Ещё
Болельщики "Трактора" объявили о бессрочном бойкоте
Болельщики "Трактора" объявили о бессрочном бойкоте
Хоккей
Обладатель Кубка Гагарина назвал Овечкина машиной
Обладатель Кубка Гагарина назвал Овечкина машиной
Хоккей
Стало известно о претензиях ВАДА к «закону Родченкова»
Стало известно о претензиях ВАДА к «закону Родченкова»
Зимние виды спорта
Билялетдинов описал «провал» в Мариборе
Билялетдинов описал «провал» в Мариборе
Футбол

«Живу в России 6 лет — имею право на гражданство». Еще один легионер, который хочет русский паспорт 

«Живу в России 6 лет — имею право на гражданство». Еще один легионер, который хочет русский паспорт
Фото: SPORT24.ru
дает интервью Sport24. Из него вы узнаете:
Как игроки «Марселя» согревались во время матча со  в 2010-м;
Главное, чему учил игроков ?
Почему Каборе ни разу не платил в ресторанах Марселя;
Что говорили игроки «Валенсии» после матчей с «Краснодаром» в Лиге Европы;
Самая ценная майка в коллекции Каборе — Кокорина времен «Динамо». Почему?
Каборе не будет продлевать контракт с «Краснодаром» и перейдет в «Спартак» — это правда?
«Спартак», холод, переход в «Кубань»
— Впервые вы оказались в России в 2010 году, когда играли со «Спартаком» в Лиге чемпионов. Самое яркое воспоминание о том вечере?— Было очень холодно! Даже страшно представить, какая температура стояла на улице — впервые в жизни оказался в таких условиях. Я вышел на замену за 10 минут до финального свистка. А когда сидел на лавке, то постоянно замерзали ноги, поэтому приходилось их все время растирать. Игра, кстати, была ничейной, но «Спартак» несколько раз провалился, и мы победили (3:0 — Sport24).
— Как же вы после такого согласились переехать в Россию?— Все случилось достаточно быстро. Когда я был в составе сборной на Кубке африканских наций, мне позвонил знакомый и сказал, что есть клуб — «Кубань» из Краснодара, который очень заинтересован во мне и уже связывался с «Марселем» по поводу трансфера. В то время я уже слышал о , «Спартаке», ЦСКА, но о «Кубани» узнал впервые. Я провел в «Марселе» шесть замечательных лет, но мое будущее в команде казалось неопределенным, так что я ответил: «Почему нет?». Тем более «Кубань» действовала очень быстро и решительно — ее представитель прилетел в Марсель, как только я вернулся из сборной, и был готов закрыть сделку.
В тот момент у меня был выбор между «Лорьяном», «Сарагосой» и «Кубанью». Я поехал в Россию и не пожалел.
— Но в «Кубани» постоянно возникали проблемы с финансами. — В 2013 году, когда я приехал, никаких проблем не было, зарплата приходила вовремя. Что-то пошло не так в 2015 году, но, если честно, я не хочу об этом разговаривать. В целом, у меня хорошие впечатления от клуба. Никаких долгов передо мной у «Кубани» не осталось.
— Как дела с языком?— Русские слова я знаю. «Привет», «здравствуйте», «как дела», «доброго утра»… «как голова». Но вот произношение — очень сложно! Знаю, что слова «привет» и «здравствуйте» означают одно и то же, но первое сказать можно не всем, хотя оно проще. Так что приходится выговаривать «здравствуйте». Хотя и «привет» для меня дается не так просто — до сих пор непривычно, ха-ха!
Фанаты «Марселя», Дешам
— В «Марселе» вы играли вместе с Матье Вальбуэна и Джибриль Сиссе. Согласны, что у них не получилось в России?— Матье хотел что-то поменять, и тут появился вариант с «Динамо». Тогда это была команда с амбициями, которая боролась за высокие места. А амбиции меняют и менталитет игроков. Думаю, это и сыграло главную роль в его выборе. Потом у клуба возникли проблемы, но к Матье вопросов здесь быть не может. Пусть один сезон, но он провел его на хорошем уровне, несмотря на все трудности.
Джибрилю явно помешала травма. От его приезда было много ожиданий, и он действительно обладает всеми качествами, чтобы их оправдывать. Но он больше лечился. А в целом, мне кажется, его приезд не остался незамеченным: вы же помните, как часто он менял прически. У него уникальная манера, которая помогает наладить атмосферу в команде. Это очень приятный человек.
— В «Марселе» вас тренировал Дидье Дешам, который прошлым летом сделал Францию чемпионом мира… — Да-да, и я вовсе не удивлен тому, что произошло. Сработала его философия. Дешам — это защита. Еще тогда он нам повторял: главное — защита, а свободные зоны и возможности забить обязательно появятся, причем в любой момент матча — даже в самой концовке. В такой манере мы выиграли чемпионат Франции и три Кубка лиги, и никто не ставил под сомнение заслуженность этих побед.
Дешам был не просто тренером, после тренировок и игр общение с ним продолжалось. Его человеческие качества подкупают. Я персонально благодарен Дидье, который многому меня научил. Он всегда советовал выбирать то, что лучше для моей карьеры. Очень рад за него.
— Фанаты «Марселя» кажутся «отмороженными». Случалось попадать в неприятности с ними? — Я бы не стал употреблять такое слово. Просто они помешаны на футболе, очень его любят. Несколько раз на подъезде к стадиону болельщики блокировали дорогу и забрасывали мою машину всем подряд, в том числе и камнями, оскорбляли. Это ужасно. Но это было, скорее, недовольство результатом, а не лично мной. Персонально со мной никогда ничего страшного не происходило.
Само собой, когда команда выигрывала, это была повсеместная любовь. В Марселе я ни разу не платил за себя в ресторане, всегда находился кто-то, кто меня угощал. Это невероятно.
Болельщиков «Краснодара» по эмоциям с болельщиками «Марселя», конечно, не сравнить, здесь они более спокойные. Да и в целом в Краснодаре никогда не сталкивался с агрессией.
— «Краснодар» — один из претендентов на чемпионство. Когда уходил Смолов, никто не ожидал, что сезон сложится так удачно. — Знаете, я уже немало играю, и знаю, какую роль может играть личность в команде. Но я также понял, что когда команда теряет свою звезду, она начинает адаптироваться и становится даже сильнее. Раньше мы играли преимущественно на Смолова, и он приносил нам пользу. Но сейчас забивают полузащитники — Вандерсон, Перейра, Классон. Когда команда в чем-то теряет, она может добавить в других компонентах.
Что касается борьбы за чемпионство, то уже несколько сезонов «Краснодар» стабильно финиширует в первой пятерке. Посмотрим, что будет дальше. Есть «Зенит», «Спартак», «Локомотив», ЦСКА — в нашей пятерке борьба может развернуться как угодно.
Но мне очень нравится, как развивается наша команда. Я много раз разговаривал с людьми, которые следят за российским чемпионатом. Многие отмечают, что лига становится сильнее, и при этом выражают нам уважение за зрелищную игру.
— Главное, что отличает Мусаева от прошлых тренеров «Краснодара»?— Скромность. Он вырос в этом клубе, пришел в основную команду из академии и прекрасно знает наших молодых игроков. В футболе многое зависит от психологического состояния игроков, и очень важно, что каждый из нас может обратиться к Мусаеву в любой момент. Мы постоянно на контакте.
— Вы находились в секундах от четвертьфинала Лиги Европы. Это самое большое разочарование в сезоне?— В целом мы неплохо выступили в еврокубках. Повторили лучшее достижение в истории клуба, но все же немного обидно, потому что были все шансы пройти дальше. Нам достался очень сильный соперник. После матчей с «Валенсией» мне удалось немного поговорить с их игроками — каждый очень хвалил нас. Некоторые отмечали и наши игры в чемпионате России. В общем, мы в очередной раз продемонстрировали, что играем, прежде всего, сердцем.
Контракт с «Краснодаром», слухи о «Спартаке»
— Ваш контракт с «Краснодаром» истекает по окончании сезона. Уже думали о будущем? — Мне предложили контракт, но в нем моя зарплата стала меньше. Честно, в мои планы входило остаться в «Краснодаре» еще на два года, но как минимум с сохранением нынешней зарплаты. У меня есть семья и дети, мне нравится город, клуб, у меня хорошие отношения с владельцем, у нас есть прекрасная возможность дебютировать в Лиге чемпионов в следующем сезоне.
Я сообщил об этом клубу. Мне сказали, что должны посоветоваться с тренером. Но в итоге мое предложение отвергли. Я уважаю это решение, но сказал, что так не пойдет. Понимаете, речь ведь идет об игроке, который стабильно играет и выкладывается на сто процентов. Я бы мог понять ситуацию, если бы, например, я бы проводил несколько матчей за сезон, а все остальное время восстанавливался от травм, но это не так. Так что сейчас мне остается только ждать завершение сезона. Тогда и приму окончательное решение.
— Много слухов о вашем возможном переходе в «Спартак». — Всегда много слухов. Сейчас я игрок «Краснодара» и выкладываюсь на сто процентов. Речь идет об уважении к клубу. В этом сезоне у нас осталось восемь матчей. Каждый — как финал, и я концентрируюсь на этом. Но — да, у меня есть конкретные предложения.
— Как смотрите на возможность играть за такой клуб, как «Спартак»? — Это хорошая команда. Но, повторюсь, из уважения к «Краснодару» комментировать ситуацию не хочу.
— В целом вы бы хотели остаться в России или, например, вернуться в Европу? — Рассматриваю все варианты, главное — чтобы было комфортно мне и моей семье. Повторюсь, окончательное решение приму по окончании сезона.
— А получить гражданство России, как сделал ваш партнер по «Краснодару» Ари, не хотите? — Ну, за сборную России я уже точно не смогу выступать. Но в целом я такую возможность держу в голове. Вы ведь знаете, что я здесь уже шесть лет и имею право получить гражданство. Я уже изучал этот вопрос. Так что все возможно. Если жизнь повернется так, что мне надо провести, например, ближайшие двадцать лет в России, почему нет.
Галицкий, академия
— Вы сказали, что у вас хорошие отношения с Галицким. Отойдя от бизнеса, он стал уделять больше времени команде? — Иногда мы обсуждаем что-то после матчей. В целом, я здесь уже четыре года и успел заметить, как он любит клуб. Он проделал огромную работу, которую нельзя не ценить. Без него все это было бы невозможным.
— Какое главное качество владельца клуба вы бы отметили? — Когда он приезжает, все чувствуют себя защищенными — как дети –своими родителями. Это касается и лично меня. Я его очень уважаю.
— Как вам академия «Краснодара»? Видели такую в Европе? — В Марселе я часто пересекался и работал с воспитанниками академии. Там, честно говоря, было много соблазнов, и ребята начинали делать глупости, которые не позволяли им развиваться. В академии «Краснодара» ситуация совершенно непохожая. Я регулярно работаю с Шапи (Магомедом-Шапи Сулеймановым — прим. Sport24) и Игнатом ( — прим. Sport24). У них просто нет времени на глупости. Они уже начали вызываться в молодежную сборную, понимают, что могут двигаться выше и концентрируются на этом. Работать с ними в удовольствие.
— С кем вы могли бы сравнить Игнатьева и Шапи? — Мне не хочется сравнивать ребят ни с кем, потому что они уникальны. В свое время, например, Самира Насри и Карима Бензема сравнивали с , но разве это корректно? Они оба сильные игроки, но сравнение неуместно. Так же и с нашими ребятами. Они уникальны, и им нужно развивать свои качества. Тем более, у них есть страсть к игре, а это самое главное.
— У Игнатьева недавно была непростая ситуация, связанная с продлением контракта. Как футболисты ее восприняли? — Это ситуация между Ваней и клубом. Мы ценим его как игрока. Сейчас он с нами, и это уже хороший момент. Для команды это важно.
— Кто бы вошел в символическую сборную лучших футболистов, с которыми вы играли? — В воротах был бы . В защите справа , слева — Тайе Тайво. В центре правее — бывший капитан «Краснодара» , рядом с ним — . В опорной зоне будут Бенуа Шейру и , под нападающими — , слева Мамаду Нианг, справа — Хатем Бен Арфа. На острие атаки — Смолов. Заметьте, в сборной два российских игрока. По-моему, не так плохо!
— Вы, видимо, тренер этой команды? — Ну что вы. Я ведь даже на поле себя не поставил, какой тут тренер!
— Вы говорили, что каждый год покупаете по сто маек «Краснодара» и везете в родной город Бобо-Диуласо. Сколько мальчишек в форме «быков» там уже бегает? — На самом деле, я покупаю больше, около двухсот. Так что примерно тысяча мальчишек точно имеют футболки «Краснодара».
— Меняетесь майками после матчей? Какая самая крутая в коллекции? — Их много, они мне все дороги. Но если вы настаиваете — майка Кокорина. Мне нравился этот игрок, еще когда он выступал за «Динамо». Я тогда был в «Кубани» и очень рад, что в моей коллекции есть его футболка.
Расизм, ЧМ-2018
— Перед чемпионатом мира в России западные СМИ много писали о расизме. Вы сталкивались с ним за шесть лет в нашей стране? — Честно, никогда. Болельщики бывают недовольны, и это сразу заметно, но что касается расизма, даже говорить не о чем.
— В прошлом году Россия приняла чемпионат мира. Вы заметили изменения за те годы, что живете здесь? — С точки зрения футбола, Россия добилась огромного прогресса. Стадионы просто великолепны. Я был в Ростове, Екатеринбурге. Недавно играли в Самаре, и, честное слово, новый стадион — что-то невероятное, это просто невозможно. Было ощущение, будто я сам играю на чемпионате мира. Особенно это ощущаю, когда приезжаю к себе на родину, нам такого, конечно, не хватает. И многие мои знакомые в Буркина-Фасо завидуют, что у меня есть возможность прикоснуться к такому масштабу и красоте хотя бы сейчас.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео