Ещё

Анатолий Хованцев: пресса в сезоне порой биатлонистов просто разлагала 

Главный тренер сборной России по биатлону Анатолий Хованцев в интервью по итогам сезона рассказал, какие сюрпризы преподнес первый год работы с командой, как будет формироваться состав на следующий сезон, и не пожалел ли он сам, что ввязался в это дело.
"В женской команде выкосило всю эстафеты"
— Анатолий Николаевич, какие самые большие сюрпризы преподнес вам первый сезон в качестве главного тренера?
— Если говорить о хорошем, то это был первый этап Кубка мира, когда женская команда оказалась на втором месте в общем зачете. Команда вышла на такой уровень, которого давно не было. Вот это, если честно, был сюрприз. Потому что девочки, которые отобрались в сборную, за исключением Екатерины Юрловой-Перхт и , на этапах Кубка мира не выступали. И когда они всем составом пошли так, что все были в двадцатке, это был сюрприз. Если говорить про ребят, то от  мы ждали, что он будет бороться за десятку. Он и сам про это говорил. Но когда начались этапы, мы поняли, что по скорости он очень хорош. При том, что подготовка не была форсированной, а это означало, что скорость будет держаться или даже расти. Это тоже приятно удивило.
— А в чем заключались неприятные неожиданности?
— В том, что девчонки начали «сыпаться». Заболели , , за ними другие. Потом начался спад у Старых. В женской команде выкосило всю эстафету. А ведь начиналось все отлично. Расскажу такую маленькую историю. В Оберхофе захожу в офис соревнований за номерами, а там работает женщина, когда-то переехавшая из России. И она мне говорит: «Вы знаете, немцы, которые работают в офисе, говорят, что русские сегодня выиграют. — Почему? — А они говорят, что в плохую погоду русские всегда выигрывают». И так вышло, что мы этот прогноз оправдали (женская сборная России в составе Павловой, Васильевой, и Юрловой-Перхт выиграла эстафету на этапе Кубка мира в Оберхофе — ред). А дальше по сезону пришлось перестраивать команду. Вот это был главный неприятный сюрприз. Если честно, к такому мы не были готовы. Пришлось вызывать , и она, в общем-то, хорошо выступила. Для первого старта на Кубке мира (спринт в Нове-Место — ред) 38-е место с двумя кругами — это нас удивило. Если бы кто-нибудь сказал, что она с двумя кругами попадет в очки… Но вообще, конечно, проблема была серьезная. Мы с Виталием Норицыным (старший тренер женской сборной России — ред) даже решили, что девчонок не надо отпускать на этапы в Америку. Да, мы потеряли какое-то количество очков, но зато провели очень плодотворный сбор в Риднауне, который вылился в то, что женская сборная однозначно вышла на хороший уровень. Речь не только о Юрловой-Перхт, у которой и раньше были высокие результаты, она и чемпионкой мира была. Например, выросла. У нас есть статистика, которая свидетельствует, что Света заметно добавила в стрельбе. Да, у нее не получилась стрельба, когда мы поставили ее в эстафету на чемпионате мира, но это можно понять. Впервые бежать на чемпионате мира, защищать честь страны, это невероятное давление. Вспомните, она закрывала три мишени тремя дополнительными патронами и на «лежке», и на «стойке». А «стойка» — это пока вообще не ее. Зато по скорости она буквально в секундах от лидеров. Такого у нас давно не было. Той же Юрловой не очень повезло на чемпионате мира, но и там она была очень сильна ногами.
"На протяжении всего сезона испытывали проблемы с лыжами"
— В сентябре вы говорили, что далеко не все готовы сразу воспринять предлагаемую вами методику тренировок, но вот  с ней уже знаком, потому что и прежде тренировался с вами. Вы ожидали, что Дмитрий быстрее других станет набирать ход, однако его результаты в этом сезоне не блестящи. Почему?
— Согласен, это не тот результат, на который он способен. Однако, согласно аналитике, по скорости Дима все-таки немножко добавил. Но по той же аналитике у него появились проблемы при стрельбе лежа. Весь штраф, который он собирал, это штраф на «лежке». Это надо исправлять. К тому же с ним мы немножко отошли от того, что делали годом раньше.
— Почему отошли?
— Потому что попытались поднять его скорость по ходу сезона. В тот год, когда я с ним работал, у него результаты пошли только в конце сезона. Сейчас попробовали это изменить, теперь будем разбираться, что получилось, а что нет. Но скорость у Малышко все же возросла. Незначительная прибавка, но она есть. Приблизительно такая же, как у Саши Логинова. Саша в предыдущем сезоне проигрывал лидерам 2,7 секунды на километр, а в нынешнем уже 2,3 секунды. В среднем по сезону. Вот и у Малышко такой же прирост. Но есть еще и другая трудность. Мы практически на протяжении всего сезона испытывали проблемы с лыжами. Когда у нас были хорошие лыжи, мы были наверху.
— В чем проблема с лыжами? Речь ведь не о работе сервис-бригады?
— К сервисменам никаких претензий. Отстаем от ведущих команд именно в техническом обеспечении. Мы должны иметь свою машину, которая готовит так называемую структуру лыж. Есть информация из проверенного источника, что немцы на чемпионате мира подготовили 50 разных вариантов структуры лыж для тестирования. А мы не могли этого делать. И из-за этого на том же чемпионате мира мы проигрывали. Особенно тогда, когда шел снег. Это и смешанная эстафета, и индивидуальная гонка у мужчин, и мужской масс-старт. На последнем круге был очень далеко от Логинова, и он Сашу съел моментально. У Логинова лыжи просто не ехали. Это факт. На заключительном этапе Кубка мира мой бывший подопечный финн Теро Сеппала после гонки преследования сказал мне: «Анатолий, у ваших ребят были очень плохие лыжи. Я шел рядом с Малышко, у него были очень плохие лыжи, у Логинова чуть получше». Заметьте, сам подошел, я у него ни о чем таком не спрашивал. У норвежцев такая машина есть, у немцев, у шведов есть. У нас нет. Но сейчас это решается, мы обсуждали проблему с президентом СБР . Со следующего года появится микроавтобус с такой машиной, он будет ездить с нами по этапам Кубка мира.
"Если вы их боитесь, как вы будете выигрывать на этапах Кубка мира?"
— Имена звучат все те же: Логинов, Малышко…
— Если говорить объективно, мы не смогли подготовить конкуренцию основной четверке мужской команды (Логинову, Малышко, Гараничеву и Елисееву ред). Не подготовили молодых спортсменов, которые могли бы стабильно конкурировать с лидерами. Взяли, например, . Для него это был такой стресс, что он аж ходил вприпрыжку. Из-за того, что смог отобраться в команду. Ребята растут, но им нужно больше стартов. Как вы помните, мы в этом году провели отбор по спортивному принципу. Это было позитивным шагом в том смысле, что мы дали шанс спортсменам из регионов выйти на отбор и попробовать свои силы. Но как бы мы ни пытались уйти от того, чтобы эти ребята не форсировали свою подготовку именно к отбору, все равно это было. Общий сбор перед отборочными стартами был непродолжительным. И некоторые спортсмены на этот сбор приехали с гор, вот им как раз хватило времени, чтобы пройти реакклиматизацию и на второй волне так называемого «горного эффекта» хорошо пробежать отборочные гонки. Но все равно этот шаг был правильным. Мы не закрылись, а создали конкуренцию. Ребята, которые все лето готовились в основной команде, беспокоились, что придут люди со стороны и смогут их обыграть. Даже были разговоры в команде, мол, «зачем это делается, они специально подготовятся к отбору». Я им отвечал: «Ребята, если вы их боитесь, как вы будете выигрывать на этапах Кубка мира?» Я думаю, что мы и в следующем году продолжим такую практику.
— Вы говорили в сентябре, что главная задача первого года работы в сборной заключается в том, чтобы организовать сам процесс. Так, чтобы не вы занимались всем и вся, а процесс шел сам во всех командах. Удалось ли это?
— Удалось выстроить работу в двух составах — в основном и резервном. В юниорском есть проблемы. Но они связаны не с методикой, а с отбором в команду. Но то, что мы выдержали общее направление работы в основном и резервном составах и у мужчин и у женщин, это факт. Это дало возможность спортсменам и спортсменкам работать по одной схеме и определиться между собой, кто из них сильнее. И дало тренерам возможность понять, кто есть кто, и кто будет работать дальше. Еще важно, что в этом году так называемый резервный состав, то есть вторая половина команды, состоял практически из одних молодых спортсменов и спортсменок. В следующем сезоне мы постараемся резерв составить только из молодых спортсменов. Хотим привлечь Андрея Вьюхина, Вячеслава Малеева, Ильназа Мухамедзянова. И Василия Томшина с Игорем Малиновским, которые уже в прошлом году готовились с основной командой, тоже будем привлекать. Это целенаправленная работа. Вьюхин с нами раньше не готовился, теперь будет. Он один из сильнейших юниоров «бегунков». Пока со стрельбой проблемы, но посмотрим, что будет, когда он начнет летом работать в основной команде.
"С первого этапа Кубка мира началось — дайте результат!"
— Вы не пожалели, что ввязались в это дело?
— Временами было вокруг команды такое, от чего я даже не отвык, а просто раньше такого не было. Один сплошной негатив. Пресса, которая должна быть объективной, иногда просто разлагала команду. «Спортсмены никакие, не могут ни бежать, ни стрелять». Это же позитива не дает.
— Но это же часть профессии — справляться с такими внешними проявлениями, не так ли?
— Иногда даже кипело в такие моменты. Когда слышал совершенно необъективные обвинения в адрес спортсменов. Мне-то что? Я даже журналистам однажды сказал: «Ребята, склоняйте меня, как хотите, только не трогайте спортсменов».
— Ну а в целом, вы рады, что вернулись?
— Пока не могу сказать, что рад. Я ведь максималист. У нас нет золотой медали чемпионата мира. Вот нет. По тому, как мы выступали, шансы были. Не гипотетические, а реальные. Но мы не смогли их реализовать, и я, конечно, недоволен. В общем, великолепно выступила Катя Юрлова-Перхт, не говоря уж о Саше Логинове, который на протяжении всего сезона боролся за высокие места. А про Женю Гараничева я бы сказал, что он на этом чемпионате мира оказался обижен судьбой. Два раза претендовал на медаль, но один раз побежал на лишний штрафной круг (в гонке преследования — ред), а во второй раз, когда они с Йоханнесом Бё пришли на рубеж и начался шторм (в масс-старте — ред). Бё промахнулся пять раз, Женька — четыре. Но так или иначе, золотой медали нет.
— Тогда переформулирую вопрос. Вы довольны, что вернулись в систему российского биатлона?
— Сейчас я это сказать не могу, потому что не могу понять отношение к команде, которая только первый год работает. Не со стороны руководства СБР, а общее отношение. С первого этапа Кубка мира началось: «Дайте результат»! Но ведь не только тренеры новые, у нас и состав обновился на 70 процентов. Стало получаться более-менее хорошо — «давайте еще лучше»! Но прыгнуть выше головы не так просто. Сразу. И вообще это непросто. Сейчас мы анализируем работу, пытаемся понять, что мы делали неправильно. Потом начнется новы виток работы. И очень хотелось бы, чтобы это было с пониманием воспринято всеми, кто болеет за биатлон.
— Тогда совсем конкретный вопрос. Решение стать главным тренером было правильным?
— Если оценивать… (пауза)
— Без «если». Да или нет?
— (Пауза) Скажу — да. Но вы же видели, я помолчал, внутри себя это прокрутил (улыбается). Правильное решение или неправильное… скажу — да!
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео