Ещё

Боумэн отметил, что в «Детройте» не было ревности к Русской Пятерке со стороны других хоккеистов 

Бывший главный тренер «Детройта» Скотти Боумэн в интервью «СЭ» рассказал о знаменитой «русской пятерке», которая состояла из Владимира Константинова, Вячеслава Фетисова, Сергея Федорова, Игоря Ларионова и Вячеслава Козлова​.
— Когда вы приобретали Ларионова, уже знали, что поставите его вместе с остальными россиянами?
— Да. Это была последняя часть задуманного паззла. У меня не могло выйти из головы, как он нас обыграл чуть ли не в одиночку. Я знал, как хорош он был.
— Как команда отреагировала на ваше решение создать Русскую Пятерку?
— У парней была уверенность, что все будет нормально. Во-первых, они знали Федорова, Козлова и Константинова по уже достаточно многим годам игры за «Ред Уингз». А Игоря знали по постоянной игре против них. Наш капитан, Стиви Айзерман, очень хотел выиграть Кубок Стэнли. И ему были интересные любые ходы, которые могут к этому привести. Даже если никто не понимал, как русским это удается. Мой любимый момент, касающийся Русской Пятерки, — это когда однажды Фетисов ко мне подошел и спросил: «Как у нас получается?» Я ответил: «Великолепно. Не знаю, как вы все это делаете, — но продолжайте!»
— Помните, как Русская Пятерка пригласила всю команду на всю ночь в русский ресторан в Лос-Анджелесе незадолго до плей-офф, в марте 1997-го? Айзерман говорил, что это был важный шаг к первому Кубку Стэнли, команда во время той вечеринки сплотилась еще сильнее, чем прежде.
— Конечно. Когда у тебя в команде есть группы ребят с разными культурами, надо быть осторожным. Я знал, как Русская Пятерка хороша, но хотел, чтобы она была едина с остальными игроками. Никаких запретов говорить в раздевалке на родном языке у нас не было, но они сами все прекрасно понимали и в присутствии других хоккеистов старались говорить только на английском.
В некоторых командах бывает ревность к таким группам со стороны части коллектива. У нас никакой ревности не было. В том числе и потому, что эти парни были так опытны, динамичны и искусны, в том числе в выстраивании человеческих отношений. Хотя признаюсь: то, что я русских с какого-то момента реже стал выставлять вместе, объяснялось еще и моим волнением — за то, чтобы все было в порядке в коллективе. После выигрыша Кубка в 97-м году Константинов попал в аварию, и пятерка в прежнем виде прекратила существование. (Игорь Рабинер)
Полностью интервью Скотти Боумэна — здесь
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео