Ещё
Фанаты "Зенита" провели акцию с танком
Фанаты "Зенита" провели акцию с танком
Футбол
Калинская пробилась в основную сетку Australian Open
Калинская пробилась в основную сетку Australian Open
Теннис
«Арсенал» на своем поле упустил победу над новичком АПЛ
«Арсенал» на своем поле упустил победу над новичком АПЛ
Футбол
"Изнасилованная" футболистом россиянка ответила на слухи об аресте
"Изнасилованная" футболистом россиянка ответила на слухи об аресте
Футбол

Голосовые сообщения Дениса Глушакова: что действительно важно 

Голосовые сообщения Дениса Глушакова: что действительно важно
Фото: Чемпионат.com
Иначе этот бардак будет продолжаться бесконечно.
Когда у жены одного из лидеров гладбахской «Боруссии» начались проблемы во время беременности, клуб отреагировал незамедлительно. Футболисту позволили находиться рядом с женой с воскресенья по среду, затем в четверг возвращаться на базу, а в субботу уже выходить на поле. Особый режим занятий не только не навредил, но и пошёл на пользу: благодарный Штиндль ещё больше выкладывался в сезоне, а остальные игроки правильно считали сигнал. Они поняли, что если и у них будут проблемы, клуб всегда окажется рядом.
Эту историю рассказал в одном из интервью , до Гладбаха три с лишним года отыгравший в . Штранцль признавался, что благодаря созданным руководством клуба условиям в «Боруссии» он провёл лучшее время в карьере. Позже в том же интервью защитник подходил к такой мысли: «Клубы сегодня — современные бизнес-предприятия, а игроки — лишь сотрудники. Заменимы здесь мы все, но не само имя „Боруссии“.
Умение одновременно и донести до игроков эту мысль, и показать, что клуб относится к сотрудникам, как к семье, зависит сегодня всегда от воли спортивного директора. Не от президента, который часто далёк от повседневных дел 25 амбициозных мужчин в команде. Не от генерального директора, который больше решает глобальные организационные вопросы. Такая работа — для хорошего спортивного директора, чья зона ответственности давно перестала быть исключительно селекционной, тем более в достаточно больших клубах.
В Гладбахе Штранцлю и его партнёрам всегда помогал спортивный директор Макс Эберль — один из сильнейших людей в своей профессии на континенте. Именно поэтому Мартин говорит, что там прошли лучшие годы его карьеры. В Германии он вылетал из Бундеслиги, а в России несколько раз становился вице-чемпионом. Но в „Спартаке“ он никогда не чувствовал такого единства. И это одна из самых больших бед „Спартака“. Много-много лет, обладая хорошими даже по европейским меркам ресурсами, клуб сталкивается с тем, что любая персональная проблема может перерасти в глобальную катастрофу.
Новые данные Глушаков-гейта лишний раз обводят эту проблему жирным маркером. Главное в том самом голосовом сообщении — не якобы слив тренера, а тот факт, что с проблемами часть игроков (из сообщения очевидно, что только часть) идут напрямую к вице-президенту . Другая часть, похоже, с проблемами справляется по линии Каррера-Трабукки, третья часть предоставлена сама себе. Так начинается плоский штопор.
И главное: была бы проблема действительно серьёзной, но нет. Разногласия между игроками и тренером — абсолютно рядовая вещь в коллективе амбициозных людей с большим эго. Она может выбить клуб из колеи только в том случае, если нет спортивного директора, который поговорит и с одной недопонимающей стороной, и с другой, а затем примет меры. В „Спартаке“ этого нет годами, при конфликте команда расползается на группировки, а причина при этом может быть даже бытовой.
Чем более требовательный и противоречивый тренер приходит, тем более решительным должен быть спортивный директор. В „Баварии“ у Хосепа Гвардиолы тоже не всё было гладко с принятием его эго и требований игроками, но для этого рядом был Маттиас Заммер. Сперва его критиковали в прессе, как отчуждённого (даже его офис находился не в одном здании с кабинетами всех директоров клуба) человека, который вроде как ничем и не занимается, но чем больше времени проходило, тем яснее становилась его роль. Громоотвод, переговорщик, но в то же время — проводник тренерских требований и поборник дисциплины.
Оказавшись после Мюнхена советником в Дортмунде, Заммер настаивал на кодексе поведения для игроков. Например, француз Дан-Аксель Загаду ленился и посещал уроки немецкого реже, чем должен был — его заставили заниматься и по настоянию Заммера лишили переводчика в повседневной жизни. Это может казаться мелочью, но отсутствие одного языка с партнёрами нарушает коммуникацию на поле — в конце концов, это отражается и на результате.
Отчуждённость, какая есть у Заммера (он и сейчас занимает теневую роль в Дортмунде), — одно из лучших профессиональных качеств для спортивного директора. Он не должен быть ни для кого своим — ни бывшим игроком клуба (пафосная фигня про традиции клуба — это пафосная фигня), ни другом кого-то из игроков, ни близким к агентскому бизнесу. Только так он сможет быть максимально объективным, поэтому помимо номинальной роли спортивного директора „Спартаку“ нужен на этом посту исключительно чужой человек.
Решение о приглашении Томаса Цорна, похоже, окончательно принято, но оно едва ли что-то изменит. Во-первых, речь идёт о должности гендиректора, и про роль спортивного директора снова нет большого и важного разговора. Во-вторых, к сожалению для „Спартака“, полностью отчуждённым от реалий Цорна назвать нельзя. А потому есть все основания считать, что сваливание в штопор так и останется главным развлечением клуба при первых внутренних проблемах.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео