Ещё

Гран При Монако: Пресс-конференция в четверг 

Фото: F1News.ru
Участники: Сирил Абитебул (Renault), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Зак Браун (McLaren), Эндрю Грин (Racing Point), Клэр Уильямс (Williams)
Вопрос: В начале этой недели не стало Ники Лауды, и в среду мы говорили с гонщиками о том, чем им запомнился трехкратный чемпион мира. Начнем с такого же вопроса к вам. Сирил, что вы можете сказать о Ники?
Сирил Абитебул: Еще одна печальная новость для всей Формулы 1. Я редко общался с Ники, но он был одним из тех, на кого мы равнялись в молодости и благодаря кому влюбились в гонки. Ники был примером стойкости, поразительно, через что ему пришлось пройти по ходу карьеры. Встречи с ним всегда проходили весело — никто не знал, что произойдет в следующий момент! Нам всем будет очень не хватать Ники Лауды.
Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Смерть Ники — огромная потеря для всего чемпионата и особенно для Mercedes, где он играл очень активную роль. На протяжении последних двенадцати месяцев Ники испытывал проблемы со здоровьем, известие о его смерти стало настоящим шоком.
Он был настоящей легендой автоспорта, его достижение феноменальны. Чтобы убедиться в этом, достаточно просто посмотреть фильм о Лауде — так достоверно показано, с какими трудностями столкнулся Ники, и как он снова вернулся в борьбу. Всё это было задолго до того, как я сам осознал, каким человеком является Лауда. Когда мы впервые встретились, он работал комментатором на канале RTL, но пошёл дальше своих коллег и стал одним из руководителей команды Mercedes. Он был не просто человеком — кем-то больше.
Ники был австрийцем и часто заглядывал к нам, австрийской команде, побеседовать со своим близким другом Хельмутом Марко. Мы будем тосковать по тем моментам, когда Ники приходил на завтрак, и вместе с Хельмутом они обсуждали самые разные дела. Цитировать их беседу я не рискну, но меня всегда восхищали открытость Ники, его блестящее чувство юмора и способность прямо сказать: «Как ты мог так облажаться?!», или же, наоборот, искренне похвалить, если команда и гонщик сработали отлично. Он был великим человеком, нам будет очень его не хватать.
Вопрос: Клэр?
Клэр Уильямс: Мне посчастливилось познакомиться с Ники благодаря нашему сотрудничеству с Mercedes. Не могу сказать, что знала его достаточно хорошо, но то, чего Лауда добился в автоспорте, поистине поражает, а фильм о нём позволяет понять, каким характером он обладал.
На собраниях Стратегической группы Ники всегда аргументированно отстаивал свою точку зрения, когда он говорил, все внимательно слушали. Помню, мы часто шутили насчёт моего незамужнего статуса, и я, наверное, не вышла бы замуж так быстро, если бы Ники не подначивал моего теперь уже супруга сделать предложение руки и сердца! Спорт потерял одного из легендарных гонщиков, сейчас все наши мысли с его родными.
Вопрос: Зак?
Зак Браун: Готов повторить всё, что уже сказали. Ники был легендой Формулы 1, а его смерть стала большой утратой для всех нас. Я не встречал человека, которому бы не нравился Ники Лауда — он был замечательным человеком, настоящим гонщиком, а его возвращение в спорт после жуткой аварии стало примером для многих. Немногим хватило бы отваги не просто вернуться в гонки, но продолжить сражаться и снова завоевать чемпионский титул. Свой последний титул Ники выиграл с McLaren, многие в нашей команде, в том числе один из совладельцев, Мансур Оджей, были близко знакомы с ним — потому у нас такое чувство, будто мы потеряли родного человека. Наши мысли сейчас с его семьей, в Формуле 1 всегда будут помнить о Ники Лауде.
Вопрос: Эндрю?
Эндрю Грин: К сожалению, мне не выпала честь работать с Ники. Он был героем моей юности — когда я начал следить за Формулой 1, Ники уже играл в ней особенную роль, и отчасти благодаря ему я решил связать свою жизнь с чемпионатом. Потрясающе, как много ему удалось сделать за годы выступлений и после завершения карьеры, он — абсолютная икона Формулы 1, мы будем очень по нему тосковать.
Вопрос: Благодарю вас! Перейдем к нынешнему сезону и начнем с Red Bull Racing. Кристиан, ваша команда стабильно провела первые гонки, Макс Ферстаппен каждый уик-энд финишировал в первой четверке. Как правило, в Монако Red Bull Racing претендует на победу — можно ли по результатам тренировок сказать, что и в этот раз верхняя ступенька подиума — реальная цель?
Кристиан Хорнер: Зимой мы сменили поставщика силовых установок и начало сезона провели очень сильно. Мы выступали стабильно — заработали два подиума, а во всех остальных случаях финишировали не ниже четвертого места. Как правило, представив новинки в Барселоне, в Монако команды стараются добиться от них оптимального эффекта, и на этой трассе мы традиционно были конкурентоспособны. Сегодня первая тренировка оставила приятное впечатление, но если вспомнить, насколько уверенно смотрелись Mercedes на третьем секторе в Барселоне, здесь они явные фавориты, а наша задача — подобраться к ним как можно ближе и попробовать прессинговать.
Вопрос: Сирил, в этом сезоне за вашу команду выступает победитель прошлогоднего Гран При Монако, но пока Renault занимает лишь восьмое место в Кубке конструкторов. Уверен, вы рассчитывали на более высокие позиции, не так ли?
Сирил Абитебул: Можно со всей уверенностью сказать, что начало сезона оказалось не таким, как мы рассчитывали. Первые пять гонок стали чередой проблем — не оправданий, а именно проблем, из-за которых команда и гонщики не смогли продемонстрировать свой уровень. Мы обязаны среагировать и найти решение — надеюсь, некоторые ответы будут получены уже в этот уик-энд. За нас выступает победитель прошлогодней гонки в Монако, это лишь усиливает стремление команды как можно лучше подготовить машину.
Вопрос: Клэр, для Williams начало сезона тоже выдалось не таким, как рассчитывали, но на квалификации в Барселоне команда смотрелась чуть лучше, а на тестах проверяла разные идеи. Наблюдаете ли вы признаки возвращения скорости?
Клэр Уильямс: Вы правы, начало сезона оказалось не таким, как мы ожидали, хотя мы понимали, что придется непросто. Как мне кажется, для команды, наконец, забрезжил свет в конце тоннеля — судя по протоколам тестов в Барселоне, мы постепенно сокращаем отставание. Возможно, это происходит слишком медленно, но доработка машины требует времени.
Люди не видят той колоссальной работы, что идет на базе Williams. Нашим инженерам удалось добиться неплохих результатов в аэродинамической трубе, и в середине сезона мы представим обновленный обвес, который, хочется верить, позволит существенно прибавить в скорости. Признаки прогресса уже есть, а боевой дух в коллективе по-прежнему высок. Именно этого мы требуем от каждого сотрудника — не сдаваться и продолжать работать.
Вопрос: Зак, уверен, вас сегодня спросят о событиях в Индианаполисе, но сейчас поговорим о Формуле 1. В Барселоне McLaren удалось закрепиться на четвертом месте в Кубке конструкторов — можно ли сказать, что результаты превосходят ожидания?
Зак Браун: Сезон только начался, борьба в середине пелотона очень плотная, и в любой гонке расклад может поменяться. Приятно находиться на четвертом месте в зачете Кубка Конструкторов — это как раз тот результат, на который мы реально могли рассчитывать, планируя собственный прогресс. Команда сделает всё возможное, чтобы удержать четвертое место, правда, соперники тоже приложат максимум усилий, чтобы оттеснить нас.
До конца сезона еще немало гонок, всякое может случиться, но я очень доволен работой каждого сотрудника. Мы увереннее провели предсезонные тесты, построили более быструю машину, Ландо и Карлос выступают очень здорово, механики оперативно действуют на пит-стопах — команда постепенно собирает все факторы воедино. К нам присоединились Андреас Зайдль и Джеймс Ки — как мне кажется, все ключевые специалисты теперь в сборе, осталось вместе выполнить поставленные задачи.
Вопрос: Эндрю, Racing Point — одна из тех команд, что ведут плотное сражение с McLaren. В Барселоне вы представили обновленный аэродинамический обвес, однако тот уик-энд выдался для коллектива очень непростым. Какие обновления сработали, а какие требуют чуть больше внимания?
Эндрю Грин: Мы предполагали, что этап в Барселоне будет для нас очень непростым — такова историческая особенность наших машин, на базе команды мы активно ищем решение этой проблемы. Можно сказать, что новинки выполнили свою функцию. Мы постарались как можно раньше представить доработки, на их оптимизацию потребуется еще несколько гонок, но направление, как мне кажется, выбрано верно — просто нужно чуть больше времени.
Как сказала Клэр, невозможно сделать машину более быстрой за один день, нужно сконструировать модификации на базе, а затем выполнить доводку на трассе. В целом мы довольны выбранным направлением работы. Довольны ли мы своими нынешними позициями? Безусловно, нет, но команда на верном пути.
Вопросы с мест
Вопрос: (Скотт Митчелл) Клэр, в начале этой недели вы объявили, что Джейми Чэдвик будет сотрудничать с Williams, причем её предстоит работать на симуляторе команды. Есть ли планы дать гонщице возможность поработать с машиной в условиях реальной трассы, и рассчитываете ли вы, что сотрудничество с Чэдвик получит дальнейшее развитие?
Клэр Уильямс: Мы очень рады, что Джейми присоединилась к нашей команде. В этом году она выступает в серии W, выиграла первую гонку сезона, а затем неплохо выступила в Зольдере. В минувший понедельник мы объявили, что Джейми предстоит работать на симуляторе — это позволит ей полностью погрузиться в рабочую атмосферу, а опыт взаимодействия с инженерами наверняка поможет ей в борьбе за результаты в серии W. Всё это задумано с целью помочь женщинам заявить о себе в автоспорте, сотрудничество с нами, хочется верить, сделает Чэдвик еще более конкурентоспособной. На данный момент мы предусмотрели для неё работу на симуляторе и поездку на несколько Гран При, чтобы она смогла понаблюдать за работой команды на трассе, но планов усадить её в кокпит у нас пока нет.
Вопрос: (Оливер Браун) Зак, вы много говорили о причинах, по которым Фернандо Алонсо не удалось пройти квалификацию перед гонкой «500 миль Индианаполиса». Насколько досадной оказалась та неудача, и чем объясняются многочисленные ошибки со стороны столь опытной команды McLaren?
Зак Браун: Вы правы, я много говорил о гонках IndyCar, но здесь мы на Гран При Монако, и я бы предпочел говорить о Формуле 1. Мы сработали недостаточно хорошо, и в такой ситуации нужно открыто признавать ошибки, даже если правда бывает жестока. В автоспорте не всегда открыто говорят о неудачах, но мы явно сплоховали, я несу за это ответственность и должен сам обо всем рассказать.
У каждой проблемы была своя история и свои причины, но в целом мы сработали не на уровне и потому не прошли квалификацию. Подобное уже случалось со многими сильными коллективами, этот опыт многому нас научил. Сегодня утром я смотрел передачу, посвященную Ники Лауде — много лет назад на церемонии вручения премии Laureus он сказал, что извлек из поражений гораздо больше уроков, чем из успехов, и благодаря им стал сильнее. Мы допустили досадную оплошность на глазах у всего мира, сработали ниже собственных стандартов — для нас это недопустимо, но что случилось, то случилось. Мы сделаем выводы и станем сильнее.
Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос ко всем. Формула 1 сама определила для себя крайний срок, к которому необходимо определиться с правилами на 2021 год. Осталось чуть более месяца и если учесть, что на повестке остаются ключевые вопросы управления спортом, а также спортивный и технический регламент, насколько реальна перспектива уложиться в график?
Сирил Абитебул: Вопрос о сроках сколь важен, столь и привычен. Успеем ли мы к концу июня представить на одобрение Всемирного Совета соглашение, подписанное FIA, FOM и всеми десятью командами? Очевидно, нет, но, как мне кажется, многие важные моменты уже в достаточной степени проработаны. Осталось договориться о ключевых положениях технического и спортивного регламента, а также об основополагающих финансовых принципах — эта работа выполнена на 80-90%, и при достаточной воле всех участников и активном вовлечении FIA и FOM я не вижу причин, по которым мы не сможем представить Всемирному Совету достаточно проработанный пакет правил, чтобы получить необходимые замечания и до конца года завершить процесс на все 100%.
Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Я ничего не понял из слов Сирила.
Сирил Абитебул: Renault и Red Bull Racing больше не партнеры, ты не можешь по-прежнему надо мной подшучивать!
Кристиан Хорнер: Но это по-прежнему весело! Прошу прощения, о чем был вопрос? Понятно, о правилах. Уверен, какой-то вариант будет подготовлен, но он вряд ли совпадет с тем документом, который мы все в итоге подпишем. Правила будут постоянно дорабатываться: что-то представят в июне, затем скорректируют в сентябре, октябре, ноябре. Нужно определиться по многим вопросам, притом совсем скоро наступит срок, к которому нам должны что-то предложить, а настоящее веселье начнется уже после.
Вопрос: Клэр, июнь — реальный срок?
Клэр Уильямс: Похоже, после слов Сирила и Кристиана мой ответ покажется скучным! До 2021 года не так много времени. Переговоры по поводу новых правил начались довольно давно, но теперь мы подошли к моменту, когда участники должны получить полный свод предписаний, чтобы начать подготовку к сезону-2021.
Как сказал Кристиан, наверняка переговоры продолжатся и после обозначенного срока, но мы в Williams не хотели бы после этого видеть серьезные корректировки в техническом регламенте — работа над машиной уже началась, и нам бы не хотелось впустую списывать ресурсы из-за изменений по сравнению с первой версией регламента. Как мне кажется, в этой ситуации выбирать не приходится — мы все обязаны договориться, и сделать это к назначенному сроку вполне возможно.
Вопрос: Зак?
Зак Браун: Согласен со всем сказанным. Лично я не верю, что процесс завершится к концу июня — работа продолжится и во втором полугодии, но в итоге мы придём к нужному результату.
Вопрос: Эндрю?
Эндрю Грин: Я могу говорить разве что о техническом регламенте. В FIA и FOM уделили ему немало времени, и когда на минувшей неделе на собрании технической группы нам представили очередную версию, мы смогли убедиться, что многие моменты весьма тщательно проработаны. Да, небольшие правки всё же необходимы, но у нас запланированы встречи до конца года, на которых, как мне кажется, мы обо всем договоримся. Изменений довольно много, но в FIA и FOM хорошо над ними поработали — уверен, мы придем к общему мнению.
Вопрос: (Сэм Коллинз) Еще один вопрос о правилах, но на этот раз о регламенте на моторы с 2025 года. Мы слышали, что с 2025 года моторы будут совсем другими, чем сейчас, и мой вопрос ко всем: какими бы вы хотели видеть силовые установки через пять-шесть лет?
Эндрю Грин: Ну и вопрос, 2025 год! Знаете, нынешние силовые установки — потрясающее творение инженерной мысли, но, пожалуй, творение слишком изощренное и совершенное. Уровень технологий поразительно высок, и было бы уместным, как мне кажется, всё немного упростить. Но я никогда не откажусь от прибавки в мощности — в Формуле 1 лошадиных сил не бывает достаточно, потому моторы должны стать мощнее и проще, а самими машинами должно быть сложнее управлять.
Вопрос: Зак?
Зак Браун: Больше мощности — замечательно, а если стоимость моторов при этом будет ниже — совсем хорошо.
Сирил Абитебул: Кажется, посыл понятен!
Зак Браун: Не знаю, осуществим ли такой вариант, но если бы у разных команд моторы отличались количеством цилиндров и другими технологическими особенностями, возможно, это пошло бы на пользу зрелищности. Впрочем, наша команда не строит моторы, и Сирил наверняка лучше меня ответит, реалистичен ли подобный сценарий.
Вопрос: Клэр, ваше мнение?
Клэр Уильямс: Наша команда не производит моторы, и у меня самой недостаточно инженерных знаний, чтобы дать вам обоснованный ответ. Поддержку Зака в том, что моторы должны быть доступными, а еще они должны быть экологичными и, желательно, громкими.
Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: В эмоциональном плане было бы здорово вернуть в Формулу 1 атмосферные высокооборотные моторы V10 или V12, но, к сожалению, их эпоха осталась в прошлом. Как сказал Эндрю, технологии, заложенные в нынешние силовые установки, поистине феноменальны. До 2024 года в регламенте на моторы не предвидится существенных изменений, потому крайне важно, чтобы за отведенное время Формула 1 выбрала верное направление на дальнейшую перспективу. Ситуация в автомобильной отрасли стремительно меняется, кто знает, какие технологии будут актуальны в будущем? С моторами, которые мы получим в 2025 году, нам предстоит выступать следующие 5-10 лет — получается, мы говорим о периоде до 2035 года, а это уже долгосрочное планирование. Правда, романтик внутри меня всё же просит вернуться к громким атмосферным двигателям!
Вопрос: Сирил, какой позиции придерживаются производители моторов?
Сирил Абитебул: Романтик внутри меня тоже высказался бы за атмосферные моторы, но в 2025 году мир будет другим, электрификация станет основным трендом. В ближайшую пару лет нам нужно определиться с тем, насколько технологии, заложенные в модуль MGU-H, применимы в дорожном автомобилестроении — они внедрялись с расчетом на дальнейшее массовое использование, сейчас этого и близко нет, но, возможно, ситуация изменится. Весьма вероятно, что у некоторых производителей появятся планы на подобные разработки, и нам бы не хотелось идти вразрез с тенденциями в автопроме.
Разница в технологиях внутри пелотона? Это было бы интересно, но здесь нужно действовать осторожно, чтобы не увеличить разницу в конкурентоспособности команд. Возможно, имеет смысл задуматься даже не о спецификации силовой установки, а о топливе нового поколения. Мы уверены, что Формула 1 в силу ряда причин должна оставаться гибридной, а не становиться полностью электрической, притом машинам будет требоваться всё больше мощности на всей дистанции гонки. В ближайшие годы появятся новые виды топлива — те, что имеют биологическое происхождение, добываются не из полезных ископаемых или вовсе синтезируются. Все эти варианты выглядят привлекательно, и пусть для них потребуются иные инженерные разработки, за ними будущее. Возможно, это звучит менее заманчиво, чем высокооборотные атмосферные моторы, но таким должен быть наш выбор, если мы хотим сохранить взаимосвязь не только с автопроизводителями, но и с обществом в целом.
Вопрос: (Жером Пагмайр) Зак, ранее вы говорили о необходимости открыто признавать ошибки и поясняли причины неудачи в Индианаполисе. Вы решили поступить так потому, что сами болельщики требовали объяснений, или же вам хотелось, чтобы сотрудники, недостаточно хорошо выполнившие работу, осознали свою оплошность?
Зак Браун: Как мне кажется, если кто-то сработал не лучшим образом, это нужно обсуждать с ним лично. Я не был уверен, что будет правильно говорить об ошибках перед широкой аудиторией, но нам хотелось быть честными перед болельщиками и партнерами, и мы не собирались закрывать глаза на то, что стало не просто инцидентом — большой неудачей. Я чувствовал, что должен всё объяснить, а лучше всего это можно было сделать с помощью средств массовой информации. Хорошо, что мы приняли такое решение.
Вопрос: (Жюльен Биллотт) Вопрос ко всем, кто пожелает ответить. Перед началом этого сезона многие надеялись, что с новыми правилами расклад сил изменится, однако позади уже пять гонок, Mercedes выиграла их все, притом три ведущие команды намного опережают прочих участников. Что позволяет вам верить в то, что в 2021 году всё будет иначе, что ситуация точно изменится?
Кристиан Хорнер: Знаете, итог недавних изменений, к сожалению, был во многом предсказуем, всем командам снова нужно догонять Mercedes. Но в 2021-м изменения будут более масштабными, все начнут с чистого листа, и одним из активно обсуждаемых вопросов остается срок публикации новых правил. Здесь важно действовать осмотрительно, ведь если регламент опубликуют рано, у больших команд будет достаточно времени, чтобы в полной мере задействовать свои колоссальные ресурсы.
Машины в целом станут проще. Кто-то из команд сработает лучше, кто-то — хуже, но я надеюсь, что с концепцией, которая сейчас рассматривается, мастерство гонщика станет более весомым фактором, чем есть сейчас. Формуле 1 нужно, чтобы гонщики были настоящими звездами, чтобы они сражались колесо в колесо, и чтобы итог сражения невозможно было предугадать, тогда как сейчас в любой команде вам легко и точно предскажут результаты уик-энда еще до его начала. Честь и хвала Mercedes, они лучше всех справляются с работой и потому выглядят настолько уверенно, но я надеюсь, что новым техническим регламентом расклад сил всё же изменится.
Вопрос: Клэр, в ситуации, когда вашей команде приходится догонять соперников, более поздняя дата публикации правил несколько выравнивает шансы?
Клэр Уильямс: Как заметил Кристиан, если правила опубликуют чуть позднее, команде вроде Williams не придется вступать в неравную схватку с Red Bull Racing, Ferrari или Mercedes, чьи ресурсы значительно больше наших. Главное, чтобы регламент действовал в той редакции, что будет на момент его опубликования — не хотелось бы, чтобы отдельные положения продолжали обсуждаться на всевозможных совещаниях, а затем появлялась вторая версия документа. Правила нужно закрепить как можно скорее, но всё же не слишком рано, чтобы у команд не появилась возможность начать своеобразную «гонку ресурсов».
Вопрос: Зак?
Зак Браун: Я согласен с предыдущими комментариями, но мне хотелось бы добавить, что технический регламент должен быть представлен одновременно с вступлением в силу лимита на бюджет. Тогда не только сами правила будут иными — никто из команд не сможет бросить на разработку машины ничем не ограниченные суммы. Если говорить о сроках, чем позднее опубликуют регламент, тем лучше, но ведущие команды с их значительными ресурсами вполне способны проработать больше областей даже за короткий промежуток времени. Ситуацию, как мне кажется, изменит лишь одновременное вступление в силу и технического регламента, и ограничений на расходы.
Вопрос: Эндрю, считаете ли вы, что с новым техническим регламентом есть шанс изменить привычный расклад сил?
Эндрю Грин: Возможно, да. Нынешний регламент направлен на то, чтобы машины могли плотнее держаться друг за другом, но в Формуле 1 всегда будет так, что одни команды сработали лучше, другие — хуже, одни оказались быстрее, другие — медленнее. Проблема скорее в том, что гонщики финишируют практически в том же порядке, в каком стартуют, и здесь нужно смотреть не только на технический, но и на спортивный регламент. В противном случае все по-прежнему будут следовать друг за другом одной неизменной вереницей.
Вопрос: Сирил?
Сирил Абитебул: Могу лишь добавить, что мы должны поступить не так, как поступили в преддверии нынешнего сезона, а совершенно наоборот. Не думаю, что недавние изменения в правилах преследовали цель повлиять на расклад сил — это могло оказаться приятным следствием, но сами перемены были не такими уже серьезными, да и представили их довольно поздно. Если мы хотим реальных изменений, нужно соглашаться на более радикальные меры и раннюю дату публикации правил.
Вопрос: (Стюарт Кодлинг) Клэр, в начале этой пресс-конференции вы поделились информацией, что довольно скоро машина получит обновленный аэродинамический обвес. Только что вы говорили о перспективах на 2021 год — скажите, над чем предстоит работать команде в ближайшие месяцы? Как долго в Williams будут заниматься доработкой FW42, когда начнется подготовка к следующему сезону, и нет ли планов вовсе списать его со счетов в пользу подготовки к 2021 году?
Клэр Уильямс: В Williams никогда не списывали сезон со счетов, на каких бы позиция ни находилась команда — это просто не наш подход. Мы не готовы отказаться от работы только потому, что выступаем недостаточно успешно. Мы рассматриваем этот и следующий сезоны как период постепенного прогресса и будем продолжать дорабатывать машину от гонки к гонке. Как я уже говорила, нам удалось немного сократить отставание от девятой по скорости команды, нужно продолжать в том же духе. Одновременно мы пытаемся понять, каким областям следует уделить больше внимания и ресурсов, чтобы в 2020-м выступить более конкурентоспособно, но притом нам нужно думать и о сезоне 2021 года — важно гарантировать себе необходимые ресурсы и внимательно следить за развитием ситуации, чтобы максимально эффективно воспользоваться всеми изменениями. С ограничением на расходы и абсолютно новым техническим регламентом в 2021 году у нас может появиться неплохой шанс подняться на более высокие позиции.
Вопрос: (Даниэль Хорват) Зак, Ник де Вриз больше не участвует в молодежной программе McLaren. В чем причины такого решения?
Зак Браун: У нас есть очень юный Серхио Сетте Камара, юный Ландо Норрис и молодой Карлос Сайнс. Всеми ими мы очень довольны и не видим необходимости держать в молодежной программе больше гонщиков, рискуя оказаться в ситуации, когда не сможем предоставить им место в команде. В случае с Ником стало понятно, что в текущей ситуации с контрактами его шансы на дебют в McLaren крайне невелики, и мы решили освободить его от обязательств, чтобы он смог поискать возможности в других коллективах. Когда у молодого гонщика есть действующее соглашение, оно становится препятствием для предложений от других команд, что нередко вредит карьере — с нашей стороны было бы неправильным так поступить с Ником.
Вопрос: (Луис Деккер) Кристиан, согласны ли вы с тем, что на здешней трассе у Red Bull Racing максимальные шансы навязать борьбу Mercedes? Макс Ферстаппен готов взять реванш за предыдущие неудачные выступления в Монако?
Кристиан Хорнер: У Макса сложные отношения с этой трассой, прошлогодний этап в Монако был для него особенно непростым, однако в сегодняшней утренней тренировке он показал впечатляющую скорость. Да, Mercedes в этом году невероятно сильны, но Макс выступает на пике формы, и в Монако у нас, пожалуй, наилучшие шансы подобраться ближе к лидерам и создать для них прессинг. Надеюсь, по ходу уик-энда наша скорость будет только расти.
Вопрос: (Люк Смит) Зак, как неудача в Индианаполисе сказалась на отношениях Фернандо Алонсо и McLaren? В какой мере команда помогает Фернандо определиться с планами дальнейших выступлений? Ему предстоит завершить сезон в гонках на выносливость, но что будет потом, пока не ясно.
Зак Браун: Отношения с Фернандо крепки как никогда ранее. Конечно, он был очень огорчен неудачей в Индианаполисе, поскольку заслуживал права выйти на старт, а мы его подвели. Что касается дальнейших планов, решать ему самому, наше нынешнее соглашение предусматривает лишь участие в отдельных мероприятиях. Когда позади непростой уик-энд, важно дать себе время и обо всём подумать, но если планы Фернандо совпадут с планами McLaren, это будет очень здорово. Сейчас он выступает за Toyota и, похоже, еще не определился с тем, что хочет делать дальше — думаю, мы обсудим с ним это, когда встретимся в Ле-Мане.
Вопрос: (Дитер Ренкен) На аналогичной пресс-конференции перед этапом в Барселоне Маттиа Бинотто сказал, что ведет переговоры о сохранении за Ferrari право вето, поскольку оно гарантирует не только самой Ferrari, но и всем командам защиту от неоправданных изменений в правилах. Как вы смотрите на то, чтобы оставить за Ferrari право вето?
Клэр Уильямс: Если честно, идея с правом вето кажется мне неразумной. Проблема нашего спорта в том, что мы слишком увлеклись демократией, у FIA и FOM должно быть больше возможностей определять правила. Сейчас мы пытаемся всё решать сообща, но это невозможно, когда у каждой команды свои собственные интересы. Мы должны гарантировать Формуле 1 стабильное будущее и сохранить её исконную сущность, однако сделать это в формате комитета будет невероятно сложно. Вместе с тем, я не думаю, что у одной команды должно быть право вето — в этом, как мне кажется, нет смысла.
Кристиан Хорнер: Право вето устарело. Его ввели много лет назад, чтобы предотвратить изменения в правилах. У Ferrari в те времена были моторы V12, и им не хотелось, чтобы эта спецификация оказалась под запретом на фоне появления всё большего числа небольших британских команд. Но то были шестидесятые годы прошлого века, с тех пор многое изменилось. С одной стороны, это разумно — предоставить право вето не исключительно Ferrari, а команде, которая дольше всех выступает в чемпионате, но таковой, опять же, является Ferrari. Проблем бы не было, если бы они действительно представляли все команды, но они представляют самих себя. Если мы хотим начать всё с чистого листа, имеет смысл отказаться от права вето — как говорит Клэр, правила должны быть одинаковы для всех.
Сирил Абитебул: Согласен. Формула 1 должна быть прогрессивной, а возможность блокировать решения, которые способны принести благо спорту, вряд ли так уж полезна. Конечно, мы признаем особую ценность Ferrari для чемпионата, но это можно учесть в коммерческих соглашениях, а не в управленческих процедурах.
Зак Браун: Со стороны Маттиа весьма любезно предложить представлять интересы всех команд, однако, как уже было сказано, эти интересы у всех участников различны. Коме того, как заметила Клэр, в FIA и FOM хотели бы реализовать идеи, которые будут во благо самой Формуле 1, а следовательно и всем нам. Так что лучше мы сами будем вести переговоры и представлять своё мнение, а статус Ferrari и её значимость для нашего спорта можно подчеркнуть иными способами, а не только правом вето.
Эндрю Грин: А я стараюсь держаться подальше от подобных политических дискуссий.
Вопрос: (Жером Пагмайр) Кристиан, вы сказали, что Макс сейчас выступает на пике формы. В среду он сказал, что стал более зрелым гонщиком — вы разделяете это мнение? В каких моментах Макс сумел добиться прогресса?
Кристиан Хорнер: Если вернуться на год назад в прошлое, тот уик-энд в Монако был одним из самых неудачных в карьере Макса, ведь машина позволяла бороться за победу, а он разбил её в субботней тренировке и не смог принять участие в квалификации. Для него самого это стало тяжелым ударом, но после гонки Макс без какой-либо жалости к самому себе всё проанализировал, уже в Монреале добился прогресса и далее на всех автодромах демонстрировал феноменальную скорость и стабильность.
Нынешний сезон он начал фантастически здорово и во многом превзошел ожидания. Как мне кажется, Макс стал всесторонне зрелым гонщиком и сейчас во многом задает направление развития всей команды, притом ему самому такая роль, похоже, очень нравится. Если сравнить нынешнего Макса с тем, каким он был год назад, разница будет колоссальной.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео