Ещё
«Есть надежда»: Реакция Фетисова на решение WADA по РФ
«Есть надежда»: Реакция Фетисова на решение WADA по РФ
Зимние виды спорта
Немцы подвели: как «Зенит» попрощался с евровесной
Немцы подвели: как «Зенит» попрощался с евровесной
Футбол
«Одно слово есть — обосрaлись»
«Одно слово есть — обосрaлись»
Футбол
Шарапова назвала цель на следующий год
Шарапова назвала цель на следующий год
Теннис

Глава федерации сноуборда России: Вик Уайлд не планирует завершать карьеру 

Глава федерации сноуборда России: Вик Уайлд не планирует завершать карьеру
Фото: ТАСС
Российские сноубордисты провели лучший сезон в истории, завоевав два золота и серебро на чемпионате мира в США. стал первым россиянином, победившим в общем зачете Кубка мира в параллельных дисциплинах. Президент Федерации сноуборда России Денис Тихомиров в интервью ТАСС рассказал о причинах успеха отечественных спортсменов, новой концепции развития акробатических видов и возможных изменениях в программе Олимпиады-2022 в Пекине.
— Самый успешный для российского сноуборда сезон завершился, вы уже подвели его итоги?
— Провели тренерские советы по итогам сезона, у нас есть понимание, куда мы движемся. Параллельные дисциплины показывают позитивную картинку, у нас очень сильная команда. Здесь проблем нет — хорошая площадка и инфраструктура, Россия в плане своих склонов и гор подходит для этих видов.
С другими дисциплинами сноуборда сложнее — требуется построение трасс, это довольно затратно. Горнолыжные курорты не всегда понимают необходимость таких сооружений, нас выручают отдельные площадки. Например, Миасс, где мы проводим соревнования по сноуборд-кроссу и акробатическим дисциплинам, сейчас появилась еще площадка в Красноярске на объекте «Сопка».
— Победы россиян на международных соревнованиях связаны в первую очередь с параллельными дисциплинами. В чем секрет успеха российских сноубордистов в этих видах?
— Это результат системной работы, мы не достигли успеха за два дня. Мы шли к таким результатам еще с конца 90-х и начала 2000-х годов. В тот момент, когда я сам начинал тренировать, наши сегодняшние результаты казались недостижимыми.
Сейчас выстроена система, которая работает на местах. Есть тренерская вертикаль, специалисты понимают, куда передают спортсменов и для чего. У нас большая скамейка запасных в параллельных дисциплинах, главное сохранить эти традиции.
— В каких российских регионах специализируются на подготовке спортсменов в альпийском сноуборде?
— Кемеровская область, Таштагол — это наша первая мощная команда, еще с 1997 года, со времен Владимира Викторовича Фоминых. Там очень сильные мотивированные спортсмены, хорошая школа с дружным коллективом.
Еще можно отметить Красноярск, школа там развивается, есть перспективы. Появляются спортсмены в Московской области, много ребят на Урале, в Удмуртии, Татарстане.
— Нет ли ощущения, что параллельные дисциплины не такие популярные, как акробатические?
— В последний год карвинг опять начал набирать интерес. Появляется много небольших фирм, которые производят оборудование и более доступный инвентарь. Это все еще дорогостоящий вид спорта, но у нас в стране он действительно массовый. Наверно, во всем мире это направление не развивается так, как у нас.
Если говорить о мировых тенденциях, то альпийскому сноуборду больше внимания уделяют европейские страны, для них это более удобно с точки зрения склона, не нужно искать сноуборд-парк.
— Двукратный олимпийский чемпион Вик Уайлд из-за травмы пропустил большую часть сезона. Он не задумывается о завершении карьеры?
— Мы много общаемся с Виком, он фанат своего дела. Да, ему уже 32 года, но в этой дисциплине и в 35 лет люди выигрывают Олимпиады. Этому способствует и новый сингл-формат: шесть спусков — и у тебя медаль. Уайлд конкурентен и потенциал в нем есть, надо только внимательно изучить видеоанализ и исправить некоторые сбои.
— В прошлом сезоне в Москве на Воробьевых горах прошел этап Кубка мира по параллельному слалому, планируется ли провести такие соревнования в следующем сезоне?
— В новом сезоне хотим попробовать начать сезон с этапа Кубка мира в России, хотя обычно программа Кубка стартовала с соревнований в Италии. Запланировали провести первый этап рядом с тем местом, где тренируется наша команда, — в Челябинской области. Сборная тренируется в Абзаково, соревнования должны пройти в Банном и стать финальной точкой в нашей подготовке на снегу.
— А как же московский этап?
— Насчет московского этапа пока думаем — проводить его или нет. Еще у нас появилась новая площадка в Альметьевске, ее мы тоже будем заявлять совместно со сноуборд-кроссом. Сначала мы предлагали провести там только сноуборд-кросс, но от самого региона идет инициатива, чтобы там прошли еще и соревнования по параллельному слалому. Надеюсь, что этап по кроссу в Альметьевске станет у нас традиционным.
Команде по кроссу не хватает
— В сноуборд-кроссе в прошедшем сезоне у нас не такие выдающиеся результаты. С чем это связано?
— Наш лидер в этой дисциплине Николай Олюнин продолжает восстанавливаться после травмы, полученной на Олимпийских играх. Надеемся, что он вернется, главное сейчас — чтобы успешно прошли все операции. Помогаем чем можем, его нужно вернуть в команду. Это очень важно, огромная мотивация для остальных. Он — реальный лидер, немного даже выступает в качестве играющего тренера, без него ребята просели в результатах.
— Олюнину в этом году исполнится 28 лет, возраст не станет помехой для достижения высоких результатов?
— Николай талантлив и может бороться за победы, у него есть потенциал и природные данные. В этой дисциплине очень важен накат. Молодежь приходит в кросс, но спортсмены на высоком уровне выступают и до 40 лет, главное — держать себя в тонусе. В отличие от акробатических дисциплин, в сноуборд-кроссе наибольших успехов в последнее время добиваются именно опытные спортсмены. А Коля на четыре года младше нынешнего мирового лидера.
— Еще один лидер российской команды выиграла золотую медаль Универсиады, но в Кубке мира громких успехов у нее пока нет.
— Кристина — опытный боец, у нее колоссальный потенциал. Она может обыгрывать всех по ходу заезда, но ей чего-то всегда не хватает. Кристина способна с этим справиться и стать олимпийской чемпионкой, нужно только трудиться. Она это понимает, нужно только постараться.
— Сноуборд-кросс довольно травмоопасная дисциплина, насколько охотно спортсмены выбирают этот вид?
— Главное, чтобы не менялись мировые тенденции, не нужно уходить в усложнение трасс, это только увеличит травмоопасность. В сноуборд-кроссе нужны четкие стандарты и понимание фигур, это придаст массовость дисциплине. Сейчас трассы стали делать более простыми, в этот вид спорта стало приходить больше девушек.
У нас сейчас хорошая новая площадка в Альметьевске, с правильным уклоном. Еще в России на сноуборд-кроссе специализируются школы в Магадане, Новосибирске, Санкт-Петербурге.
— В следующем сезоне не будет ни Олимпиады, ни мирового первенства, только соревнования в Кубке мира. Будет ли как-то отличаться подготовка сборной от прошлого сезона?
— В параллельных дисциплинах в следующем сезоне можно спокойно и хладнокровно работать. Сейчас ребята отдыхают, хотим дать им небольшую паузу в централизованной подготовке. Резерв начнет централизованную подготовку раньше, ближе к августу присоединятся и лидеры команды.
Что касается сноуборд-кросса, то решили, что команде нужно больше занятий на снегу, в корне изменили подготовку в этом сезоне. Планируем пригласить олимпийскую чемпионку на наш сбор на Камчатке, чтобы она провела мастер-класс.
"Талантливые ребята появляются"
— Самыми проблемными для России остаются акробатические дисциплины, с чем это связано?
— Та централизованная подготовка, которая у нас была, не дает своих плодов. Мы пытались сделать подготовку команды по акробатическим дисциплинам централизованной, как в других видах спорта, но по ряду причин это работает не так эффективно. Сейчас я получу от тренерского совета программу подготовки, которую мы утвердим и будем по ней работать.
Основная проблема в этих дисциплинах — отсутствие инфраструктуры, у нас нет условий для круглогодичных занятий. Мы сделали два предложения  — о Кисловодской базе и о базе в Сочи, чтобы сделать там площадки с симуляторами, трамплинами, подушками, разгонками. У регионов появились бы площадки, чтобы поднять уровень спортсменов.
Знаю, что подушку для акробатики приобрели в Уфе, нужно ее только установить. Это уже даст определенный толчок к развитию. Наша задача — поднять средний уровень спортсменов в регионах для передачи дальше в сборную.
— Месяц назад несколько тренеров по акробатическим дисциплинам написали открытое письмо, в котором предлагали создать новую концепцию развития. Вы общались с ними?
— Да, мы встретились. Сели с тренерами, обсудили их предложения, пожали руки. Готовим окончательный вариант единой концепции развития, скоро он будет принят. Там, например, должны быть прописаны критерии для спортсменов по возрастным группам — по подготовке восьмилетних ребят, 12-летних спортсменов, для высшего спортивного мастерства, для национальной команды. Нужно сделать программу, которая будет в открытом доступе.
— В России есть молодые спортсмены, которых можно вывести на высший уровень через несколько лет?
— Внутри страны у нас пока не очень высокая конкуренция, но талантливые ребята появляются, главное, чтобы они развивались. Мы не бросаем своих лидеров, но сейчас уже будем смотреть на ребят 2004–2006 годов рождения для подготовки к следующему чемпионату мира. В акробатических дисциплинах у нас пока нет стабильности, но стабильность может наработаться только через объемы работы, через программу подготовки на майском снегу и так далее.
— На двух последних Олимпийских играх золотые медали в слоупстайле завоевывали 17–18-летние спортсмены. Средний возраст лидеров нашей сборной выше. Почему так происходит?
— Это проблема наших регионов, где одного спортсмена ведут на протяжении многих лет. В мировой практике нет такой привязки к лидерам, лидеры остаются, если они на одном уровне могут соперничать с молодыми спортсменами. Россияне все время на два-три года старше своих соперников. В новой концепции учитывается тот факт, что уже к 15–16 годам спортсмен должен выходить на уровень высшего мастерства. По канонам