Ещё
Россияне выиграли мужскую эстафету на юниорском ЧМ
Россияне выиграли мужскую эстафету на юниорском ЧМ
Биатлон
«Буду скучать по тебе всем сердцем»
«Буду скучать по тебе всем сердцем»
Баскетбол
В "Сочи" надеются на переход Кокорина
В "Сочи" надеются на переход Кокорина
Футбол
Уткин высмеял молчание Кокорина
Уткин высмеял молчание Кокорина
Футбол

Эдуард Гиматов: «Я не играл никогда в такой атмосфере, как в Уфе. Мы проиграли, а стадион хлопал» 

Эдуард Гиматов: «Я не играл никогда в такой атмосфере, как в Уфе. Мы проиграли, а стадион хлопал»
Фото: ГОРОБЗОР.РУ
Нападающий «Салавата Юлаева» — о драке три на три с «Авангардом», заработке на биткоинах, особенностях в работе Николая Цулыгина и правильном беге. Большое интервью.
«ПАНИН СКАЗАЛ, ЧТО ПОСЛЕ МАРАФОНА НЕ ХОЧЕТ БЕГАТЬ ТАК ЧАСТО»
— Вы начали готовиться к сезону с мая. Почему так рано?
— Нежелательно надолго делать паузу после чемпионата. Организм еще молодой и стоит поддерживать себя в том состоянии, в котором ты заканчивал сезон. Когда мы будем на общем сборе, надо, чтобы организм был готов к большим нагрузкам. Я думаю, все так подводят себя к нагрузкам, чтобы к началу сезона быть в форме.
— Как вы самостоятельно готовитесь?
— Нам всегда присылают программу. Новый тренер отправил программу, как и какие упражнения желательно выполнять. Но, честно говоря, моему организму этого не хватает, поэтому я предпочитаю более интенсивную, жесткую нагрузку, она мне по душе. Чтобы быть сильнее, необходимо работать с тяжелым весом. В дальнейшем будет уже легче. Я знаю, как надо работать, чтобы подойти к сезону в хорошем физическом состоянии.
— Вестерлунд два года назад присылал программу, в которой написано, что вы будете делать на сборах и план подготовки до них. Сейчас вы знаете, чем будете заниматься в Финляндии?
— Нам пришла новая программа от тренера по физподготовке. Не думаю, что она сильно изменится. План подготовки Эркки Вестерлунда и Николая Цулыгина не менялся, он был одинаковый. Все поняли, что это дает хороший результат. И важно, чтобы у игроков в сезоне было мало травм.
— Вы говорили, что не любите бегать. Когда настал переломный момент, и вы побежали в своё удовольствие?
— Не знаю даже. У меня удобные кроссовки для бега, наушники, включаешь свою любимую музыку, идешь в лес. Знаешь, что это полезно для твоего организма. Бежать в кайф, смотреть на природу, птичек, слушать их. Все как-то само получилось.
— Что слушаете в наушниках?
— Разную музыку, например, Trance House, Deep House.
— Вам не кажется, что у многих спортсменов есть нелюбовь к бегу, она начинается еще с детства. На сборах тренеры заставляют бегать изнурительные кроссы. Это многим не нравится, зачастую детей просто гоняют. Может быть, отсюда идет проблема любви к бегу, потом все занимаются через силу.
— Мы бегали очень много с Русланом Сулеймановым, потому что я с самого раннего детства с ним на сборах. У нас было стабильно два-три кросса в неделю, и они были настолько тяжелые, особенно в жару, будто ты реально проходишь небольшую войну. Труднее всего дается тяжеловесам, у кого лишний вес, тяжелые кости, кто сам по себе крепкого телосложения. Почему кенийцы быстро бегают, и делает это легко? Потому что легковесам бег дается. В моем случае, может быть, уложилось в голове, что кросс — это полезная вещь, случился какой-то бзик и теперь я просто бегаю сам по себе в удовольствие.
— Григорий Панин уже пробежал марафон. У вас есть подобная цель?
— Я разговаривал с Гришей, он говорил, что после этого забега не хотел бы снова бегать так часто, как делал это в прошлом году. Для себя я, конечно, ставлю какие-то микроцели. В том году пробежал два часа в одном темпе, это мини-марафон. Можно было себя попробовать на каких-то городских забегах, ничего в этом такого нет. Ты же не будешь убивать себя, ради того, чтобы достигнуть результата, просто бежишь в кайф и получаешь удовольствие.
— Панин сказал, что будет мотивировать своих одноклубников к бегу. Может, он повлиял на вашу подготовку?
— Нет, если честно, я еще до этого бегал. В моем плане подготовки к новому сезону всегда есть бег, уже на протяжении пяти лет. Занимаюсь два раза в неделю, целенаправленный бег на пульсе от 140 до 150, кросс.
— Вы остались в Уфе, занимаетесь физикой. Почему не поехали в тренировочный лагерь? Вы сейчас без ледовых тренировок?
— На самом деле, я играю, два раза в неделю ездим в Чекмагуш. Там есть лед, собираемся с уфимскими ребятами, которые продолжают играть в хоккей и с теми, кто недавно закончил. Я был в разных тренировочных кэмпах и в Финляндии, и в Сочи, и вообще по России. Зачем отдавать огромные деньги, больше 100 тысяч рублей? Для того, чтобы тебя учили по-другому кататься и перебирать шайбу? Мне кажется, ты ничего нового из этого не извлечешь. Таким же образом я могу просто ездить, играть, отрабатывать свои моменты на любительском уровне, на летнем хоккее.
Эдуард Гиматов / фото: Сергей Словохотов
«С «АВТОМОБИЛИСТОМ» БЫЛА ЗАДАЧА: КУСАТЬ И ИЗМАТЫВАТЬ СОПЕРНИКА»
— Недавно вы официально продлили контракт с «Салаватом». Долго велись переговоры, не было трудностей?
— Честно говоря, нет. Когда до меня в команде дошла очередь по продлению контракта, долго не думал. Для меня в приоритете играть дома, при своих трибунах, родителях, быть рядом с женой.
— Контракт на два года придает уверенности? Так клуб даёт понять, что верит в вас.
— Естественно, я был очень рад, что «Салават Юлаев» заинтересован в продлении контракта со мной. Ждал, что мне его предложат. Сейчас я понимаю, что все зависит от меня, чтобы дальше оправдывать доверие.
— С начала сезона до декабря вас периодически вызвали в основную команду. Потом вы не появлялись в «Салавате» до второго раунда в плей-офф. Не было ли психологического давления на себя, что что-то делаете не так, немного застряли в ВХЛ?
— Переживать и думать, что в тебе что-то не так — естественный процесс для хоккеиста. Но в тот же момент я просто играл в хоккей. Не было времени сильно переживать, потому что в «Торосе» много матчей, забивать голову, загонять себя в ямы — смысла нет.
— Вас вызвали в плей-офф на третий матч с победителем Востока, какие были мысли? Казалось, что вы с Владиславом Лукиным вышли нереально заряженными.
— Надо понимать, что мы не просто так приехали. Нам сказали: будьте готовы в любой момент войти в игру, и я думаю, у нас это получилось. Приехали с Нефтекамска, в ВХЛ уже шел плей-офф и мы были в игровом ритме. У нас не было другого выбора кроме как рвать жилы.
— Вызов на одну из ключевых игр серии давил или мотивировал?
— Я как-то абстрагировался от всего этого, если сейчас переживать, то можно совершить ошибку. Это плей-офф, слишком высока цена, любой микромомент игры может повлиять на исход серии. Я просто вышел играть в хоккей и выполнять по максимуму то, что требуется.
— Какую задачу вам поставил Цулыгин?
— Была прямая задача: тратить силы соперника, кусать их, изматывать. Это нужно для того, чтобы наши лидеры, как говорится, делали все по красоте. Есть две категории: забивные игроки и те, кто обороняются. И наша первоначальная задача была не пропускать, ловить шайбу на себя, стараться не удаляться и делать то, что умеем спокойно, не переживать.
— Вы забили уже во втором матче плей-офф…
— Когда забил, естественно в голове было только одно — это первая шайба за «Салават». Я хотел родителем помахать, но не увидел их в этот момент на трибуне. Хотелось показать, что вот, наконец-то первая. Меня переполняли эмоции и в команде ребята все знали, что это первый гол у меня за «Салават». Кто-то предложил шайбу забрать, но я не стал, потому что у меня уже есть первая шайба за «Автомобилист». И забить им в плей-офф при своих трибунах было просто сумасшествием.
— Помните тот гол? Он отложился в памяти?
— Конечно, я помню. Это пока мой единственный гол за «Салават». Кадейкин выезжал, он меня видел, я только вышел со смены и побежал в зону атаки. Ехал и на замахе ждал шайбу под бросок, но он маленечко дал в другую сторону. Был рикошет, шайба все равно пришла ко мне, и оставалось только попасть по воротам.
— Вы бросали, зная, где слабые места у вратаря?
— Нам перед сериями и перед каждыми играми всегда говорят о слабых местах вратарей, куда нужно бросать.
— В раздевалке висит распечатка с процентным соотношением, куда чаще всего залетает шайба?
— Да. Я делал бросок и видел, что будет достаточно попасть в девятку. Когда шайба летит из-под защитника, то вратарю тяжело реагировать. И так получилось, что в этом моменте Коварж начал садиться, и я бросил вверх. Слава богу, попал.
— Коварж показывал сильный и стабильный хоккей в регулярке. Но в серии с «Салаватом» пропустил 11 шайб за пять матчей. Это вы так хорошего разобрали вратаря или у него был не лучший период в сезоне?
— Вратарь вратарем, но забить же тоже надо уметь. У нашей команды это здорово получалось. Я не скажу, что была провальная игра Коваржа. Могу сказать, что мы разобрали не только его игру, но и всей команды.
Драка Эдуарда Гиматова с Михаилом Фисенко в четвёртом матче финала Востока / фото: Сергей Словохотов
«МЫ ПЕРЕГЛЯНУЛИСЬ С ЦУЛЫГИНЫМ И ПОНЯЛИ, ЧТО СЕЙЧАС БУДЕТ ЗАМЕС»
— Что было в четвертом матче с «Авангардом», когда вы вышли на последние десять секунд, и началась драка? Это была тренерская установка или вы просто вышли на лед, и все произошло само по себе?
— Осталось десять секунд. Там была какая-то затяжная пауза и главный тренер говорит: «Скорик, иди выйди». Попросил его выйти со мной и еще с другими. Я смотрю и вижу, что выходит у «Авангарда» звено Фисенко, Стася и Кошелева. Был накал, удаления. Мы переглянулись с Николаем Цулыгиным и поняли, что сейчас будет какой-то замес. Был нереальный накал, удаления какие-то, не знаешь, что может произойти. То ли драка, то ли обилие голов, то ли огромное количество удалений. Цулыгин мне сказал: «Если что, дерись с Фисенко». Сам понимал, не будет же драться Умарк или Хартикайнен с ним. Какой смысл в этом?
— Знали, что Фисенко практически полупрофи в боксе? Он столько занимается в зале..
— Я, конечно, в курсе. На льду мне было без разницы против кого выходить. Я могу проанализировать, кто как дерется. Но все знают, кто такой Фисенко.
Драка Даниила Скорикова и Семёнова Кошелева в четвёртом матче финала Востока / фото: Сергей Словохотов
— Драка помогла «Салавату» в следующем матче? Что-то поменялось в сознании игроков и в раздевалке после четвертой игры?
— Естественно поменялось. Вы посмотрите, какая команда вышла в Балашихе. Мы пришли в раздевалку после проигрышной игры и все уже собирали чемоданы на пятую игру. Команда была заряжена. Люди должны понимать, что легкой прогулки в плей-офф никак не будет. Они тоже готовились, понимали, что Уфа приедет в Балашиху вытаскивать матч. Тогда соперник уже понимал, что мы можем преподнести сюрприз.
— Три овертайма в шести матчах серии. Чего не хватило помимо везения «Салавату», чтобы выйти в финал?
— Везения, на самом деле, и с нашей стороны и с их, было предостаточно. Плей-офф такая игра, где решает физическая подготовка и везение. Как бы ты не водил клюшку, как бы быстро не катался, там все равно, точнее тот, кто освоил тактику. Решают волевые качества, где-то хитрость.
— Что делали в овертайме в шестом матче? Как отходила команда?
— Бананы ели, кто-то колу пил. Так быстрее сахар в кровь поступит, скорее придешь в сознание. Там был уже такой окислительный момент в мышцах, что тело просто за твоей головой не успевает, за твоими действиями. Мозг думает, а ноги не бегают. Для этого вернемся к первому вопросу. Мы тренируемся летом, чтобы хватало на такие стрессовые ситуации для организма. Ели бананы, пили чай, шоколадки, сникерсы, чтобы быстрее углеводы в организм пришли, чтоб силы появились.
— Это было нужно только для восстановления сил или уже чувствовался голод?
— Есть не хотелось точно. Там думаешь только об одном — об игре. Я больше даже скажу, после матча есть не хочется. Игры заканчиваются поздно, садишься есть, и просто еда в рот не лезет, пьешь много воды, всякие витамины, после такой нагрузки выпиваешь какой-то коктейль протеиновый для быстрого восстановления. Приходишь домой и начинаешь есть или куда-то в ресторан идешь, но не идет еда. И, как правило, ты уснуть не можешь, засыпаешь только к часам четырем ночи. А в три-два ночи просыпается голод, и ты начинаешь есть. Это тоже не хорошо, но восстанавливаться как-то же надо после игры. Чувство голода нет во время игры и после нее.
— В последнем овертайме вы вышли на лед в звене с Кадейкиным и Жарковым. Как тренер объяснил рокировку, и какую дал задачу?
— Я заметил такую вещь, что сейчас во всех командах во время игры редко, когда тебе подсказывают, что и как лучше сделать. Дается план на матч, выходишь и просто придерживаешься установки. Перестановка — это было тренерское решение. Меня поставили в другое звено, и задача была не в рот смотреть тренеру и спрашивать, что и как, а просто выходить и продолжать делать то, что мы делали на протяжении всей игры.
— Удивились реакции болельщиков после вылета из Кубка Гагарина? Весь стадион аплодировал.
— Я никогда не играл в такой атмосфере, когда ты проигрываешь, а стадион стоит и хлопает тебе. Особый заряд энергии дали сейвы Метсолы, когда он несколько раз шайбу с линии ворот вытаскивал. Это просто сумасшествие какое-то, как он это сделал, мы до сих пор понять не можем. Все уже давно поняли, что Юха — сильный вратарь. Но когда он отразил тот самый бросок, достал шайбу с линии, трибуны хлопали и показали на кубе его жену, она там чуть ли не плакала, держалась за голову, в ее взгляде были видны слова благодарности. Не просто так он сейчас подписал контракт на три года. Это все останется в сердцах его семьи.
— Со скамейки часто обращаете свое внимание на куб?
— Если куб перед тобой висит, то ты сидишь, отдыхаешь, волей — неволей твои глаза упадут на него. Конечно, смотришь и на время, сколько минут остается до конца матча или удаления. И тут показывают на кубе тем более жену Юхи, взгляд упал в этот момент на нее, когда аплодировал весь стадион.
Николай Цулыгин / фото: Кирилл Таипов
«ЦУЛЫГИН СПОКОЕН В ИГРЕ, ГРАМОТНО РАССУЖДАЕТ И ОН СОВРЕМЕННЫЙ ТРЕНЕР»
— Насколько важно, что сейчас главный тренер «Салават Юлаева» — местный воспитанник?
— От того, что в «Салавате» работает тренер из твоего родного города, приходят в голову легкие мысли. В то же время никто не будет давать тебе никаких привилегий, потому что это большой спорт. Если игрок думает, что местный тренер будет давать ему дорогу, то он ошибается. Конечно, хочется, чтобы в клубе было больше уфимских специалистов.
— Можете назвать три главных качества Цулыгина?
— Цулыгин спокоен в игре, грамотно рассуждает и он просто современный тренер.
— Чем отличаются тренеры старой и новой школы?
— Все знают, что при старой закалке методика подготовки игроков была довольно жесткой. Не могу сказать: «Слава богу, что не застал те времена Тарасова, когда игроков гоняли до изнеможения». Есть категория тренеров, которая придерживается этой методики. Они до сих пор думают, что она приносит свои плоды. А есть те, кто изучили европейский и заокеанский уровень подготовки. Стараются также работать. Чемпионаты мира и Олимпиады показывают, что не только Россия и Канада самые лучшие. Все убедились, что шведы, финны и даже немцы могут играть не хуже. Там нет такого жесткого подхода к подготовке хоккеистов. Тренеры начинают понимать, что убивать игрока на тренировке — не самый лучший способ.
Эдуард Гиматов / фото: Сергей Словохотов
«Я ВЛОЖИЛСЯ В КРИПТОВАЛЮТУ И ПОЛУЧИЛ ПРИБЫЛЬ»
— Чем занимаетесь помимо тренировок и хоккея? Какие у вас увлечения?
— Увлечения, как и у всех, наверное. Бизнеса у меня пока что никакого нет. Играю в приставку, лежу. Акцент больше делается на то, чтобы полежать после тренировки. Они сейчас довольно интенсивные. Сейчас мы с женой ждем ребенка. Думаю, через месяц у меня появится, чем заняться (смеется).
— Во что играете на приставке?
— В NHL, FIFA.
— Год назад вы занимались биткоинами. Сейчас развиваетесь в этом направлении?
— Это было мимолетное увлечение. Было довольно тяжело для моей головы и очень много занимало времени. Для этого нужна постоянная работа за компьютером и слежка за акциями. Наверное, пока что это не для меня. Да, я вложился и получил небольшую прибыль. Сейчас отошел от этого дела. Люди, которые мне показали все, продолжают зарабатывать, содержат семьи. Пока существует криптовалюта проблем у них не будет.
— До того, как вложили первые деньги, много знали о биткоинах?
— Я знал, что такое криптовалюта. Следил за ней и интересовался. Не думал, что люди могут делать на этом реальные деньги. Друзья просто предложили начать, попробовать. Ни в коем случае нельзя вкладывать все свои сбережения, уже тогда я знал об этом и поэтому решил начать с малого. Ни о чем не жалею. Не был в огромнейшем плюсе, но смог отбить те деньги и получить прибыль.
— Если у меня сейчас есть 250-300 тысяч рублей, их стоит вложить в криптовалюту?
— Сейчас вообще не стоит вкладываться в криптовалюту. Ее в последнее время в разные стороны колбасит и неизвестно, что будет завтра.
— Биткоин еще долго будет существовать?
— Мое мнение, что он продолжит существовать, как и множество других криптовалют. Сейчас даже у Бузовой появилась своя валюта. Другой вопрос: как это будут пиарить и как она будет работать. Насколько я знаю, в Австралии сейчас ей активно расплачиваются и внедряют как альтернативу своей валюте.
ДОСЬЕ «ГорОбзор.Ру»
Эдуард ГИМАТОВ
Дата рождения: 22 января 1994 года
Место рождения: Уфа Карьера: «Авто» (Екатеринбург, МХЛ) — 2011 — 2013; «Автомобилист» (Екатеринбург, КХЛ) — 2012 — 2014; «Северсталь» (Череповец, КХЛ) — 2014 — 2016; «Алмаз» (Череповец, МХЛ) — 2014/15; «Ижсталь» (Ижевск, ВХЛ) — 2014/15, 2015/16; «Нефтехимик» (Нижнекамск, КХЛ) — 2016/2017, с 2017-го года «Салават Юлаев» (Уфа, КХЛ) / «Торос» (Нефтекамск, ВХЛ)
Достижения: бронзовый призёр молодёжного чемпионата мира (2014), серебряный призёр ВХЛ (2015, 2016), бронзовый призёр чемпионата КХЛ (2019).
Дорогие читатели! Приглашаем Вас присоединиться к обсуждению новости в наших группах в социальных сетях — ВК и Facebook
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео