Ещё

Станислав Кокорин: в аэропорту спросили, не боязно летать с такой фамилией? 

Накануне этапа Кубка мира по скалолазанию в Москве в интервью Денису Косинову ведущий российский скалолаз Станислав Кокорин рассказал, как на нем сказалась история с футболистом Александром Кокориным, как отразилось на их сообществе включение в олимпийскую программу и как он представляет себе профессиональное занятие спортом без государственной поддержки.
Необходимое предисловие.
Вот вы слышали, что с 10 по 12 апреля в Москве, в ЛФК ЦСКА пройдет этап Кубка мира по спортивному скалолазанию? То-то и оно. Факт в том, что скалолазание — практически безвестный вид спорта. Мягко говоря. И трехкратный обладатель Кубка мира талантливый видеоблогер Станислав Кокорин известен, увы, несоизмеримо меньше подследственного футболиста Александра Кокорина. А ведь кроме Станислава в России довольно много первоклассных скалолазов, в том числе чемпионов мира. Возможно, включение этого вида спорта в программу Олимпиады 2020 года в Токио прибавит популярности и всему виду, и его звездам. Но вряд ли прибавка будет существенной.
Дело в том, что в спортивном скалолазании есть три совершенно разные дисциплины: «скорость», трудность" и «боулдеринг». Так вот в Токио соревнования пройдут в некоем многоборье, специально изобретенном для олимпийского турнира. Что называется, ни то ни сё. Эта идея не вызвала большого восторга у скалолазов во всем мире, а в России особенно. Так вышло, что уже много лет наши сильны как раз в «скорости», а олимпийский формат «скоростникам» больших шансов не сулит.
Ах, если бы на Играх была представлена именно «скорость»! Это же суперзрелище — эдакий вертикальный спринт, ведь 10 метров вверх спортсмены «пробегают» меньше чем за 7 секунд! К тому же, если бы на Играх скалолазы соревновались в «скорости», то в Тюмень могла бы приехать не одна медаль. В этом городе созданы лучшие в стране условия для спортивного скалолазания, и там работает лучший в России тренер — Сергей Сергеевич Сергеев. Его достижения в своем виде спорта сопоставимы с тем, что сделали Александр Привалов в биатлоне, Татьяна Покровская в синхронном плавании и Александр Грушин в лыжных гонках. И не сочтите за преувеличение. Просто вид спорта не тот, чтобы получать правительственные награды и попадать в энциклопедии.
Кроме Кокорина у Сергеева множество учеников, выигрывавших большие титулы.
Но в Токио тюменцы вряд ли преуспеют. Собственно, Станислав туда даже не собирается. Есть причины. Тем не менее продолжает тренироваться, мечтает об Олимпиаде-2024 и снимает материалы для своего канала под названием «Чужой на эталоне». Слово «эталон» означает так называемую «эталонную трассу», на которой проходит большинство соревнований. Но почему чужой? И почему Игры 2024 года — это ок, а Игры 20-го — это фу? И отчего бы все же не попробовать выступить на «не той» Олимпиаде? И как жить, будучи «не тем» Кокориным? Каково это вообще — быть скалолазом? Об этом мы и говорили со Станиславом Кокориным, призером чемпионатов мира и обладателем Кубка мира 2010, 2011 и 2013 годов.
— Вас не огорчает безвестность скалолазания?
— Честно говоря, нет. Мне бы не хотелось, чтобы вышло как с биатлонисткой Викторией Сливко. Мы с ней дружим, и было очень неприятно читать о ней всякие гадости в прошлом году. Не представляю, за что на нее всё это выливалось. Мне такого точно не надо.
— Ну а известность фамилии не мешает? Не приходится объяснять, что вы не тот Кокорин?
— Ох! Ну да, бывает. На стойке регистрации как-то спросили: «Вы не боитесь летать с такой фамилией?» А еще был случай, когда я зашел в кафе в футболке с надписью «Кокорин» на спине. Она у меня осталась еще с давних времен. Смотрю, уже кто-то фоткает и потом выкладывает в сети: «Пришел в кафе, а тут Кокорин».
— А до всей этой идиотской истории часто ли вас ассоциировали с футболистом Кокориным?
— Нет. Между прочим, есть еще актер Кокорин, в Курганской области был губернатор Кокорин. Тоже, правда, не с самой положительной известностью. Да и не так уж знаменит был футболист Кокорин до всей этой истории.
— Не Марадона?
— Совсем не Марадона.
"Многие удивляются: «Как ты можешь, Кокорин, это же тренер!»
— На Ваш взгляд, массовый успех тюменских скалолазов — следствие того, что вам повезло с таким замечательным тренером, как Сергей Сергеев?
— В первую очередь это следствие тех условий, которые создает регион для развития и олимпийских, и неолимпийских видов спорта. Долгое время мы были неолимпийским видом, сейчас всё поменялось.
— Но ведь есть и другие регионы, где щедро финансируется спорт. А такой школы скалолазания, как тюменская, нет. Почему?
— Сейчас вообще есть такая тенденция: многие выступающие в дисциплине «скорость» переезжают в Тюмень. Если бы не было таких условий, которые предоставляет Тюмень, никто бы не поехал. Какой бы сильный тренер у нас ни был. В нашем виде спорта поездки и тренировки дорого обходятся, и если нет хотя бы элементарной зарплаты, приемлемой по нашим меркам, и оплаты самих занятий скалолазанием, то сложно заниматься.
— Что было причиной, а что следствием? Это условия создали потому, что появился такой сильный тренер? Или успехи тренера появились потому, что ему создали хорошие условия?
— Вы знаете, в один прекрасный момент нас прикрепили к школе олимпийского резерва. Это было в 2007 году. Директором был хороший знакомый нашего тренера, и он, вопреки правилам, взял в свою школу скалолазов. Хотя, вновь повторю, мы тогда не являлись олимпийским видом. Наша группа начала добывать медали. Сначала на детских соревнованиях, потом на юношеских первенствах России и мира. Это приобрело определенный масштаб, нас стали замечать. Сами понимаете, Тюмень — город большой, но у нас в первую очередь развиты зимние виды спорта. Хотя есть и дзюдоисты сильные. Рустам Тотров (серебряный призер ОИ-2012), Наталья Кузютина (бронзовый призер ОИ-2016). В общем, дзюдо и борьба всегда были на слуху, ну и биатлон с лыжами, это понятно. А тут — хоп! — скалолазы начали выигрывать медали Кубка мира. Это получило огласку, и нас начали поддерживать еще сильнее. Соответственно, Сергеев получил возможность включить все свои сильные качества, стал привлекать таланты. Команда начала обрастать молодыми интересными спортсменами, и тут уж талант нашего тренера заиграл абсолютно новыми красками.
— А Сергеев — гениальный тренер? Как Тарасова в фигурном катании, как Тихонов в хоккее?
— Все гении — личности неординарные, и Сергей Сергеевич к этой когорте причастен. Понять это можно только пожив с ним. У него ведь и до нас были сильные воспитанники. И Евгений Миначев, и Николай Кузовлев, и Иван Калинин. Они тоже выигрывали медали, но это происходило редко, потому что не было условий, не было финансирования. Мое мнение после стольких лет общения — Сергей Сергеевич просто гениальный психолог. Это в первую очередь, и только во вторую — тренер. Он умеет объединить людей, умеет сказать что-то такое, чтобы у нас в команде возникала атмосфера, чтобы мы выигрывали вопреки всему. В России же любят, когда «вопреки»! И как он это делает, я, честно говоря, не знаю! Конечно, у него есть свои методики, но их очень сложно перенять. Приезжают в Тюмень другие тренеры. «Вот он, Сергей Сергеевич, у него какая-то особенная методика есть!» И видят, что ничего нового-то нет. Вроде всё обычным языком говорит, обычные упражнения дает. Я думаю, все дело в психологии, в том, как он умеет работать со спортсменами.
— Вы опубликовали в день рождения пост, в котором писали, что все так же попадаетесь на подначки тренера. Какие подначки?
— Дело в том, что я рос без отца, и в каком-то смысле Сергей Сергеевич мне отца заменил. Так что мы постоянно подшучиваем друг над другом. У нас есть такой привычный «подкол». «Где паркуется тренер, когда приезжает на тренировку? У дома». Понимаете, у него довольно дорогая по тюменским меркам машина, но он на ней практически никогда не ездит. Потому что у него есть пенсионное удостоверение, и он пользуется автобусом бесплатно. Так и подкалываем друг друга. Многие удивляются: «Как ты можешь, Кокорин, это же тренер!» Но у нас уже совершенно другие отношения. Не просто как у тренера со спортсменом. Мы и ругаемся с ним очень часто. Тоже все видят и удивляются. А мы ругаемся, как отец и сын. Ведь все дети препираются с родителями, вот и у нас так же.
— А это вы придумали коллаж под заголовком «Tyumen Climbfather», в смысле «Скальный отец», пародия на «Крестного отца»?
— Да, я. Как раз на день рождения Сергея Сергеевича у нас был сбор в Москве, здесь же в ЦСКА. Мы с ребятами думали, что бы такое оригинальное подарить. Как раз на сборе было пять тюменцев, а я в этот момент досматривал третью серию «Крестного отца». И само в голову пришло. Godfather — Climbfather. Попросил одну знакомую нарисовать, получилось клево. Но в этой футболке он не ходит, она у него где-то лежит. (Смеется.)
"Чиновники очень болезненно воспринимают, если говоришь: «Я не хочу на Олимпиаду»
— Вы недавно говорили, что не хотите на Олимпиаду. Но я наткнулся на запись от 2011 года, в которой вы, сидя на стадионе «Птичье гнездо» в Пекине, говорите, что хотели бы попасть на Олимпиаду «когда-нибудь, как-нибудь». Так хотите или нет?
— (Улыбается.) Я хочу. Но тут двоякая ситуация. Вы же знаете, что на Олимпиаде-2020 в Токио будет так называемое многоборье. А я после многих лет спортивной карьеры мыслю уже не так, как раньше: «Шаляй-валяй, 15 соревнований в сезон, классно! Выступлю везде!» Нет, уже начинаешь себя ограничивать. К тому же у меня сразу было какое-то внутреннее отторжение идеи выступать в этом многоборье. Но, как вы знаете, в 2024 году на Олимпиаде скалолазы будут соревноваться именно в «скорости». И здесь я уже понимаю, вот она — конечная цель. Да, мне будет 34, но это совершенно не возраст. В прошлом году француз Басса Маэм выиграл большой Кубок мира как раз в 34 года. Я хочу поехать на такую Олимпиаду. Но выступать в «трудности» и «боулдеринге» я не готов. Нет того огня!
— Но ведь все будут соревноваться в этой странной разновидности скалолазания! Почему бы не попробовать?
— Я понимаю, что хожу по лезвию ножа. В том плане, что в России нельзя так говорить. Ведь если ты числишься в какой-то спортшколе или в ЦСП (Центр спортивной подготовки сборных команд при Минспорте РФ) и говоришь: «Я не хочу на Олимпиаду», чиновники это воспринимают очень болезненно. Но вот не ёкнуло ничего от идеи Олимпиады. Следующая — да, а ближайшая — не ёкнуло.
— На ваш взгляд, включение в олимпийскую программу что-то даст скалолазанию в целом?
— В России, конечно, даст. У нас всё, что имеет отношение к Олимпиаде, очень ценится. А в мире — вряд ли. Современное скалолазание — это целая индустрия. Я имею в виду не спортивное скалолазание, а восхождения в природных условиях. Сейчас это безумно популярно. Фильм «Free solo» про Алекса Хоннольда и его одиночное восхождение получил «Оскара» как лучший документальный фильм. А какие знаменитости занимаются скалолазанием! Джаред Лето, Том Круз. И вот эта индустрия, мне кажется, никак не изменится от включения скалолазания в программу Игр. Она сама по себе прекрасно развивается.
"Ты заслужил, вот тебе место, сиди и кайфуй"
— Вы ведь тоже снимаете в документально-игровом жанре. Ваш канал называется «Чужой на эталоне». Ну, эталон — понятно. А почему чужой?
— Я давно снимаю и выкладываю всякое видео, а именно этот канал делаю второй год. Когда идея появилась, жена сказала: «Надо же какое-то название придумать». Эталон? На эталоне? А кто на эталоне? И как-то всплыло слово «чужой». То есть никакого особенного смысла в этом нет, просто понравилось такое название.
— А это для вас хобби? Или уже попытка придумать, чем вы будете заниматься в дальнейшем? У вас же все серьезно, практически «продакшен».
— Да нет, конечно, это хобби. Ну да, какой-то рост качества «продакшена» есть. (Улыбается.) Мы уже многих известных спортсменов снимали у нас на скалодроме. И в ближайшее время будем снимать еще. Например, гимнаста Никиту Нагорного. Он, кстати, тоже ведет видеоблог, да получше меня у него получается. Будут Александр Большунов и Евгений Гараничев. Потом Денис Спицов. Это интересно, но это просто для души. Конечно, спорт занимает очень много времени и сил, но нельзя же заниматься только спортом. Мне нравится снимать, что-то придумывать. А вообще у меня есть мечта — снимать настоящие фильмы, художественные.
— Так всё же есть такой вариант будущего? Но есть и другие. Вот Антон Шипулин собрался в Госдуму. Такой путь не рассматриваете?
— Мне кажется, это просто такое поощрение спортсменов. Да, ты заслужил, вот тебе место, сиди и кайфуй. Я на такое пока не готов. Основной мой принцип — попробовать то, что интересно. И если серьезно воспринимать политическую деятельность, то именно в Тюмени я бы, наверное, мог попробовать.
"На мою первую поездку за границу мама брала кредит"
— Но пока вы остаетесь профессиональным спортсменом, скажите, а в России возможно заниматься скалолазанием на уровне крупнейших международных турниров без денег от государства?
— Честно сказать, меня в последнее время этот вопрос очень интересует. За границей все зарабатывают на рекламе. У меня тоже есть спонсор, и я не буду скрывать, что мой видеоблог тоже приносит определенный доход. Потому что он интересен рекламодателям. Меня это интересует потому, что это именно та схема, которая может меня удержать в скалолазании надолго. Делать то, что нравится, и зарабатывать — это было бы прекрасно.
— Вы полагаете, в России это реально?
— Думаю, да. Если только в детском возрасте есть кому за тебя платить. Большинство из нас и тем более те, кто были до нашего поколения, так и жили. У них денег вообще не было! Где-то раздобыли чуть-чуть, куда-то сумели выехать, что-то выиграли. И я так начинал. На мою первую поездку за границу, в Эквадор на юношеские соревнования, мама брала кредит. Только так. Сначала занимаешься на деньги родителей, а потом находишь спонсоров. Я вижу только такую схему.
— А ведь у вас вид спорта для избранных. Знаете, есть виды, в которых каждый может себя попробовать. Любой может бегать, плавать, играть в футбол. А вот представить себя гимнастом, выполняющим перелет на перекладине, или прыгуном с трамплина, летящим двести метров, могут единицы. Скалолазание — такой же вид спорта. Скажите, вам не кажется, что сообщество скалолазов — это полубоги, которым доступно то, что недоступно подавляющему большинству других людей?
— Иногда думаю, что да. Недавно был проект «Русский ниндзя». Скалолаз приходит в такой проект и без всякой подготовки любому может надрать задницу. Когда ты понимаешь это, думаешь: «Я потратил столько лет, и я реально красавчик». (Улыбается.) Я участвовал в «Гонке чемпионов» в Тюмени. Ты ее проходишь и думаешь: «А что тут такого?» При этом в соцсетях столько постов участников! Они такие изможденные, счастливые, что сделали это! А ты не готовишься совсем и понимаешь, что ты физически очень круто развит. В любой вид спорта приходишь, и везде сразу в порядке. Выходишь на поле и клево играешь в футбол, даже если был перерыв лет в пять. Ты хорошо координирован, физически готов, чувствуешь, что везде ты молодец. Вот сейчас в Лас-Вегасе будет проект «Ниндзя», там будут команды США, России, Европы, Австралии, Азии. Там буду я, известный ледолаз Коля Кузовлев, еще ребята. И ты понимаешь, что особо готовиться-то и не надо! Здорово знать, что ты можешь поехать и хорошо выступить без всякой подготовки. Но только в этом мы чем-то отличаемся от обычных людей. Придает уверенность. Просто чувствуешь, что тебе — хорошо.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео