Ещё

Геннадий Зюганов — могильщик партии или хранитель красного гена? 

Геннадий Зюганов — могильщик партии или хранитель красного гена?
Фото: ИД "Собеседник"
26 июня главному коммунисту современной России — бессменному лидеру  — исполняется 75 лет.
От КВН до КПРФ
Зюганов родился в деревне Мымрино, что в 100 км от Орла, в семье сельских учителей. Школу окончил с серебряной медалью и после проработал в ней год. А в 1962-м поступил на физико-математический факультет Орловского пединститута. И тут-то обнаружились у будущего политика задатки юмориста — он был капитаном студенческой команды КВН.
— Мы писали тогда свои байки и выступали, — вспоминал политик. — Под моим руководством команда ни разу не проиграла, даже в жестких схватках. И мы пользовались огромной популярностью.
Не перестал Зюганов юморить и став лидером коммунистов. В 2007-м на старте избирательной президентской кампании он даже презентовал журналистам сборник «100 анекдотов от Зюганова» (в 2018-м обновил сборник, и среди анекдотов есть уже и байки с новым героем — Павлом Грудининым. — Ред.).
В молодости // фото в статье: личный архив
В 1963–1966 годах Зюганов проходил службуво взводе радиационной и химической разведкив группе советских войск в Германии
— На одном из заседаний я рассказал анекдот, над которым смеялись все, кроме . — Геннадий Андреевич считает, что именно этот случай натолкнул его на мысль собрать анекдоты в книгу. — Заблудился мужик в лесу, бегает, кричит: «Спасите!» Чувствует, сзади кто-то по плечу стучит. Обернулся — огромный медведь. «Ты чего, дурак, весь лес взбаламутил?» — «Заблудился, испугался, зову кого-нибудь…» — «Ну вот я пришел. Тебе легче стало?»
Записывает анекдоты за шефом его пресс-секретарь, который уверяет, что политик часто рассказывает смешные истории, особенно в командировках.
Если верить Геннадию Андреевичу, то любимый анекдот Путина звучит так:
«Идут переговоры Путина с «семеркой». Шредер и говорит Владимиру Владимировичу:
— Это как же вы с Ходорковским нехорошо поступили…
Путин:
— Ходорковский? Кто такой? Первый раз слышу. Приеду — разберусь.
Тут Буш вмешался:
— А Березовский? Такой умница. Ваше «Единство» создавал. Друг «семьи», кошелек Ельцина.
Путин:
— А это что за личность? Совсем не знаю. Приеду — разберусь. Всем хвосты накручу.
Возвращается в Москву. Глава администрации весь в восторге:
— Владимир Владимирович! Ах, как вы Шредера и Буша обвели! Да вокруг пальца. Да два раза…
— А это кто? — отвечает Путин. — Я с такими не встречался. В следующий раз поеду — разберусь…»
Со своей будущей женой Зюганов познакомился еще в школе. В институт поступали вместе. Он — на физмат, она — на истфак
Вошел в «теневое правительство»
— Я познакомился с Зюгановым накануне гибели Советского Союза, — говорит Александр Проханов. — Мы тогда решили написать воззвание «Слово к народу». Были очень близки, вместе редактировали этот текст. Нам угрожали тюремным сроком — ведь в некотором смысле мы были идейными вдохновителями ГКЧП в 1991-м.
Это нас тоже сблизило тогда. Помню момент, когда партия была запрещена (Ельцин запретил указом от 6 ноября 1991-го. — Ред.) и Зюганов находился на нелегальном положении. А я жил на Тверской, и мы собирались — такие оппозиционеры — у меня дома. Устроили, можно сказать, «теневое правительство» и обсуждали текущие политические проблемы.
Геннадий Андреевич, когда приходил (он был у нас министром не помню уж чего), всегда снимал у порога обувь и дальше — только в носках. Видимо, привычка осталась от сельского детства: не заносить грязь в дом. Он никогда не приходил без гостинца, обычно приносил с собой какую-то еду — завернутый в марлю кусочек сала или домашней колбасы.
Потом, в 1993-м, когда после разгрома Дома Советов (Белого дома, где тогда заседал российский парламент. — Ред.) по Москве шли аресты, — продолжает Проханов, — мы конспиративно встречались на углу дома. Ждали, что нас арестуют — и меня, и его. И вместе ездили на какой-то дрянной машинке по Москве, петляя и скрываясь от воображаемой, наверное, наружки. Колесили, как бы отрываясь от преследователей, потому что все тогда были мнительными.
Затем пути-дороги Зюганова и Проханова разошлись.
— Я удалился в своем направлении, а Геннадий Андреевич захотел встраиваться в систему, — объясняет Проханов. — Я тогда был более горячим, чем он, и не до конца понимал, что эта его осторожность — гарант сбережения партии. Теперь уже задним числом я осознаю: Зюганов стоял перед дилеммой — либо бушевать, либо сберечь партию и быть конформистски настроенным по отношению к власти, войти в ту матрицу, которую она придумала для оппозиции. Думаю, этот выбор был мучительный. Но он был сделан Зюгановым. И сегодня я не исключаю, что это был правильный выбор. Потому что на моих глазах сгорали все радикальные организации. И анпиловская, и лимоновская. Все, что возникало на левом фланге, мгновенно исчезало — из-за своего бессмысленного радикализма, где отсутствовали теория и знания, а был один лишь протест.
Левый электорат
Зюганов участвовал чуть ли не во всех президентских гонках, кроме 2004-го (тогда он выставил депутата ГД , не члена КПРФ) и 2018-го (на выборы пошел директор совхоза им. Ленина Павел Грудинин, также не коммунист). Но четыре-то раза сам шел «в президенты». Каждый раз ему доставалось второе место. Только вот проценты у этого второго места становились все меньше и меньше: коммунисты скатились с 40,31% (во втором туре) в 1996-м до 11,77% в 2018-м…
— Просчеты политиков в оценке ситуации бывают убийственными, — подводил итоги выборной политики партии экс-главред «Правды», ныне покойный . — Скажите, кто надоумливал партлидеров в канун декабрьских (2003-го) выборов в Госдуму, будто российский электорат стремительно левеет? Даже после неутешительных итогов думской кампании и то бытовало убеждение: здесь, в Думе, мы в меньшинстве, но в стране за нами большинство. Или такое сравнение: дескать, из 109 млн избирателей против Путина проголосовали — и бюллетенями, и неявкой на выборы — 60 млн россиян, зато за Харитонова проголосовали почти 10 млн Несложная арифметика (по той же методике) подсказывает: значит, против кандидата от КПРФ голосовали практически 100 млн избирателей. Но первые сообщения из выборного штаба были совсем иного плана: наш кандидат уверенно, вопреки провокационным прогнозам подкупленных политологов, занял второе место. Но в политике, как известно, не бывает ни серебряных, ни бронзовых призеров, все достается одному — победителю. Остальные — проигравшие.
Ильин пытался обсудить с Зюгановым все эти животрепещущие для партии вопросы.
— Мы с ним не раз договаривались о встрече с глазу на глаз, но каждый раз в его кабинете «случайно» оказывались еще 3–4 человека, а то и больше, и обещанный обмен мнениями превращался в обычную проработку с последующими негативными (для «Правды». — Ред.) оргвыводами, — с горечью вспоминал журналист. — Я, как и многие, ждал от лидеров компартии, которой отдал свыше 40 лет, глубокого анализа происходящего. И подумать не мог, что дело сведется к поиску «кротов», «предателей, окопавшихся в руководстве ЦК», к стремлению объяснить все происками против лично Зюганова.
Цитата
«Каждое время требует своих лидеров, своих вождей. Может быть, в другое время Геннадий Андреевич Зюганов стал бы гораздо более крупной фигурой, чем в то, в которое ему довелось жить и работать. Политик, несомненно, получился. Но вот вождем Геннадий Андреевич не стал. Это сегодня очевидно, потому что вождь — это тот, кто наращивает мощь своего движения, за кем идут люди. А если компартия тает, если она уже раскололась на несколько частей?..»
А. Ильин. «Геннадий Зюганов: „Правда“ о вожде»
Лидера критиковать нельзя!
Фото: Global Look Press
Зюганов, если судить по рассказам тех, с кем он так или иначе разошелся во взглядах, человек памятливый. Прекословить ему — себе дороже.
— Именно ко мне, тогда руководителю отдела партжизни «Правды», привел довольно робкого орловского провинциала Геннадия Зюганова его земляк, писатель и сотрудник газеты Иван Подсвиров. Тогда и появилась у нас его первая статья. Затем, уже во время ХХVIII съезда КПСС (1990 г.), — вторая… Но дальнейшие наши отношения с пошедшим резко вверх заместителем заведующего идеологическим отделом ЦК складывались непросто, — вспоминал Ильин.
Александр Ильин был верный ленинец, но человек неортодоксальный, не боявшийся ни критиковать, ни находиться под огнем критики. Он проработал в «Правде» 30 лет, с 1994-го возглавлял газету… пока его в 2003-м не сняли с поста. Причины отставки Ильин видел в своем поведении на майском пленуме ЦК в 2002-м. Тогда из КПРФ исключали сразу трех членов ЦК — спикера Госдумы , глав думских комитетов и  — за то, что они отказались покинуть свои посты в ГД по воле партии.
— Я сидел в первом ряду, рядом со Светланой Горячевой. Видел, как она переживала, — вспоминал журналист. — Она и подумать не могла, что ее и ее товарищей могут вот так сразу исключить из партии, для которой она столько сделала за минувшие десять лет. И вот теперь ее судит партийный трибунал, в который превратили пленум ЦК…
Ильин не поддержал исключение Селезнева, Горячевой и Губенко.
— Голосование было открытым и поименным, — пояснял он. — Было ясно, что всех «противников» взяли на заметку. До меня доходили слухи, что кое-кому предлагалось подыскать себе другую работу… Неожиданно позвонили с Охотного Ряда: попросили взять интервью у Горячевой… А после публикации раздался другой звонок — от Зюганова. Он спросил: «Что, у „Правды“ нет других задач, кроме как критиковать председателя ЦК партии?» Конечно, я понимал, что в интервью есть опасные места. В частности, абзац, где Светлана Петровна рассуждает, кто кого предал: Горячева — Зюганова или он, генсек, — Горячеву? Но ответил: «Разве исключенный из партии человек исключается и из числа возможных авторов газеты?» «Мы тебе многое прощали, — сказал тогда Зюганов. — Теперь терпение кончилось».
Коммунистам не хватает интеллекта
однажды категорично назвал Зюганова «могильщиком партии и всего левого движения России». Однако Проханов уверен: будущее у КПРФ все-таки есть.
— В данном случае партия КПРФ сберегает советский красный ген, — считает он. — Это такая партия-весталка, которая сберегает лампаду с красным огнем. Со своей миссией КПРФ справляется. Возможно, наступят времена, когда в России сменится власть и в партию придут молодые интеллектуалы. Не бунтари, а именно интеллектуалы. КПРФ, мне кажется, не хватает именно интеллекта. И тогда будет предпринята попытка создать новый левый проект. Я упрекал Зюганова в том, что за это время — время огромной передышки, которую история дала компартии, когда ее членов не сажали в тюрьму, не расстреливали из пулеметов — партия могла бы собрать группу левых интеллектуалов и создать по крайней мере эскиз нового левого проекта. Этого не было сделано.
Но это еще может быть сделано. Ведь левая идея никуда не исчезла. Она по-прежнему востребована. Ее просто нужно осмыслить в новых условиях. Такой проект все равно будет создан.
Кошелек
Приватизировал дачу в Снегирях
Зюганов — один из самых малоскандальных политиков. Возможно, потому, что КПРФ — достаточно закрытая организация. Но и вокруг него периодически закипают страсти. Так, недавно журналисты FLB, проанализировав декларации Геннадия Андреевича, выяснили, что в 2015-м ему удалось-таки приватизировать госдачу — коттедж №29 в элитном поселке Снегири, — на которой он постоянно живет уже четверть века.
А ведь еще в 2014-м Геннадий Андреевич сетовал в одном из интервью: «Это не моя дача. Мне ее так и не продали. Это дача государственная. Я арендую у Думы, у президентской команды. И живу здесь почти двадцать лет. Это самый маленький домик в этом огромном поселке».
К слову, ФГБУ «Оздоровительный комплекс „Снегири“ Управделами президента РФ — любимое загородное место не только лидера коммунистов, но и самой партии: там проводятся различные мероприятия КПРФ. Как бы то ни было, но на комплекс „Снегири“ партия за последние 5 лет потратила около 100 млн бюджетных рублей.
* * *
Материал вышел в издании „Собеседник“ №23-2019 под заголовком „Геннадий Зюганов — могильщик партии или хранитель красного гена?“.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео