Ещё
Предательство по-русски. Чиновники против спортсменов
Предательство по-русски. Чиновники против спортсменов
Легкая атлетика
На Западе спорят о вердикте WADA
На Западе спорят о вердикте WADA
Зимние виды спорта
США обвинили в грубом вмешательстве в расследование WADA
США обвинили в грубом вмешательстве в расследование WADA
Зимние виды спорта
Чемпиона Европы заподозрили в педофилии
Чемпиона Европы заподозрили в педофилии
Фигурное катание

Олимпийский чемпион Алексей Ягудин: С детства и до сих пор равнодушен к критике 

Олимпийский чемпион Алексей Ягудин: С детства и до сих пор равнодушен к критике
Фото: Вечерняя Москва
Новое шоу «Ледниковый период. Дети» начинает показывать Первый канал. Его ведущий, олимпийский чемпион , рассказал «Вечерке» о своем участии в программе.
Алексей Ягудин, собравший всю коллекцию титулов в мужском фигурном катании, без хлопот мог бы жить в качестве «легенды спорта», однако неугомонный темперамент заставляет его то участвовать в театральных проектах, то выходить на съемочную телевизионную или киноплощадку… Во втором сезоне детской версии «Ледникового периода» он работает в паре с .
— Алексей, вы трижды вели «Ледниковый период». Чувствуете себя профессиональным телеведущим?
— Нет предела совершенству. Я на самом первом «Ледниковом периоде» и я сегодняшний — это два разных человека. Но я и через пять лет буду говорить то же самое, ведь все нормальные люди живут для того, чтобы становиться лучше, интереснее, профессиональнее.
— В новом сезоне ваша соведущая — Алла Михеева. Сложно рядом с таким непосредственным человеком уживаться в кадре?
— Я точно такой же. С этим согласятся все, кто знает меня в жизни. Но два абсолютно одинаковых по темпераменту ведущих — это не очень интересно, поэтому мне приходится быть серьезнее. (Смеется.) Алла прекрасная соведущая, и, надеюсь, ей комфортно со мной.
— В детском «Голосе» исполняет роль такого… утешителя для малышей. Вам тоже предстоит. Готовы?
— Я отец двух девочек, и мне это очень близко. Каждый раз, когда при отборе загорается не тот цвет или выставляются не те оценки, я представляю, как будто передо мной моя дочка, и сразу нахожу нужные слова. А вообще детские проекты всегда более искренние: дети говорят то, что думают, а не то, что научились отвечать на публику. Например, мне нравится «Лучше всех!» с . Вот такие передачи я бы с удовольствием вел. Это для меня! Даже от жены, Тани Тотьмяниной, постоянно слышу: «Ты сам еще ребенок», потому что умею быть с детьми на одной волне.
— На критику все болезненно реагируют, а дети особенно…
— Сформулирую так: я с детства и до сих пор абсолютно равнодушен к критике, она никогда не выбьет меня из колеи, я абсолютно спокоен. Мне критика важна только в том случае, если она справедлива и конструктивна.
— А нравится, когда вас хвалят?
— Я не люблю похвалу и ненавижу лесть, потому что сразу теряюсь, мне почему-то становится неловко.
— У дочек родителей-чемпионов, наверное, тоже характер несгибаемый?
— Не имеет никакого значения — два олимпийских чемпиона в семье или два работника фабрики. Все зависит от воспитания, а не от того, выиграли ли родители в свое время олимпийское золото или нет. Это никак не сказывается на том, какими вырастают наши дети.
— У вас дома — «бабье царство»: жена, дочки… Такое окружение повлияло как-то на ваш характер, может, сделало его мягче?
— Две собаки еще… (Улыбается.) Знаете, нет. Люди вообще редко меняются кардинально. Я, может быть, всего лишь чуть-чуть поспокойнее стал, однако не более.
— Вы не настаивали, чтобы дочки занимались фигурным катанием?
— Мы вообще не настаивали на занятиях спортом, я имею в виду спорт высших достижений. Но спорт как физкультура в их жизни был, есть и будет всегда. Младшая дочка будет ходить на балет и художественную гимнастику. Сейчас решает, на чем остановить свой выбор. Старшая танцует в школе «Тодес». Но есть вещь, к которой мы очень серьезно относимся, — это образование. Потому что умный, образованный человек пригодится везде, а просто спортсмен-дурак не нужен никому.
— Вы принимаете участие в театральных постановках. Поддерживает вас семья?
— У меня был достаточно большой перерыв в театре. Но вот сейчас вышли два новых спектакля. Премьера одного из них прошла в Питере. Я никого туда не тащил, даже жену попросил не приезжать, хотя она хотела. Но я говорю: «Нет, дай мне премьеру отыграть, это самое сложное. А потом уже посмотришь…» Ну а те постановки, в которых я играл раньше, дочки не видели, так как Мишель вообще еще не было, а Лиза была слишком юна. А вот на ледовых спектаклях дочки всегда присутствуют, им очень нравится.
— Вы участвуете в проекте «Главная роль». Не кажутся ли вам слишком строгими судьи?
— Самые строгие судьи, которые были в моей жизни, вынесли самый важный для меня вердикт на Олимпиаде 2002 года (на играх в СолтЛейк-Сити в 2002 году фигурист выиграл олимпийское золото. — «ВМ»). Что касается «Главной роли» — это творчество, это игра. Люди, которые меня знают, поймут, почему я этим занимаюсь: мне постоянно требуются состояния, в которых я совсем другой, нежели в жизни.
— С того времени, как вы закончили карьеру в фигурном катании, насколько далеко ушел ваш вид спорта?
— Бесполезно сравнивать! Уровень взлетел очень высоко. Это другой мир уже, о чем тут говорить…
— Вы сказали, что не любите, когда вас хвалят. Но все же позволю сказать, что ваша короткая программа «Зима» на Олимпиаде 2002 года — это шедевр, который потряс как профессионалов, так и нас, обычных зрителей.
— Это ваше мнение, мне же результат моей работы никогда не нравится, мне кажется, что все плохо… Поэтому говорить о том, что «Зима» была какой-то крутой программой — у меня язык не повернется. Но если говорить об уровне, на который вышло фигурное катание в последнее время, то одним словом можно сказать, что это какой-то сюрреализм. То есть ты понимаешь, что такое может быть, но, видя все это, не понимаешь до конца, как это происходит.
— Вопрос о школе, которую вы с  могли бы открыть, напрашивается сам собой…
— Да, в скором времени, надеюсь, школа откроется. Это уже реальные планы. Самое главное — я должен быть уверен в том, что у меня будет время быть там, что я смогу уделять время ученикам.
— Я слышала, что вы порой передвигаетесь по Москве на мотоцикле. Это правда так?
— Да, летом, когда нужно успеть из пункта А в пункт Б, а на машине это нереально.
— Но это очень рискованно…
— Есть такое слово «ответственность»: когда я знаю, что должен быть в пункте А во столько-то, значит, я там буду. Хотя мотоцикл — это в какой-то степени и авантюризм, но я без него не могу. Ведь это и адреналин, который мне нужен, чтобы наслаждаться жизнью.
— Во время прошедшего чемпионата мира мы смотрели ваши включения из Японии, где вы очень интересно рассказывали о своих наблюдениях, и не только про фигурное катание… Нет у вас желания вести передачи про путешествия?
— Да, вы сейчас о передаче «Живая жизнь» на Первом, которая совмещает и спорт, и путешествия. Но на данный момент я работаю на «Матч ТВ», беру интервью — это раз. «Ледниковый период. Дети» на Первом канале — это два. Еще недавно закончился цикл моих передач про животных на «Живой планете». Я полгода вел передачу «Выбираем питомца», в которой мы помогали детям и взрослым подбирать домашних животных. В данный момент в Республике Беларусь идет моя передача «Галерея красоты». Там я один из трех ведущих. Так что телевидение, театр и кино — это то, чем я занимаюсь и хочу заниматься в будущем.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео