Ещё

Кому в Татарстане нужен биатлон? 

Денис Косинов разбирался в том, что собой представляет нынешний татарстанский биатлон, как он может развиваться, и кто будет заниматься им в будущем. И пришел к выводу, что это классическая история о том, что спорт в России — дело более государственное, нежели общественное.
В этой истории так много персонажей, организаций, документов и прочих подробностей, что если перечислить все детали, процитировать всю переписку и привести все суждения заинтересованных лиц, то получится не статья, а диссертация. Или, по меньшей мере, научный доклад на тему «Еще к вопросу об организации учебно-тренировочного процесса и взаимодействии государственных и общественных организаций в рамках развития отдельно взятого вида спорта в регионах Российской Федерации».
Но у нас не конференция. У нас с вами попытка ответить на вопрос, вынесенный в заголовок. Если бы правильным ответом было «Никому», то на этом вопрос был бы снят. Однако дело обстоит иначе. И тянется это дело довольно давно.
Предыстория
Кто бы сомневался в том, что в Татарстане успешный спорт! Устанешь перечислять достижения татарстанских команд и атлетов. Чего стоит хотя бы 2009-й год, когда футбольный "Рубин", хоккейный «Ак Барс» и волейбольный "Зенит" стали лучшими в стране. Не говоря уж о спортивных сооружениях вроде «Казань-Арены» и «Татнефть-Арены», и о крупных мероприятиях вплоть до летней Универсиады. Ну а «КАМАЗ-Мастер» с его нескончаемыми победами на «Дакаре» — это и вовсе мировой флагман грузового раллийного спорта.
Однако биатлонных достижений в республике немного. Единственный тамошний прославленный биатлонист — Ринат Сафин, четырехкратный чемпион мира, олимпийский чемпион в эстафете 1972 года. Казалось бы, и что такого? На Кавказе не перечесть легендарных борцов, но мало известных гимнастов. На русском севере произросли десятки выдающихся лыжников, но с футболистами как-то не задалось. И так далее.
Правда, спорт существует не только для того, чтобы растить чемпионов. О да, чемпионы — гордость нации и престиж государства. Но есть еще понятия «здоровый образ жизни», «забота о подрастающем поколении» и прочие идеи, относящиеся к массовому спорту, в первую очередь — детскому. Это как с футболом. Разве тот факт, что лыжная Норвегия или беговая Кения никогда не преуспевали в футболе, запрещает развивать в этих странах футбол? Нет же!
Весь вопрос в том, как и кто осуществляет развитие. В России спорт — дело государственное. Как массовый, так и профессиональный. Основные расходы по содержанию спорта несет бюджет. Как и на федеральном уровне, в каждом регионе есть свое министерство спорта, при нем — местный центр спортивной подготовки. Через ЦСП и происходит финансирование сборных, содержание спортшкол, проведение соревнований и оплата всех прочих расходов. А идейным развитием того или иного вида спорта, подбором кадров и тому подобными делами занимаются организации общественные — федерации.
Федераций может быть сколько угодно. Закон не запрещает группе граждан объединиться, скажем, в «Федерацию прыжков со скакалкой Великого Устюга». Или в «Союз спортивного рыболовства Истринского района Московской области». Да пожалуйста! Регистрацией общественных организацией ведает министерство юстиции.
Но вот АККРЕДИТОВАННЫХ федераций не может быть более одной по одному виду спорта в одном регионе. И аккредитации эти выдает или отзывает региональный Минспорт. Таково нынешнее устройство спорта в России.
В Татарстане на данный момент этой аккредитацией располагает ФЛГИБ РТ, то есть «Федерация лыжных гонок и биатлона Республики Татарстан». До 2010 года в республике были две отдельные федерации, но затем два родственных вида спорта объединили под началом единой структуры. И вот спустя девять лет произошел звучный раскол. 21 апреля 2019 года состоялось учредительное собрание Региональной Спортивной Общественной Организации «Федерация биатлона республики Татарстан». Ее президентом был выбран Ильдар Нугманов.
Старые претензии и новая федерация
"В мае 2018 года состоялась итоговая конференция федерации. Был утвержден состав биатлонной команды, 15 биатлонистов старше 14 лет, 11 детей. Был разработан бюджет на сезон-2018/19 в размере 26-ти миллионов рублей. Но выполнена была только маленькая часть", — мой собеседник, главный тренер сборной Татарстана по биатлону Ильдар Нугманов, перечислял претензии к действующей федерации без малейшей нервозности. Похоже, эмоциональная стадия конфликта миновала.
"Команда из 26-ти человек получила 2 пары лыж, 2 пары ботинок, 2 пары палок. И было выдано 240 тысяч рублей на фармацевтические препараты. То есть практически все конкретные обещания — покупка винтовок, покупка патронов, инвентаря — не были выполнены. Особенно вопиющее нарушение — отказ от выдачи формы с символикой республики. У нас юноши и девушки участвовали в Спартакиаде учащихся России. В положении Минспорта о Спартакиаде четко прописано, что спортсмены и тренеры команд должны иметь единую спортивную и парадную форму. Парадную форму нам с грехом пополам выдали, а спортивную напрочь отказались выдать", — поведал рассказчик.
Ильдар Нугманов не новичок в решении сложных ситуаций. Помимо того, что он главный тренер сборной Татарстана по биатлону, так еще и совладелец компании «Казанские стальные профили», весьма успешной на рынке подобных изделий. А бизнеса без конфликтов не бывает. Словом, Нугманов человек весьма обеспеченный. К тому же фанат биатлона. Ну и лыжных гонок тоже. На деньги предприятия несколько лет назад была построена лыжная трасса протяженностью 7,5 км, из них 3 км освещены. Есть собственный «ратрак» и всё прочее, что необходимо для поддержания трассы в надлежащем состоянии. Регулярно там проходят республиканские соревнования, порой на них приглашают спортсменов и из других регионов.
В биатлон Нугманов тоже вкладывается. К тому же он в биатлоне работает, отчего и считает, что руководство ФЛГИБ РТ этой работе только мешает.
"Нынешняя федерация с осени 18-го года отказывается размещать на своем официальном сайте новости о биатлоне. Ни про успехи наших спортсменов, ни про тренировочные сборы, ни про дни рождения. У лыжников каждый чих отображается. Вот они поехали на сбор, вот они выиграли, вот у этого день рождения, вот у того сын родился. А про биатлонистов — ничего. Даже про победу наших юношей в эстафете на первенстве России. Хотя весь материал был отправлен в пресс-службу. То есть федерация не исполняет свой же устав, в котором написано про пропаганду биатлона и про информационную поддержку", — у Нугманова был довольно длинный список, как он сам это называет, «обоснованных претензий».
"И еще одна важная вещь. Самая важная. У нас нет тренировочной базы для занятий биатлоном настоящим, огнестрельным. Есть стрельбище в Казани для пневматики, на десять установок. Что-то есть в Набережных Челнах, что-то есть в Бугульме, и этим все ограничивается. Настоящего биатлонного комплекса у нас нет. И самое главное, когда в 2011-м году две федерации объединили, президент федерации сказал в своем интервью: «Самое главное в биатлоне — это попасть в точку, а точка там, где будет база». И было это в 2011-м. До сих пор ничего нет. Родители очень сильно волнуются. У них детям сейчас по 12, 13, 14 лет. Когда они достигнут возраста для занятий реальным биатлоном, у них никаких перспектив не будет. Или особо одаренным надо уехать в другие регионы, где есть биатлон, или бросить", — сделал печальный вывод Ильдар Нугманов.
Старые планы и новые методы
О том, что в республике нет ни одного настоящего биатлонного комплекса, и о том, что такое положение дел следует исправлять, действующий президент федерации лыжных гонок и биатлона Татарстана Ильшат Фардиев действительно говорил еще в 2011 году. Но пока таковых комплексов нет. Планы, даже эскизы, привязанные к конкретным местам, есть. А стадиона нет. Так, может, и не надо? Невозможно ведь развивать всё и везде! То есть, наверное, возможно, но надо ли? Итак, зачем развивать в Татарстане биатлон?
"Этот же вопрос задают и многие чиновники, — Ильдар Нугманов только рассмеялся. — Биатлон нужен уже хотя бы потому, что Казань является столицей спорта в России, а биатлон здесь в зачаточном состоянии. Есть много детей, которые хотят заниматься биатлоном. Если возникает вопрос «зачем нам биатлон», то он должен возникать после того, как будет задан еще про сто видов спорта, в том числе специфических, в которых у нас доморощенных спортсменов очень мало. И если развиваются эти сто видов спорта, то почему не надо развивать биатлон?" Довольно логично возражал Нугманов.
"Когда люди узнают, что я работаю главным тренером сборной Татарстана по биатлону, сразу начинают интересоваться моим мнением. И про сборную, и про Кубок мира, и про всё остальное. Люди знают даже в деревнях, что такое биатлон, любят его. А мы лишаем их возможности отправлять детей в секции. Если спрашивать «зачем нам биатлон», то надо сначала задать такой вопрос про сто других видов спорта, и только потом дело дойдет до биатлона", — твердо заключил президент вновь учрежденной федерации биатлона Татарстана.
Но вот что характерно, и даже замечательно. Ровно того же мнения придерживаются и все остальные, кому в Татарстане по долгу службы или по зову сердца положено решать вопросы развития спорта в республике. То есть буквально все! И руководители действующей федерации тоже. По этой причине 3 августа 2018 года министру спорта Татарстана Владимиру Леонову и было отправлено письмо с просьбой — внимание! — о создании отдельной Федерации биатлона республики Татарстан! То есть президент федерации лыжных гонок и биатлона РТ Ильшат Фардиев сам предлагал разделить федерацию на две — лыжную и биатлонную.
Более того, сотрудники нынешней федерации, кажется, уже не считают себя причастными к биатлону. Один из них в переписке со мной представился «специалист ФЛГ РТ». Заметьте — ФЛГ, то есть федерация лыжных гонок. Точка. Никакого биатлона. Только не подумайте, что эти люди почему-то терпеть не могут биатлон. Вовсе нет. Просто они уже привыкли считать себя теми, кто занимается развитием лыжного спорта, и только его. Маленькая, но характерная деталь.
Вроде бы, о чем тут препираться? Ведь все толкуют об одном и том же. Но дело в том, что письмо было отправлено аж в августе, а на дворе конец апреля, и никакой отдельной федерации нет. Нугманов уверяет, что у него и его единомышленников попросту лопнуло терпение. Именно поэтому они тоже написали письмо министру спорта республики, в котором извещали о создании новой федерации (ФБРТ) и ВЫРАЖАЛИ НЕДОВЕРИЕ федерации действующей (ФЛГИБ РТ). Соответственно, прося о прекращении ее аккредитации. И вот это уже был настоящий демарш.
"Мы им выражаем недоверие в связи с неудовлетворительной деятельностью в спортивном сезоне-2018/19. Именно по виду спорта «биатлон». Понятно, что это очень сильно бьет по репутации президента федерации. Но иначе мы не можем, потому что всё тянется уже с лета 2018 года. Ситуация неопределенная. Мы не можем обратиться к президенту республики, не можем обратиться в СБР как аккредитованная организация. Мы работаем в биатлоне, являемся тренерами ЦСП Республики Татарстан, спортшколы «Барс», Казанского УОР, а фактически у нас легитимности никакой нет", — так объясняет Ильдар Нугманов причины создания новой федерации и появления письма про недоверие Ильшату Фардиеву и его команде.
Влиятельные люди и еще одна новая федерация
Ильшат Фардиев — очень и очень влиятельный в Татарстане человек. До 2010 года возглавлял «Татэнерго», потом работал заместителем премьер-министра республики, министром энергетики. Сейчас является генеральным директором «Сетевой Компании» (Казань) — предприятия, ответственного за распределение электроэнергии. Кроме того, Фардиев входит в совет директоров холдинга «Агросила», крупнейшего сельскохозяйственного производителя в Поволжье. Именно он возглавил в 2010 году объединенную федерацию лыжных гонок и биатлона Татарстана. И в лыжные гонки вложил денег побольше, чем Нугманов в биатлон. Что и говорить, ресурсы другие.
О том, как вырос лыжный спорт в Татарстане при Фардиеве, публикаций было много. О президенте федерации с большим теплом отзывались очень известные в лыжном мире люди. Например — Александр Завьялов. В расширенном составе сборной России на следующий сезон — шесть лыжников, представляющих республику, включая олимпийского призера Андрея Ларькова. И это только самые заметные плоды деятельности. Но — в лыжных гонках. Не в биатлоне. Собственно, у Нугманова и нет претензий к лыжному направлению деятельности. Мол, отдайте биатлон, и разойдемся по-хорошему. Вместо этого, по его словам, имеет место волокита, не позволяющая делу сдвинуться с мертвой точки.
"В итоге они официально так и не отделили биатлон. То речь о шла о создании федерации биатлона летом 2018-го года, то осенью, то под Новый год. Потом про февраль говорили, потом про апрель. Теперь говорят, что будут реорганизовываться 15 мая. То есть это уже тянется и тянется. А нам уже 15 мая надо на сборы выезжать. Надо определить состав команды, 15 мая заканчивается переход спортсменов. У нас есть Дмитрий Абашев, он 7-й в рейтинге Кубка России. У него тут нет ни спарринг-партнеров, ни тренеров, чтобы готовить спортсмена такого уровня. 15 мая закрывается переход, а ему же надо продолжить свою карьеру! Мы же его не можем у себя держать! Это будет несправедливо, если мы не можем ему условия создать. И самая главная наша задача: биатлон должен стать базовым видом спорта в республике. А для этого необходимо построить биатлонные комплексы с инфраструктурой и специалистами", — подводит Нугманов итог разговору о том, почему он и его товарищи решились на столь радикальный шаг, как выражение недоверия Фардиеву и его команде.
Сотрудникам команды Фардиева такое, конечно, не понравилось. Но, надо отдать должное работникам ФЛГИБ, уходить от ответов на претензии Нугманова они не стали. Ильшат Фардиев дал эти ответы лично. В письменной форме. И про деньги, и про форму, и про создание отдельной федерации, и про все остальное. Вот выдержки из присланного мне письма президента федерации лыжных гонок и биатлона Татарстана (нумерация — ред):
1) «Федерация всегда была и остается заинтересованной в развитии и популяризации биатлона в республике. Более того, даже после направления 03.08.2018 г. письма в Министерство спорта РТ с просьбой о создании отдельной Федерации биатлона РТ, Федерация, как ранее и отмечено, оказывала поддержку биатлонистам».
2) «Деятельность Федерации лыжных гонок и биатлона Республики Татарстан направлена на поддержку и развитие как лыжного спорта, так и биатлона. При этом финансирование биатлона по линии Федерации за 2018 г. составило 4,3 млн руб.
Также республиканским бюджетом на развитие биатлона в 2018 г. было предусмотрено 2,2 млнруб., которые в полном объеме выделены ГАУ „Центр спортивной подготовки Республики Татарстан“, где Нугманов И. Г. трудоустроен главным тренером по биатлону».
3) «В прошлом спортивном сезоне Федерацией были экипированы биатлонисты, тренирующиеся у тренера Нугманова И. Г., спортивными костюмами, куртками, пульсометрами, наиболее перспективные спортсмены были оснащены спортивным инвентарем».
4) «Последние два сезона подряд Федерация направляла сборную команду биатлонистов Республики Татарстан на тренировочные сборы в лучшие биатлонные центры России, в т.ч. в г. Сочи (международный биатлонный комплекс „Лаура“), в г. Чайковский (федеральный центр „Снежинка“ Чайковского института физкультуры (Пермский край) и т.д.»
5) «Данные претензии (об отсутствии информации о биатлоне в ленте новостей официального сайта федерации — ред) не обоснованы. Последняя информация о биатлонистах на сайте федерации была опубликована 25 июня 2018 года. Размещение информации после данной даты приостановлено в связи с официальным обращением Федерации лыжных гонок и биатлона РТ в Министерство спорта РТ с предложением о создании отдельной Федерации по виду спорта биатлон».
Обратите внимание. Несколько раз Ильшат Фардиев в своем письме упомянул тот факт, что он, как президент объединенной федерации, ратует за создание отдельной федерации биатлона. Так вот же она! Учреждена главным тренером сборной республики и его сподвижниками, пусть занимаются! Так? Э, нет. Не все так просто. Это вот и есть самый интересный вопрос. Не «Кто виноват?», тут поди разберись. И не «Что делать?», с этим как раз все ясно — создавать федерацию и со страшной силой развивать биатлон. Нет, самый интересный вопрос — «Кто будет делать?» То есть, как обычно в России, все упирается в кадры. А самовыдвиженцы в нашей стране никогда не считались надежным кадровым резервом. И факт учреждения организации под названием «Федерация биатлона республики Татарстан», как выяснилось, еще ничего не означает.
Взаимное недоверие и решение президента
"Сегодня у нас есть концепция развития биатлона в республике. Сейчас мы ожидаем конференцию федерации лыжных гонок и биатлона республики Татарстан в середине мая. Надеемся, на ней будет рассмотрено создание федерации биатлона республики Татарстан", — пояснил позицию Минспорта Татарстана заместитель министра Халил Шайхутдинов.
"Сегодня все полномочия имеются у действующей федерации под руководством Ильшата Фардиева. У нас есть его письмо о необходимости создания отдельной федерации биатлона в связи с тем, что благодаря Ильшату Шаеховичу лыжные гонки бурно развиваются, а биатлон требует больших финансовых и управленческих усилий. Но это предложение должно окончательно приниматься на конференции федерации лыжных гонок и биатлона", — заключил Шайхутдинов.
Вторит ему и Ильшат Фардиев. Вот еще одна выдержка из его письма.
"Вопрос о создании отдельной Федерации биатлона должен быть рассмотрен на уровне Министерства спорта Республика Татарстан. При этом варианты и способы ее создания должны быть определены ее учредителями на общей конференции в рамках действующего законодательства".
Если судить по двум этим репликам, ни президент действующей федерации, ни заместитель министра не знают об учреждении новой федерации группой энтузиастов. Но, конечно же, знают. Просто не считают, что это серьезно. На вопрос, готовы ли руководители нынешней федерации передать развитие биатлона вновь созданной федерации во главе с Ильдаром Нугмановым, Ильшат Фардиев ответил так:
"Одно дело — любить и быть фанатом биатлона, и совсем другое — управлять, привлекать финансирование и достигать высоких результатов, соответствовать тем требованиям, которые предъявляет к нам Президент Республики Татарстан Р. Н. Минниханов для дальнейшего развития спорта высших достижений в нашей Республике".
Итак, Фардиев, похоже, не верит в способность Нугманова руководить республиканским биатлоном. По крайней мере, на том уровне, который требует президент Татарстана. Сам Нугманов считает, что все получится. Помните, он говорил о 26-ти миллионах рублей, которые, по его словам, обещаны были на содержание биатлонной республиканской команды? По подсчетам Нугманова, получено было всего 3 миллиона. Еще 7 миллионов добавило его предприятие «Казанские стальные профили». В сумме это 10 миллионов. На 26 не похоже. Да и мало — 26. Это ведь только на сборную. А строительство стадионов? А все стальное, что предусматривает та самая концепция развития биатлона, о которой говорил замминистра? На чьи деньги все это делать? У Ильдара Нугманова, как он сам утверждает, средств на такое не хватит.
Между тем, концепция обещает быть масштабной, поскольку ожидается, что ее обсудят на самом высоком уровне. В мае планируется встреча президента Татарстана Рустама Миниханова и президента СБР Владимира Драчева. Собственно, этой встречи ждут все заинтересованные стороны. И прежняя федерация, и министерство спорта, и новая федерация. Ведь, в сущности, речь идет лишь о двух вещах. Сколько денег будет выделено на биатлон, и кто их будет превращать в результат? Нугманов и его сторонники надеются, что это будут они. Даже подготовили специальное письмо Минниханову.
"Мы для того и обращаемся к руководству республики, чтобы изыскать возможности финансирования. Будем искать спонсоров среди бизнесменов, но основная надежда у нас на президента Республики Татарстан. Разговоры о развитии биатлона идут давно, у президента память хорошая", — уверил меня Ильдар Нугманов.
"Надеемся, что приезд Владимира Петровича Драчева поднимет волну активности со стороны спортсменов, тренеров по биатлону, со стороны родителей. Надеюсь, будут приняты ключевые решения по развитию биатлона на государственном уровне. Не просто на словах, как у той федерации было. Мы надеемся на поддержку государства. На лыжный спорт выделяются большие деньги. А почему не выделить на биатлон? Многие хотят заниматься. Но если руководство республики нам не поможет, мы все равно будем продолжать работать своими силами и средствами. Мы это не бросим. Хуже нам по-любому не будет", — четко выразил свою позицию собеседник агентства.
Еще Ильдар Нугманов сказал, что ожидает решение Минспорта по новой федерации в конце апреля. И уточнил, что косвенные заверения в поддержке министерства уже получены. Что ж, он ошибался.
Вхожие люди и системный подход
Вопрос, который я задал замминистра спорта Татарстана Халилу Шайхутдинову, был на поверхности. Письмо с предложением о создании отдельной федерации биатлона было направлено еще 3 августа 2018 года. На дворе конец апреля 2019 года. Почему процесс принятия окончательного решения так затянулся?
"На сегодняшний день мы в поисках инвестора, некоего будущего президента федерации, который готов вложить финансовые средства. Для развития любого вида спорта нужны три составляющие. Это материально-техническая база, тренерские кадры и финансирование. Как бы государство ни финансировало спорт, есть статьи, которые не проходят по бюджетным нормативам. Любой приглашенный тренер не будет работать за 20 или 25 тысяч. Ему нужна доплата и решение социальных вопросов, так как у нас в республике нет биатлонных тренеров такого уровня. Для начальной подготовки тренеры есть, а для профессиональной подготовки специалистов нужно пригласить. И это только тренерское направление", — Шайхутдинов рассудительно перечислял причины, по которым вопрос о создании отдельной федерации биатлона решался так долго. Приводил примеры.
"А еще нужно в частно-государственном партнерстве или только за счет государства построить тренировочные базы. Мы в последние годы практически в каждом райцентре построили бассейны, ледовые дворцы, спортивные комплексы. В республике очень много видов спорта, и в каждом из них у нас выстроена четкая система, начиная с баз и заканчивая сильными спортсменами. За последние годы мы создали волейбольный центр Екатерины Гамовой, центр синхронного плавания Татьяны Покровской. Прямо сегодня была встреча с Ниной Михайловной Мозер. Обсуждали строительство центра развития фигурного катания и школы Мозер. Вот примеры серьезного подхода. Настало время взяться и за серьезное развитие биатлона. Просто поспешно создать федерацию и успокоиться на этом мы не намерены. Мы серьезно подходим к решению данного вопроса", — обосновал позицию министерства собеседник.
Всё предельно понятно и очень логично, не так ли? Но, повторю, казалось бы, вот они — те люди, которые могут помочь министерству реализовать серьезный подход к биатлону. Нугманов и его соратники. Ан нет. Разумеется, никто не планирует мешать Нугманову. Но и поддерживать его тоже никто не собирается.
"Мы, как регулирующий орган, не имеем право вмешиваться в деятельность общественных организаций. У Ильдара Нугманова была встреча с нашим министром Владимиром Леоновым, и мы втроем обсудили проблему. Мы ему изложили свое видение, на что он ответил, что процесс, по его мнению, очень затянулся. Он решил пойти по иному пути. Это его выбор. Если он готов вложить средства в развитие данного вида спорта, почему нет?" — пояснил Шайхутдинов.
"Но! Я скажу другое. Когда это произошло, я общался с другими фанатами, такими же энтузиастами, как Ильдар. В Закамье, в Набережных Челнах. Не все они поддерживают Ильдара. Появился некий раскол в нашей республике, который будет сказываться на дальнейшем развитии. У нас же не только Казань, где работает Нугманов, у нас и другие районы есть. Некий баланс нарушен", — сказал он.
Халил Шайхутдинов и Ильдар Нугманов знакомы очень давно, более того, уважают друг друга. «Халил Хамитович — очень хороший человек». «Ильдар — большой молодец». Так они отзываются друг о друге. Но договориться не поучилось, и, судя по всему, уже не получится. Замминистра очень верит в президента нынешней объединенной федерации Ильшата Фардиева и считает, что руководить биатлоном в Татарстане должна столь же крупная фигура. Нугманов, по мнению замминистра, до нужного уровня не дотягивает. Что, впрочем, не мешает ему идти своим путем в точном соответствии с законодательством об общественных организациях. Ведь и министерство ничто не обязывает выдать аккредитацию именно Нугманову и его товарищам.
"Ильдар сегодня делает очень много. На своем уровне он и базу создал, и лыжную трассу содержит. Биатлонистов содержит. Но этого пока не хватает. Хотелось бы, чтобы во главе федерации биатлона был человек, который вхож во все кабинеты. Не только в Татарстане, но и на российском уровне. Не ущемляя достоинств Ильдара Нугманова, его силу, скажу, что мы хотели бы видеть более масштабного человека", — предельно четко обрисовал позицию министерства Шайхутдинов.
"Если бы Ильдар стал вице-президентом и отвечал бы за казанскую зону, вот был бы идеальный вариант. Но Ильдар принял решение. Повторю, мы одобряем деятельность любого человека, который хочет внести свою лепту в развитие какого-либо вида спорта. Но нам бы хотелось, чтобы во главе федерации был человек, который объединил бы всех фанатов биатлона в республике, и был бы в контакте и взаимопонимании с органами исполнительной власти республики", — подвел итог беседе замминистра.
Исполнители и энтузиасты
Вот, собственно, и ответ. Для достойного развития биатлона нужны люди со связями и деньгами. Хорошо, если эти люди еще и энтузиасты. Но если их энтузиазм не подкреплен самыми надежными связями и очень большими деньгами, то его недостаточно. Нет, не для того, чтобы УЧАСТВОВАТЬ, это пожалуйста. А для того, чтобы РУКОВОДИТЬ.
И это даже логично в рамках системы. Если бы российский биатлон, как и весь российский спорт, существовал по бизнес-модели, если бы продвигался исключительно фанатами на их собственные деньги, то вполне могла бы возникнуть некая общественная конкуренция.
Однако наш спорт существует на деньги государства. Этими деньгами распоряжаются чиновники. Им и выбирать, кого поддерживать. Но! Очень важное «Но». А зачем нужны общественные организации, как не затем, чтобы заставлять чиновников объяснять свой выбор?
15 мая отчетная конференция федерации лыжных гонок и биатлона республики Татарстан, вероятно, примет решение об учреждении отдельной федерации биатлона. Откладывать это решение некуда, ведь одна такая федерация уже учреждена. Не знаю, кто возглавит биатлонную федерацию Татарстана номер два. Но это будет крупная фигура, потому что теперь надо соответствовать всему, изложенному выше. Не говоря уж о том, что все вышеизложенное надо будет реализовать. Впрочем, в Татарстане если берутся за дело всерьез, то доводят до конца, это факт известный.
Найдется ли место в этой будущей системе Ильдару Нугманову и его товарищам? Не уверен. Но вполне возможно. Если да, захотят ли они сами работать в рамках будущей системы? Тоже не знаю. Точно известно одно. Любой системе нужны энтузиасты. И критики. Не балаболы, пусть даже титулованные, а люди, которые сами способны формировать систему. В татарстанском биатлоне такие энтузиасты-критики-работники есть. Толковые исполнители тоже найдутся. Теперь посмотрим на результат. Не правда ли, это и есть взаимодействие государства с обществом?
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео