Ещё
Определились участники плей-офф Лиги чемпионов
Определились участники плей-офф Лиги чемпионов
Футбол
«Не собираюсь лезть во власть»
«Не собираюсь лезть во власть»
Легкая атлетика
У российских спортсменов появился новый противник
У российских спортсменов появился новый противник
Летние виды спорта
Бразилец из сборной России собрался жить в Европе
Бразилец из сборной России собрался жить в Европе
Футбол

Ростислав Мурзагулов: «Давайте уберем футбол или хоккей в республике и станем колхозом» 

Ростислав Мурзагулов: «Давайте уберем футбол или хоккей в республике и станем колхозом»
Фото: ГОРОБЗОР.РУ
Председатель совета директоров АО «Башинформ», председатель попечительского совета футбольного клуба «Уфа» рассказал ГорОбзор.ру о развитии футбола, новом футбольном стадионе, продаже Дивеева и хоккее.
«Я ДАВНО КРИТИКОВАЛ МАРКЕТИНГ «УФЫ»
— Ростислав, в 2016 году в своем интервью вы сказали, что 70 процентов населения Уфы поддерживает футбол и меньшая часть — хоккей. Прошло три года, и, если не учитывать концовку этого сезона, на матчах «Уфы» полупустой стадион.
— Нет полупустого стадиона, он почти всегда полный. С тех пор как я стал председателем совета футбольного клуба «Уфа» на каждом матче присутствует в районе 9-10 тысяч человек. То, что было до этого, я не знаю, я не управлял этим процессом.
— Что изменилось с вашим приходом? Какие обозначили задачи?
— Немного больше развернулись к болельщикам, стали лучше использовать маркетинговые инструменты, улучшили работу в соцсетях, проводим работу со студентами и университетами. Как-то так все и расшевелилось. Сам удивляюсь. Результаты команды хуже, чем были в прошлом году, но людей на стадионе больше. Но это всегда результат маркетинга, но плюс одна очень важная деталь. Здесь всегда очень большая инерция. Это нужно для того, чтобы любой новый спортивный, футбольный проект раскачать, хоть ты в Барселоне открой футбольную команду, где этот вид любят все 100 процентов населения, все равно у тебя будет поначалу на трибунах пустота. Нужно, чтобы команда появилась, обрела свое лицо, привела каких-то людей с ней связанных, и появилась какая-то общность и ядерность. Может быть, прошло определенное количество лет, которое начинает приводить к этой ядерности. И, конечно, вот эти маркетинговые действия. Я давно критиковал маркетинг «Уфы», даже когда ушел из команды. Просто, когда мы основывали клуб, не успел это сделать. Потому что тогда все было по-другому — вторая лига. А сейчас смогли какие-то участки подтолкнуть и все пошло посовременнее. Весь мир это проходит и, конечно, у нас тоже будет полный стадион. Сейчас он у нас тоже заполнен, исходя из реальных его возможностей. На самом деле, он не пятнадцатитысячный. С ним произошло большое шулерство на этапе его ввода. Нельзя было оставлять его таким. По сути, это проект 50-х годов, никак не измененный, Если вы посмотрите фотографию «было-стало», то увидите, что ничего не изменилось. Только козырек из дюралюминия, который, к тому же, не везде, сэкономили. Полтора миллиарда потратили, а дюралюминия не хватило. Очень злой я на эту тему. Тем, кто тогда принес этот проект, я сказал, что они получат одобрение только через мой труп. Но вот случился мой труп. Поэтому мы имеем такой стадион, который имеем. За эти деньги, разумеется, можно было построить нормальный стадион. Но, к сожалению, это не было сделано. Поэтому мы сейчас стоим перед необходимостью сделать новый стадион. Дело не только в том, где он расположен, Черниковка вполне могла дать эти 10-15 тысяч. Проблема в том, что есть беговые дорожки, уходящая куда-то вдаль пологая трибуна, с последнего и первых рядов толком ничего не видно, потому что стадионы сейчас так не строят, никто так футбол не смотрит. Поэтому все те места, с которых футбол удобно смотреть, последние полгода занимают. Наши 10 тысяч минус гостевой сектор, сектор фанатов, четыре угла, где ничего нельзя рассмотреть — и мы имеем полный стадион.
— Что конкретно не нравилось в работе маркетинга «Уфы»?
— Не нравилась работа в соцсетях, в работе с журналистами была доля снобизма. Были любимые и нелюбимые журналисты. Кто-то написал что-то плохое, и мы не будем отвечать ему на звонки. Это глупости. Отвечать надо все равно. Я тоже, может, кого-то не люблю, но это не говорит, что я не должен с этим человеком работать.
— А что изменилось сейчас, удалось ли реализовать за такой короткий промежуток времени все, что хотели?
— Нельзя реализовать все так быстро, но некая перезагрузка всегда дает какой-то результат. Даже когда один главный тренер меняется на другого, то команда встряхивается и бежит дальше. Собственно, менеджмент тоже встряхнулся и побежал. Поняли, что надо что-то делать, потому что по 6-7 тысяч, которые были на стадионе — нехорошо, сейчас мы подросли к 10 тысячам. Мы вот опять вернулись и стали по посещаемости спортом номер один. Ну, как и положено быть футболу везде. Главная задача теперь от этих позиций перейти к спортивным результатам, сейчас меня, конечно, это беспокоит. Распродажа, которая случилась в прошлом году, была для клуба фатальной. Футбол — такая игра, где все на кончиках пальцев, даже какие-то менее значимые вещи. Например, настроение плохое у парня, потому что с девушкой поссорился, и он играет как мешок картошки, а не как футболист. Такое случается. Или кто-то режим нарушил два дня назад и сегодня мяч не поймал, не обработал, не забил. В футболе нет мелочей. С учетом этого, если такие мелкие вещи влияют, это серьезно, ведь мы говорим о крупных. Ушли игроки топ-уровня: Стоцкий, Обляков, Дивеев. Сейчас понятно, что с их уходом, я настраиваю и прошу менеджмент, заботиться подбором качественных игроков вместо тех, кто покинул команду. Тем более ушли они все с плюсом, клуб получил за них значительно больше, чем отдал. Значит, появились деньги для покупки таких же игроков как минимум, а может и лучше. Поэтому это сейчас нужно сделать, и я очень рассчитываю, что в эту яму на следующий год мы уже не угодим, и не будем соревноваться с «Томью» и «Нижним Новгородом», а с топ-клубами, как год назад.
— Сейчас сотни билетов раздаются клубом в университетах, вы считаете это правильная политика?
— Если у университетов есть соглашение с ФК «Уфа», по которому высшие заведения делают что-то для клуба, а взамен получает билеты, то это абсолютно нормальная практика. «Барселона» работает точно так же, как и любой футбольный клуб. Свою спортшколу обязательно приглашают, это должна быть связь всех поколений: 2008, 2007, 2006 год должен быть на трибуне с родителями. Сиди и смотри, как это все происходит, проникнись аурой. Это нормально. Всегда так было и будет.
«РОССИЯ — ОДНА ИЗ НАИБОЛЕЕ ТРАТЯЩИХ СТРАН НА ТЕАТРЫ. ИХ У НАС 660, В ТАКОЙ СТРАНЕ, КАК АМЕРИКА — НОЛЬ»
— Чем занимается попечительский совет, кто в него входит и какие ставит задачи?
— Попечительский совет — некая структура, которая смотрит, как работает менеджмент и в какой-то момент, если вдруг что-то представляется не совсем корректным, тогда этот орган может собраться и высказать свое мнение. И менеджменту и руководству республики в рамках информирования, потому что республикой оказывается значительная поддержка клубу, в районе 50 процентов средств. Как сказал Радий Фаритович: «Республика футбол не бросит, а будет помогать и развивать». Есть статистика, в которой говорится, что Башкирию знают по двум вещам — энергетике и спорту, а именно хоккею и футболу. Давайте уберем одну из этих вещей и станем колхозом «Красный лапоть». И кому станет легче от этого? Поэтому я всегда говорю это людям, которые высказываются о высоких зарплатах футболистов. Но и потом хочу сказать, попробуйте пройти этот путь, который прошел любой игрок основного состава, который получает уже больше 50 тысяч рублей. У нас есть в клубе люди, которые получают 50 тысяч. Это все равно, что лотерею выиграть, потому что в мире занимаются сотни тысяч, и вот пройди все эти отборы и попади в высшую лигу. И поймешь, что в этом есть своя логика.
— Вы говорили: «Хотите закрыть футбол? Отлично, тогда давайте закроем и театры». Многие зацепились за вашу фразу, что театры собирают в разы меньше людей, а затраты на них выше. Вы как-то подсчитывали?
— Россия — одна из наиболее тратящих стран на театры. Их у нас 660, в такой стране, как Америка — ноль, в Европе тоже единицы. А мы содержим сотни. У нас так принято. Я же не прошу их пересмотреть их это, просто мне не понравилось, когда конкретные деятели культуры говорили, что не дают деньги на театр, а дают на футбол. Минуточку, в России 660 футбольных команд не содержат. Они содержат 18. Все остальное — копейки. И что? Я же не говорю «давайте закроем театры». Более того, я считаю это также важно, как и футбол. Культура — то, что сделало из обезьяны человека, а спорт не позволяет превратиться обратно.
— В прошлом году, когда «Уфа» вышла в Лигу Европы сказал, что финансирование команды увеличивается и костяк остается…
— Да. К сожалению, случилось все ровно наоборот. Почему? Не ко мне вопрос.
— Будет ли клуб дальше увеличивать бюджет? По некоторой информации он сократился.
— Он не сократился, а остался ровно таким же. Это позиция руководителей республики. Команда с 14 бюджетом стала шестой. Если один раз смогли за эти деньги сделать результат, значит, хорошо сработали. Вот и работайте также. Поэтому позиция абсолютно логична. Мы не должны тратить 10 млрд рублей на футбол, потому что при бюджете в 300 млрд рублей, это уже заметная цифра. А 1 млрд не заметная, тем более половину клуб зарабатывает сам. Это было бы уже много, наверное. Ради чего? Просто потешить самолюбие и закупить бразильцев — не совсем правильно. То, что мы воспитываем игроков, каждый из которых потом где-то заиграл, очень важно. Я считаю в воспитании Зинченко «Уфа» сыграла не меньшую роль, чем его предыдущие несколько клубов. У нас есть двукратный чемпион Англии, вышедший из нашей команды. В российском чемпионате я смотрю игры топ-команд и любуюсь игрой наших ребят. В системе нашего клуба они доказали свою состоятельность и стали суперпрофессионалами. Я этим очень горд и считаю это правильная стратегия. Единственное, на каком-то этапе через несколько лет, я считаю, нам надо наладить здесь экономику клуба так, чтобы мы в рамках тех же бюджетов, которые у нас есть сейчас, нарастили эту долю, которую клуб зарабатывает настолько, чтобы могли удерживать ребят, которых воспитали или перезапустили. Если мы бы удержали Лунева, Облякова, Стоцкого, Дивеева, то получился бы топ-клуб. Плюс к ним добавляем Слая, Беленова, Живоглядова. Получается претендент на место в пятерке. Не хватило то чуть-чуть. Да, у них там стали зарплаты выше, но не в десять раз. Поэтому это те моменты, над которыми надо работать. Если мы сможем через года 2-3 вот так наладить систему, то я буду очень доволен. Мы вообще должны прийти к той модели, по которой существует ЦСКА, «Чертаново». Люди грамотно распоряжаются деньгами. Игрока купили, воспитали и либо продали, либо удержали в зависимости от турнирных задач и экономических сложностей. Так работают многие команды в мире и нам надо к этому приходить. В России во всех клубах мы пока к этому не пришли, потому что есть деньги, которые у многих падают с неба. И их много. Это неправильно. Если бы такого не было, то все команды шли по этой схеме. Не было бы трансферных завышений, других непонятных процессов.
— Когда продавали Лунева и других лидеров, было понятно, что клуб зарабатывает. Зимой многих удивил трансфер Дивеева. Говорили об интересе «Монако», «Арсенала», «Милана». Игрок на уровне «Уфы не успел заиграть толком, казалось, команда будет растить, и подводить к основе…
— Мне кажется, это большая тренерская ошибка. В деятельность тренера не может вмешиваться не только председатель попечительского совета, но и генеральный директор клуба. Это абсолютно правильный подход, иначе команда перестанет слушаться тренера. Соответственно тренер по Дивееву решение принимал сам (Речь идет о Дмитрие Кириченко, который руководил командой с 07.11.2018 по 26.032019. — прим. редактор). Ему намекали, что человек должен получить свой шанс, но ответ был, что не видит игрока в составе. Я это не очень понимаю, потому что сейчас он выдерживает конкуренцию с игроками ЦСКА. Уверен, что это ошибка или какие-то еще процессы, которые мне непонятны. Я думаю клуб, конечно, заработает на трансфере, но если бы он заиграл у нас и год-два поиграл, то вырос бы значительно в цене. Нехорошо, что получилось с ним так. Парень хотел перейти, чтобы заиграть где-то в основе.
— Жалеете, что так сложилось? Продать через два года Дивеева — большой заработок. Или это был трансфер от безысходности, потому что существуют какие-то экономические проблемы и надо дырку закрыть в бюджете.
— Экономические проблемы весной действительно были, потому что там были сложности с деятельностью организации, которая спонсирует клуб. Но если бы он играл, то, конечно, можно было его держать и платить зарплату, а так как он не играл, и от ЦСКА поступило предложение с приличной суммой. Я должен уточнять до чего в итоге договорились. Потому что всегда торгуются в кровь. Вот у него пальчик поранился и надо скинуть еще, другие говорят: нет, мы его уже залатали. Такая всегда история. Будем ждать его в сборной России, потенциал у него мощный. Сидя на лавке и имея интерес со стороны „Арсенала“, „Монако“, конечно, было понятно, что он уйдет. Он имеет на это право.
»СТАДИОН ДОЛЖЕН СТАТЬ УКРАШЕНИЕМ ГОРОДА, А НЕ АНГАРОМ»
— Вы сказали, что благим матом орали, чтобы футбол не выкидывали из центра города. Есть ли шанс, что если бы вы не ушли, то стадион не переехал в Черниковку?
— Я не был руководителем республики, всего лишь одним из советников, поэтому не знаю, насколько бы я смог кого-то в этом убедить. Конечно, я очень ругался, что было принято решение строить стадион 50-х годов в 2000-ом году. Не знаю, удалось бы мне тогда уговорить руководителей, чтобы они эту ошибку не допускали. Тогда были хорошие участки под стадион с удобной транспортной доступностью. Сейчас у нас остается по сути один хороший участок — сразу за затонским мостом. Там хорошая транспортная доступность, не будет пробки на выезд и въезд. Но случилось так, как случилось. Люди допускают ошибки, кто-то по глупости, кто-то по алчности.
— Кто хотел перевезти футбол в Черниковку? Это же априори толкает на то, что там не будет зрителей, если не сделать из нее футбольного района. Какая была в этом логика?
— Мне говорили, что хотят сэкономить на этом. Где тут экономия? 1,5 млрд рублей. Дайте мне один млрд рублей и я построю вам новый хороший стадион в чистом поле. Понятно, что есть проекты не самые красивые, не получится «Газпром Арена», но при этом там будет нормально. Логики в этом было ноль.
— Ходили бы до этого на «Нефтяник» 10 тысяч, если бы из Черниковки сделали футбольный район?
— Вероятность очень большая. Она везде очень высокая. Топ-клубы перевозили стадионы и там раскачивали долго-долго. Все районы живут по-разному. Здесь у нас уже было ядро из трех-четырех тысяч человек, которые постоянно ходили на «Динамо». Тут тепло, в какой бар перед игрой зайти и как уехать после знаешь. Тут приехал в Черниковку и ничего не знаешь. Тут Инорс рядом с бандитами, одна маленькая дорожка, ведущая в город, тебе реально час до нее ехать. Полвыходного дня теряешь одной поездкой на футбол. Понятно, что это ломает привычный образ жизни людям. Об этом все нужно было думать, а не про 1,5 млрд рублей.
— Почему не сделать бесплатный маршрут для болельщиков «Уфы»? Например, по билету на матч из разных районов ты можешь доехать до стадиона. Реален ли этот проект?
— Я проводил переговоры на эту тему. Все-таки транспортный блок считает, что это невозможно. Высокие затраты и на себя они их брать не хотят. А у футбольного клуба такого бюджета нет. Единственное, что можно делать, когда предвещаются аншлаги, мы просили увеличить количество автобусов. Я смотрел, как люди уезжали, у них не возникало проблем. На матчи ходят ведь приличные люди, не маргиналы, у них есть 25 рублей на проезд. В основном не нравится, что приходится долго ждать или стоять в пробке. Например, в Москве, когда уезжаешь с «Лужников» всегда приходится стоять в пробке, у нас просто к этому не привыкли. На «Динамо» то была красота, вышел, в любую сторону прошел пять минут, сел и уехал. С этим стало похуже. Не сказать, что для стадиона простое экономическое время. Сейчас нам нарисуют проект, он начинает делаться. Еще не знаю, насколько там миллиардов. Я на этот процесс не влияю. У нас есть строители, которым можно доверять с закрытыми глазами и они точно построят хороший стадион.
— Крыша обязательный подпункт?
— Если мы не сделаем крышу, то получим некое повторение «Нефтяника». Как минус: там будет холод. Я был на закрытых стадионах. Там теплее, уютнее.
— Вы уже сказали, что это будет не просто футбольный стадион, а целый бизнес проект. В Самаре сейчас помимо отличного стадиона рядом есть парк, где могут гулять семьи, дети кататься на роликах. В Уфе что-то подобное будет?
— Конечно, там должна быть коммерция. Нужно делать так же, как и в Самаре. Здесь не только о торговле речь. Это должно быть точкой притяжения. Жители должны там гулять. Дизайн стадиона должен быть приличным. Он должен стать украшением города, а не ангаром. Вице-премьер по строительству Раиф Абдрахимов все это умеет делать, как он это доказал, в том числе, великолепной «Уфа-Ареной». Думаю, что с этим проблем не будет.
— У  отличный стадион, но клуб проваливает посещаемость. Стадион на 40 тысяч, но ходит туда только шесть тысяч. Что нужно будет сделать «Уфе», чтобы не повторить путь «Рубина»?
— Во-первых, не нужно строить стадион на 40 тысяч. Реальная и объективная посещаемость нашего чемпионата десять или максимум 20 тысяч. Конечно, в Германии на условный «Вольфсбург» ходят 30 тысяч человек. Это все население города. Но когда на стадион ходят в маленьком городке, в котором совсем нечего делать, это уже другая история. Там есть завод «Фольксваген» и футбольный клуб, больше ничего. Там люди идут на завод, потом в пивную, на футбол и обратно. Здесь города большие, люди живут насыщенной жизнью. И запихнуть в нее столько футбола, чтобы там 40 тысяч на каждый матч ходило, просто невозможно. Может «Рубин» и страдал гигантоманией, но мы эту ошибку не повторим, будем строить на 15-20 тысяч. Люди сиротливо там теряться не будут. Это первый момент. Второй это то, что не только сам футбол, но и экономика нормально должна развиваться в стране. Чтобы все это было доступно, чтобы человек в свой выходной не думал и не высчитывал: «Ага, сейчас маршрутка 100 рублей туда и обратно, пиво 300, сосиска еще 150, а если иду с сыном, то все умножаю на два». Нужно сделать так, чтобы все это было доступно. Это, на самом деле, неотъемлемый момент. В любом случае все это поездка. В Бразилии люди совсем нищие ходят на футбол, но это те которые вокруг живут. Пешочком дошел, ничего не потратил вообще, кроме самого копеечного билета. У нас это некое культурное мероприятие. Здесь даже футбол смотрят по-другому. Где-то люди готовы умереть за эту игру или убить кого-то другого. У нас люди на игре, как в театре сидят. У нас «судья п***» скандировали лишь один раз за всю историю клуба. Это после того знаменитого на всю страну случая с Москалевым. Здесь ходят на футбол спокойные люди. Никакой шпаны нет. Мы сидели недавно с Радием Фаритовичем на матче и он сказал, что хочет не сидеть в «випе», а посмотреть игру со всеми. Мы спустились, нашли свободные места и сели. Вокруг разговаривают интеллигентные люди. Ни одного матерного слова не услышал. Когда жил в Москве часто ходил на футбол и там тоже болеют по-другому. Люди, которые рядом живут, идут умирать за свой . У нас никто не хочет умирать, все просто смотрят и кайфуют. И мне это нравится, здорово. Тот же женский сектор появился первым у нас. У нас женщинам неплохо ходить на футбол. Их там не толкнут, не нахамят. У нас это напоминает фестиваль молодежи, в том числе благодаря самим студентам.
«МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО ТОМАРОВ СВОЕ СЛОВО В ФУТБОЛЕ ЕЩЕ СКАЖЕТ»
— В этом году «Уфа» играла в Лиге Европы. Тренер Томаров из Мелеуза бился со . Что вы испытывали в тот момент?
— Был бы очень рад, если у Томарова все получилось. Тренерская судьба — злодейка. Пауревич попал с Люксембургом — Томаров молодец. Попал бы тогда Обляков в матче с «Рейнджерс», то вышел бы Серега в группу и принес клубу кучу денег. В 20 раз бы популярность Башкирии возросла и его на руках носили. Покойный Гена Швец, один из заметных медийщиков российского спорта, говорил, что так и не понял, что же там такого должен делать тренер. Я пока тоже этого не понял. У того же Моуринью есть свои методики, но тут они сработали, а там нет. Томаров — умница, очень интеллигентный, воспитанный парень, которого все уважают. Хотя он не обладает какой-то харизмой и не был великим футболистом. Мне кажется, что он свое слово в футболе еще скажет. пришел и первое, что сделал — позвал Томарова к себе. Ему нравится, как Сергей разбирается в игре. Мне кажется, у него тогда была некая легковесность от робости и волнения. Футболист существо агрессивное. Он в спорте и должен толкаться, кусаться, брыкаться. Тренер одним своим видом должен заставлять игроков послушаться и понимать, что он действительно правильно говорит. Сергей в первый год много думал, правильно ли он что-либо делает. Повторюсь, этот феномен я еще не постиг. Могу только предполагать. Все у человека есть. Он смотрел на наших лучших тренеров, он знает все методики, ездил на стажировки в великие клубы. Почему команда не заиграла при нем? Почему не попал Ваня Обляков? Во многом это дело случая и психологии. Сейчас он пришел в штаб второй раз и его взгляд на многое изменился. У него уже больше уверенности. Мы не имеем прав вмешиваться, но я за всем наблюдаю и вижу, как он подходит к Вадиму во время игры и что-то говорит с уверенностью на лице. Хотя конечно глупо было бы говорить, что Томаров должен вот срочно сменить Евсеева, потому что команда действительно добавила с Вадимом. Понравилась его спортивная агрессия, смелость, перестроения. Он решил сыграть со «Спартаком» на победу и попер в атаку с первых минут. Но при этом нужно и своих растить. Не только игроков, но и тренеров. Здорово, что Перевертайло пришел со своими чертежами знаменитыми. Он не тот тренер, как Симеоне, чтобы зыркнуть на поле и Торрес сразу вспомнит, что он великий бомбардир. Перевертайло не такой, все люди разные.
— В одном из ваших интервью была ирония про «ревность болельщиков футбола и хоккея». Как  относится к хоккею?
— Я с огромным удовольствием смотрел в этом году за игрой «Салавата». За той преобразившейся командой, которая понеслась и начала крушить всех подряд. Я прямо кайфовал. Мы были в полном восторге даже после поражения от «Авангарда». Страшно признательны игрокам, тренерам, управленцам. Мы не можем хоккей не любить. Это наша история и ее у хоккея гораздо больше, чем у футбола. У «Салавата» уже сложилось свое ядро, у «Уфы» пока только складывается. Это часть нашей республики, без которой уже никак. На самом деле без «Уфы» теперь тоже никуда. У хоккея никакой ревности к футболу нет. Людей хватит и на первое, и на второе. По сезонам они в принципе разведены. Ядерность там разная, подход другой, тепло. В хоккее все по-другому. Футбол — зрелище другого плана. Хоккей это борьба, агрессия, физическая сила, приемы. Вариативность и креатив это то, что происходит на футболе. Почему футбол зрелище номер один в мире? Потому что там примерно четыре миллиона вариантов развития событий. Куда кто побежит, как пнет, кто кому скажет, с кем подерется. Человек никогда не знает, что случится дальше на футболе. В хоккее больше упирается в соревновательность, физику, агрессию. Футбол, если хотите, это зрелищность, театральность, артистизм, красота и креативность. Мы с вами знаем много людей, которые подготовлены физически одинаково на газоне, но при этом один из них может, то, что делает Месси, а другой просто выбить мяч за трибуны. Казалось бы, одинаковые люди. Но здесь нужно творчество.
«СПОРТИВНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА УМРЕТ ПОСЛЕДНЕЙ»
— В Башкирии практически нет спортивной журналистики. У вас есть понимание, почему в этом такой провал и как это исправить?
— Журналистика сама по себе переживает довольно непростые времена. В самой республике Башкортостан журналистов стало 900 тысяч. Они все каждый день что-то пишут. Касательно спортивной журналистики, то я думаю, что она умрет последней. Здесь нужно быть специалистом в той или иной сфере. Каждый человек, глядя со стороны на футбольное поле, составляет достаточно субъективное мнение. Тут нужно просто понимать, что происходит и почему именно так происходит на газоне, а не иначе. Я бы не хоронил спортивную журналистику в Башкирии. Она будет развиваться ровно столько времени, сколько и сам спорт. Да, люди ушли, но не надо так переживать. Они появятся.
— Не хотите приложить к этому руку? Создать какой-то специальный проект для молодежи?
— Бесполезно. Это может быть только само по себе. Обучение журналистике вещь уходящая. Да и сама система образования стремительно устаревает. Учиться сейчас нужно самому.
ДОСЬЕ ГорОбзор.Ру:
Ростислав Рафкатович Мурзагулов — председатель Совета директоров АО «Башинформ» (объединяет государственные средства массовой информации, издательства, киностудии, предприятия по развитию коммуникационных технологий и связи), член команды врио Главы Башкирии Радия Хабирова, писатель Ростислав Мурзагулов. В конце 90-х он работал на «Первом канале», также трудился в правительстве Башкирии (при первом президенте Башкирии ), был экспертом , издал несколько книг. В 2017 году перешел на работу в Красногорск в статусе заместителя главы города, с осени 2018 года возглавляет АО «Башинформ», с 21 декабря 2018 года назначен председателем Попечительского совета футбольного клуба «Уфа».
Дорогие читатели! Приглашаем Вас присоединиться к обсуждению новости в наших группах в социальных сетях — ВК и Facebook
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео