Ещё

Промоутер RCC Клименко: тема с Александром Емельяненко для нас закрыта 

Исполнительный директор Russian Cagefighting Championship (RCC) в разговоре с корреспондентом РИА Новости Василием Коновым-младшим рассказал о принципах работы организации, порассуждал о трештоке, объяснил ситуацию с , а также констатировал превосходство смешанных единоборств (ММА) над боксом.
"Мы не приглашаем «мешков», а подбираем конкуретные пары"
— Николай, в смешанных единоборствах множество разных организаций. Чем ваша отличается от остальных?
— Для себя мы выделяем две главных цели: спортивная составляющая и шоу. Мы стараемся дать российским молодым проспектам шанс раскрыться, чтобы со временем они могли попасть в лучшие промоушены — UFC, Bellator, One Championship. Мы понимаем, что все бойцы стремятся попасть именно в них, поэтому никогда не заявляли, что RCC — это промоушен номер один. Что касается шоу, то мы делаем все, чтобы человек, пришедший на единоборства впервые, окунулся в атмосферу, проникся событием и через шоу стал фанатом единоборств.
Самый яркий пример нашей работы — Иван Штырков. Мы сделали максимум, давали ему конкурентных соперников, которые были доступны на рынке. Он дошел до определенной отметки, выше которой у нас он больше развиваться не мог. Поэтому он перешел в UFC, и мы с радостью поддержали его решение.
— Давайте подробнее разберем каждый из озвученных пунктов. Что в ваших шоу должно цеплять аудиторию?
— Наш главный акцент сделан на аудиовизуальное шоу. Правильно собранные свет и звук позволяют придать грандиозность мероприятию. На RCC 5 мы делали подводку с Mortal Combat. Такого никто не делал. У каждого промоушена есть своя концепция, наша — удивлять зрителя. Мы действительно вкладываем большие средства в атмосферу турниров. И наши события в этом плане гораздо лучше, чем у того же UFC.
— Вы сказали, что не собираетесь бороться за статус лучшей организации. То есть вы не хотите быть ведущей даже в масштабах России?
— Мы делаем не так много турниров, и мы адекватно понимаем, что первыми мы не будем. Наш план на год — три-четыре номерных крупных турнира и четыре маленьких турнира на площадке нашей академии. У нас не такой большой ростер собственных бойцов, нет долгосрочных контрактов со спортсменами. Мы подбираем конкурентные пары, в каждой из которых есть российский боец. Мы не приглашаем «мешков». Когда мы понимаем, что боец готов к переходу в топовые организации, мы начинаем делать ему поединки с иностранными бойцами, чтобы они могли расти.
— Какой-то чемпионский пояс у RCC будет?
— Пока рано загадывать. Мы молодая организация. Тот объем турниров, который мы проводим, не дает возможности вводить титулы. В будущем все может поменяться, но в этом году у нас нет планов разыгрывать титул.
"Опять ? Все возможно"
— Ранее вы заявляли, что рассматриваете возможность проведения Гран-при в среднем весе.
— Эту идею мы обсуждали еще в прошлом году, но пока поставили ее на паузу. В этом году мы будем делать интересные поединки в среднем весе — Александр Шлеменко, Михаил Рагозин, , . Мы вели переговоры с Вячеславом Василевским о выступлении 4 мая в Челябинске, но он не смог принять участие. В будущем вернемся к этому диалогу.
— Правильно ли я понимаю, что пока каждый ваш турнир будет оставаться обособленным? Ведь у каждого вашего шоу нет ничего общего с предыдущим.
— Физически очень сложно сделать чемпиона в каждой весовой категории с тем количеством турниров, которое мы проводим. Поэтому, да, в этом плане общего ничего нет. Но у нас есть определенный пул спортсменов, которые потенциально готовы к дебютам в топовых организациях. Можно сказать, что мы ведем их к этому. Это и есть связь между нашими турнирами.
— Также на лицо проблема с хедлайнерами. Вы в последнее время сотрудничаете с действительно крутым бойцом Александром Шлеменко. Он возглавлял RCC 5, выйдет в главном бою шестого турнира. При этом вариантов, кто возглавит RCC 7, тоже немного.
— Изначально хедлайнером RCC 6 должен был стать Александр Емельяненко. Да, в России есть проблема с бойцами, которые бы могли возглавить шоу. Свободных известных бойцов можно пересчитать по пальцам. Мы подписываем тех, кто свободен, большинство звезд имеют эксклюзивные контракты. Это ни для кого не секрет.
— Так кто возглавит RCC 7?
— Пока не могу однозначно сказать.
— Опять Шлеменко?
— Все возможно.
— Не расскажете, какой у него гонорар?
— Могу сказать, что у него очень хороший гонорар. Я бы сказал, что он получает больше, чем ранее. Мы со своей стороны никогда не ущемляем бойцов.
"Бесплатно у нас никто не дерется"
— Назовете средний гонорар бойца, участвующего в основном шоу RCC?
— Гонорары разнятся в зависимости от турнира и уровня бойца. На RCC: Intro минимальный гонорар — 30 000 рублей и 20 000 за победу. В случае успеха у бойца появляется возможность перейти на гонорар в тысячу долларов, а затем на 2+2 (тысячи долларов). Если говорить про номерные турниры, то за выход боец в среднем получает 3000$. Бесплатно у нас никто не дерется.
— А были случаи, когда вам предлагали деньги за возможность участия на ваших турнирах?
— Нет. Но бывают случаи, когда бойцы готовы бесплатно выходить на бой. Турниров не так много, в отличие от желающих на них выступить. Люди готовы подраться, чтобы получить профайл на (сайте) sherdog, чтобы их заметили. Мы не приветствуем бесплатные выступления. Если боец действительно стоящий, но у него что-то не идет в карьере, он может получить шанс выступить у нас. Если он «мешок», то он к нам не попадет. Конкурентные бои — один из наших принципов.
— Видел комментарии, где говорилось об обратном.
— От диванных экспертов? Не вижу смысла об этом говорить.
— Кого бы еще из своих бойцов вы посоветовали для перехода в более крупные промоушены?
— Я бы выделил Михаила Рагозина, он выдает зрелищные бои и у него хорошая серия побед. Восьмого мая его ждет поединок с первым номером Чехии Карлосом Вемолой. Это серьезный вызов для Михаила. Посмотрим, как он проведет этот бой, пока рано загадывать.
— На вашем мартовском турнире бразилец Годофредо Кастро отказался продолжить бой с россиянином Павлом Гордеевым после удара в пах. Его подозревали в симуляции.
— Вы же не можете оценить ущерб от этого удара, как и не можете решить за бойца, смог он восстановиться после запрещенного удара или нет. Да, со стороны может показаться, что это симуляция, но это лишь предположение.
— «Не смог» или «не захотел»… Вот я о чем.
— Все можно преподносить с разных сторон. Мы отправили его к врачу, у него был ушиб паха. Все было зафиксировано. Мы стараемся следить за всеми ситуациями. Нам важна репутация.
— Вы довольны результатами работы организации?
— Посмотрите на наш первый турнир и на пятый — прогресс налицо и в спортивной части и в части шоу. Мы запустили проект RCC: Intro, о котором изначально даже не думали. Это площадка, где мы можем найти реально сильного парня. На самом деле в России очень много сильных бойцов, которые могут добиться много в смешанных единоборствах. Просто у них нет возможностей заявить о себе.
"На Александра Емельяненко пришел бы зритель, но надо чем-то жертвовать"
— Вы констатировали нехватку бойцов, способных возглавить большие турниры. При этом вы разорвали контракт с Александром Емельяненко.
— У нас есть определенные принципы, на которых все и строится.
— Емельяненко-младший провел под эгидой RCC два боя. Были ли какие-то проблемы в эти моменты?
— Тогда проблем не было, они возникли потом. В контракте между RCC и Александром был не только гонорар, но и условия расторжения контракта, которые учитывали определенные риски. Александр эти условия принял.
— При этом на Александра Емельяненко пришел бы зритель.
— Спору нет, но надо же чем-то жертвовать для достижения определенных целей. Я желаю Александру всего хорошего, я буду смотреть его бои. Но наши принципы для нас в приоритете.
— А какой принцип главный?
— Соблюдать слово. Плюс, если ты известный спортсмен, то должен нести моральные ценности для молодого поколения. Это одна из целей нашего промоушена.
— Получается, вы готовы жертвовать зрительским интересом ради своей цели? Вот так и хочется спросить — какая именно эта конечная цель?
— Я уже сказал про развитие бойцов, которые у нас выступают. Кроме того, у нас есть академия единоборств РМК, где тренируются почти тысяча детей и любителей, есть физкультурные центры в Челябинской области, где у нашего главного партнера есть предприятия. Все это единая система, где растет молодое поколение. Вам может показаться, что правильное воспитание молодежи это банально, но наша цель именно в этом.
— Хайповать ваша организация не собирается?
— Почему? Это можно. Но нужно хайповать правильно и адекватно. Посмотрите, очень крутой трешток идет между Емельяненко и Михаилом Кокляевым. Мне нравится, как они это делают. Нет оскорблений, присутствуют челленджи. За этим интересно следить. А когда пытаются хайповать на оскорблениях, это вызывает обратный эффект
— Тогда почему бы не предложить свою площадку для боя Емельяненко-Кокляев?
— Тема Емельяненко для нас закрыта — это раз. Для нас важна спортивная составляющая. Здесь бой неконкурентный. Но я, как зритель, с радостью посмотрю этот бой. Более того, я даже посмотрел бой Дацика и Тарасова. Назвать этот ужас боем нельзя. И хотя зрителю это интересно, мы такие бои делать не будем.
"Между Емельяненко и Кокляевым идет крутой трешток"
— Вы подписали контракт с Тимуром Нагибиным, и теперь напрашивается тема с реваншем с Георгием Караханяном.
— Мы были готовы сделать этот бой еще тогда, но Георгий подписал контракт с Bellator. Мы все еще рассматриваем такую возможность.
— Но именно эта пара на турнире ACA показала пример, мягко говоря, плохого трештока.
— Если такой бой состоится, то мы очень внимательно подойдем к этому и возьмем все на контроль. Все будет заранее разъяснено обоим бойцам, заранее обсудим поведение. Но и Нагибин, и Караханян заинтересованы в таком реванше.
— Когда такой поединок может состояться?
— На RCC 7. Изначально планировали этот турнир провести в июле, но сейчас эти сроки могут поменяться. Но в любом случае летом.
— Насколько важен трэшток для ММА?
— На сегодняшний момент это один из элементов продвижения боя. Боец должен уметь привлекать к себе внимание. Понятно, что все должно быть в разумных пределах. Со стороны кажется, что в трештоке нет какого-то алгоритма, но на самом деле этому надо учиться.
— А вам нравится как ведет себя сейчас ?
— Конор делает все, чтобы о нем говорили — хайп ради хайпа. Он изжил себя своими высказываниями. Уже пора проводить бои.
— Каким должен быть образ идеального бойца?
— Мне импонирует образ .
— Но Последний император такой один, и любому нынешнему бойцу с подобной манерой поведения будет очень трудно обратить на себя внимание.
— Согласен. С появлением таких, как Конор Макгрегор, все меняется.
"Примеры Штыркова наглядно показывает концепцию RCC"
— Собирается ли RCC проводить турниры за пределами Урала?
— Нет, на сегодняшний день цели организации и спонсора в развитии смешанных единоборств и вообще единоборств именно на Урале. Турниры — это часть той работы, которой занимается наша команда.
— Штыркова неоднократно упрекали в контексте того, что за пределами Урала тоже есть жизнь. Но это и в вашу сторону можно сказать.
— Слушайте, сейчас есть интернет, можно посмотреть наши бои в сети. Мы развиваем спорт на Урале.
— Возможно ли собрать футбольный стадион «Екатеринбург Арену» для шоу ММА?
— Да, мы даже рассматривали эту возможность.
— Этот вопрос я задавал в контексте того, что арены, включая хоккейные, в том же Челябинске и Екатеринбурге, маленькие.
— Это так. Но у нас есть выставочный центр, где мы проводили бой  (с Йоаном Дюаопа в декабре 2016 года). И там мы хотели провести RCC 5, но не увидели смысла в том, чтобы отстраивать площадку с нуля. При этом к 2023 году у нас в Екатеринбурге будет новая ледовая арена на 15 тысяч.
— К 2023 году RCC продолжит свое существование?
— (Улыбается) Думаю, да.
— Реально ли любому российскому промоушену выйти на самоокупаемость?
— На сегодняшний момент я считаю это невозможным. Ни один промоушен не в состоянии себя обеспечивать. Весь профессиональный спорт строится за счет спонсоров.
— Как вы считаете, российские ММА когда-нибудь смогут догнать UFC?
— Если честно, то сегодня это очень-очень трудно себе представить. Тут невозможно сделать какой-то адекватный прогноз. Требуются огромные вливания, турниры должны перестать строиться вокруг российских бойцов и проводиться по всему миру.
— И бои россиян с россиянами, получается, должны стать нормальным явлением.
— Да это уже давно нормальное явление. Я понимаю, что лучше биться с иностранными бойцами, но это профессиональный спорт.
— Возвращаясь к подписавшему контракт с UFC Штыркову, развитие его карьеры наглядно отражает принципы вашей организации?
— Именно.
— Переход в UFC — большой плюс для имиджа вашей организации. Но кроме этого вы смогли вынести еще какие-то дивиденды от этого события? Все-таки вы вкладывали в Штыркова определенные средства.
— В финансовом плане мы ничего не получили. Наша организация, можно сказать, является стартапом для бойцов, и для нас это нормально. Мы отдаем себе отчет, что есть лиги, в которые стремятся все. Касательно Ивана — это главная звезда Уральского региона, за ним следят, его обсуждают. Его дальнейшие успехи станут успехами всего региона, если вы понимаете, что я хочу сказать.
"Будущее за MMA, а не за боксом"
— Возможна ли ситуация, при которой вы проведете совместное шоу с каким-то другим российским промоушеном?
— Не видим в этом смысла. RCC — самодостаточная организация, у нас нет финансовых проблем.
— Какие у вас отношения с UFC?
— Знаком с (руководителем российского филиала UFC) Андреем Громковским. Со своей стороны нам бы было интересно провести турнир UFC в Екатеринбурге. Мы будем рады поучаствовать в таком проекте, получить опыт. Да, есть вопрос в площадке, но можно провести в выставочном центре. С другой стороны, в Санкт-Петербурге турнир прошел тоже не на большой арене, вмещающей 7 тысяч зрителей. Так что 12-тысячник мы бы собрали. Мы заполняли эту арену на Поветкина, и это бокс. А UFC более популярен, чем бокс.
— Как понимаю, вы придерживаетесь мнения, что бокс загибается, а смешанные единоборства уже стали значительно популярнее?
— Я не могу сказать, что бокс загибается. Наша компания развивается по трем направлениям — ММА, кикбоксинг и бокс. Я отвечаю за первые два пункта. При этом могу сказать, что мне бокс нравится, но ММА ближе. Именно за смешанными единоборствами будущее, а не за боксом. В принципе, так уже и есть.
— Что бы вы посоветовали боксу?
— Тяжело сказать. Я не эксперт в боксерской индустрии.
— Но там совершенно другие деньги.
— Все относительно. Сейчас и в ММА зарабатывают неплохо. Боец среднего уровня зарабатывает не меньше, чем боксер среднего уровня. Звезды ММА в накладе не остаются.
— Как вы относитесь к женским боям?
— Мы пробуем это направление. Это может привлечь дополнительную целевую аудиторию, поэтому — почему бы и нет. Но говорить о каком-то ростере бойцов пока не приходится.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео