, что СССР нужно сосредоточиться на повышении благосостояния собственных граждан, переключиться на легкую промышленность, обеспечить достойную жизнь советского человека. При этом он считал, что воевать с капиталистами вовсе не нужно. Мол, это только лишняя трата денег, а социалистической режим вполне может существовать в рамках здоровой конкуренции рядом с капиталистическими.
Дальше выступали Берия и Молотов, которые во многом расходились, но были согласны в одном: нужно наращивать военную мощь и готовиться к прямой конфронтации с капиталистическим миром. На том политики и нашли точку соприкосновения, благодаря которой смогли вместе выступить против Маленкова.
Берия возглавлял МВД и с лихвой пользовался этой привилегией. Для повышения собственного рейтинга он провел большую амнистию и, как говорят, настраивал спецслужбы против Маленкова и его компании. Впрочем, если бы советскому гражданину платили каждый раз, когда для внутрипартийной борьбы использовались гэбисты — он бы позволил себе пару квартир в Москве еще к середине века. Так что ничего нового в этом нет.
Так или иначе, Лаврентия Павловича удалось сместить, объявить врагом народа и противником коммунистической партии, а затем расстрелять еще в июне 1953 года. Первый раунд остался за Маленковым.
В игру вступает товарищ Хрущев
Роль Никиты Хрущева в истории со сталинским наследием получилась невероятно «киношной». Он буквально слился с воздухом, превратился в дым. До последнего момента никто будущего генсека не замечал. Его считали последним с конца во всех списках претендентов на место в Кремле, но вместе с тем Хрущев всегда был рядом и тихой сапой продолжал свою борьбу.
Хрущев был их той гвардии, которую Сталин привел в высшие круги власти в конце 30-х годов. Он долгие годы хорошо служил во благо партии и дослужился до места в Президиуме. Там он играл роль ничего не решающего политика, который просто примыкал к группе самого сильно и, что называется, «не отсвечивал». Собственно, во многом поэтому он и стал секретарем КПСС при очередном переделе власти в марте 1953-го. Никита Сергеевич был той компромиссной личностью, которая устраивала всех.
Вплоть до июня он помогал Маленкову в отстранении Берии. Но оставаться марионеткой в руках главы правительства Хрущев явно не собирался. Практически сразу он стал действовать как заядлый оппозиционер. Первый секретарь партии понимал, что у него мало шансов достучаться до властной верхушки, поэтому пошел другим путем. Он начал настраивать против Маленкова всю партийную бюрократию.
В частности, когда глава государства внезапно решил сократить тысячи обслуживавших госмашину чиновников под предлогом того, что в стране на них нет монет, Хрущев понемногу решил помогать отстраненным, поднимал зарплаты оставшимся сопартийцам и не забывал сеять недоверие к Маленкову. Как показала история, все у него получилось. В фервале 1955 года пост главы правительства занял Булганин, за которым фактически стоял Хрущев.
Маленков не смог просто так отказаться от власти и объединился с Молотовым и Кагановичем в импровизированный лагерь оппозиции, который должен был сместить не только Булганина, но и Хрущева. Последнего предлагалось снять путем ликвидации созданного под Никиту Сергеевича поста Первого секретаря партии. Опытные политики проявили крайнюю недальновидность за что и поплатились. В 1957 году они попытались собрать Пленум ЦК и выбить своего оппонента из власти. На свою сторону получилось склонить даже Булганина. Но Хрущев набрал слишком большой политический вес. Он продвинул лояльных ему членов КПСС на заседание, поэтому не только сохранил за собой должность Первого секретаря, но и смог отправить в отставку всех горе-оппозиционеров. Их позже отправили в ссылку. С начала 1958 года Никита Сергеевич занял пост Председателя Совета Министров. И стал единоличным главой СССР.
ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС. НОВОСТЯХ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео