Ещё

«Тратишь свои деньги, а взамен получаешь нервотрепку». Почему Леонид Федун решил отдать «Спартак» болельщикам 

Фото: Forbes.ru
Совладелец выкупил контрольный пакет акций к весне 2004 года, в 2014-м у клуба впервые появился собственный стадион — «Открытие Арена». Спустя три года команда стала чемпионом России и обладателем Суперкубка страны. Однако в сезоне 2018/19 «Спартак» не попал даже в тройку.
В разгар футбольного межсезонья Леонид Федун взорвал медиапростраство, дав программное интервью Чемпионат.com. «Долго изучали, смотрели все примеры — и „Барселону“, и , и «Баварию», и часть американских клубов. В итоге пришли к мнению, что «Спартак» — народная команда, и она должна управляться народом», — заявил бизнесмен.
Можно предположить, что слова Федуна — уступка болельщикам, отношения с которыми у клуба в последнее время не складываются. Коммерческий директор «Спартака» рапортует о росте продаж абонементов (плюс 5,7% по сравнению с аналогичным периодом 2018-го), но фанаты в эти заявления не верят, считая их манипулированием цифрами.
Впрочем, абонементная кампания только началась, и выводы делать рано. Но кажется странным, что после 5-го места в чемпионате протестно настроенная аудитория понеслась выкупать места на будущий сезон. Тем более на фоне заметного повышения цен: к примеру, самые дорогие категории абонементов подросли с 199 000 до 217 000 рублей. При этом цена сезонного билета на некоторые сектора за воротами осталась прежней — от 7000 рублей. Для сравнения: попавший в Лигу чемпионов «Краснодар» установил более скромный ценник — от 4000 до 45 000 рублей.
Революционное заявление Федуна вызвано то ли многолетней усталостью, то ли обидой, то ли элементарным желанием сбросить надоевший актив. За 15 лет владелец «Спартака» потратил на клуб и его инфраструктуру под $2 млрд, но не получил той отдачи, на которую рассчитывал.
Новость о передаче клуба болельщикам должна была порадовать фанатов, но на деле вызвала очередную порцию критики и насмешек. Отчасти это вызвано непониманием, как обещание будет реализовано на практике, отчасти — недоверием к словам Федуна, который успел приучить к постоянным сменам курса.
Впервые Федун заговорил о желании сделать «Спартак» по-настоящему народным еще в 2004-м. Тогда он планировал продать часть пакета акций через биржу. В дальнейшем эта мысль повторялась раз в несколько лет — и вот наконец оформилась в конкретную программу.
По задумке Федуна, контрольный пакет акций отойдет некоммерческой организации, состоящей из активных фанатов «Спартака» — владельцев абонементов, долгое время посещающих матчи. Для жителей регионов планируется отдельная программа, предусматривающая членские взносы. В итоге все эти люди смогут определять дизайн формы, трансферную политику и другие важные вещи. Как именно будет осуществлена передача контроля над клубом, бизнесмен не уточнил. Многие моменты, впрочем, пока существуют только в теории.
Интересно разобраться, на какую модель ориентировался Федун, обещая «Спартаку» перемены. Футбольных клубов, где фанаты реально чем-то управляют, мало. И совсем мало, если говорить о топ-уровне. В большинстве случаев это лишь имитация, игра в демократию. К болельщикам прислушиваются по отдельным вопросам, но акциями они не владеют, либо являются миноритарными акционерами, а реальная власть сосредоточена у совсем других людей.
Англия
Примеров, когда фанаты на что-то влияют, больше всего в Англии. Как правило, это происходит в трех случаях: болельщики недовольны политикой своего клуба и создают в низших лигах альтернативный; команда находится в плачевном состоянии, и ее выкупает траст преданных фанатов — так, к примеру, было с «Портсмутом»; клуб обанкротился, а болельщики воссоздали его под новой вывеской.
Самый яркий пример — полупрофессиональный «Юнайтед оф Манчестер». Этот клуб был основан болельщиками «» в знак протеста против покупки (или, как они считают, захвата) их любимой команды семейством Глейзеров.
Лозунг ФК «Юнайтед» — «Наш клуб — наши правила». Каждый зарегистрированный член клуба, а их сейчас больше 2000, делает ежегодный взнос в размере £12 ($18), а в обмен допускается к голосованиям по электронной почте. Выборы правления, ценовая политика, отношения со спонсорами — все ключевые вопросы решаются именно так.
Основные принципы «Юнайтед оф Манчестер»: один член клуба — один голос; вся прибыль остается в клубе, а не идет кому-то в карман; отказ от размещения спонсоров на лицевой стороне формы и поддержка молодых болельщиков. С 2005 года команда продвигается в сторону Премьер-лиги, но не так уверенно, как хотелось бы. В прошлом сезоне она вылетела из шестого дивизиона, так что встреча с «МЮ» пока откладывается.
Впрочем, подобное происходит не только в низших лигах: 20% акций валлийского «Суонси» (10-е место в Чемпионшипе — это второй дивизион) принадлежит Обществу болельщиков. Членские взносы в нем составляют всего £10 в год — даже у «Юнайтед оф Манчестер» больше. Цель этого общества — отстаивать интересы болельщиков в правлении. Скромно, но все же.
Испания
В своем интервью Федун говорил, что опирался на опыт «Реала» и «Барселоны». В Испании официально зарегистрированных членов клуба называют «сосьос», они также платят ежегодные взносы: €184 в «Барселоне», у «Реала» — около €150.
Взамен болельщики получают возможность выбрать президента, причем эти выборы проходят по всем правилам большой политики. С несбыточными обещаниями, войной компроматов и настоящими избирательными урнами. Стать кандидатом в президенты непросто, на последних выборах нужно было собрать 2534 голоса в свою поддержку, а также предоставить финансовые гарантии — 15% от бюджета клуба.
Действующий президент «Барселоны» Жосеп Бартомеу был избран в 2015 году и пробудет на своем посту до 2021-го. На выборах он победил Жоана Лапорту, занимавшего эту должность в 2003-2010 годах, причем изначально фаворитом считался именно Лапорта.
Имя Бартомеу было связано со скандальным переходом Неймара, официальная сумма которого, как выяснилось, была сильно занижена. Тогдашнему президенту «Барселоны» эта история стоила должности, а Бартомеу был его замом и тоже обвинялся в мошенничестве. Обвинения с него были сняты только в 2016-м.
Когда Россель подал в отставку, Бартомеу автоматически стал исполнять его обязанности. Общественность возмущалась, поэтому клуб провел досрочные выборы, которые Жосеп должен был проиграть. Но ему повезло: «Барселона» взяла три титула подряд, что, конечно, сказалось и на рейтинге бывшего вице-президента. На выборах он набрал 55% голосов.
По данным AS, самое большое количество сосьос у «Барселоны» — 180 000. У «Реала» их 110 000, и это только третье место — другой мадридский клуб, «Атлетико», имеет 150 000 зарегистрированных сторонников. При этом просто взять и стать членом клуба в случае с той же «Барсой» невозможно — необходимо, чтобы кто-то из родственников уже был в рядах «сосьос». Иначе нужно вставать в «лист ожидания» и минимум три года доказывать любовь к клубу взносами. Еще столько же времени уйдет, чтобы получить право на покупку сезонного абонемента, который вам тоже не гарантирован — желающих хватает и так.
Но можно ли считать всех этих болельщиков полноценными хозяевами «Барселоны»? Вряд ли. Да и доля их взносов в структуре доходов клуба невелика. В сезоне 2017/18 «Барселона» первой в мире (из спортивных клубов, конечно) заработала больше $1 млрд (€914 млн). А теперь умножьте количество сосьос на размер взноса. Получается весьма скромная цифра.
В особенных случаях, когда клуб находится на грани банкротства, он открывает двери всем желающим. Так было, к примеру, с «Овьедо» в 2012-м. Для сохранения клуба требовалось собрать €2 млн за две недели. У команды скопились долги перед , а нужной суммы для очередного платежа не было.
Тогда «Овьедо» обратился к болельщикам, и в итоге миноритарными акционерами клуба стали тысячи человек из разных стран, в том числе испанские футболисты , Санти Касорла и Мичу. Поддержал «Овьедо» и мадридский «Реал», купивший акций на €100 000. Но реального влияния на жизнь клуба они, конечно, не оказывали.
Северная Америка
Еще один опыт на тему соучастия фанатов в управлении клубом — «Сиэтл Саундерс». Одна из самых успешных команд в американском соккере основана в 2007-м, с 2009-го входит в Major League Soccer. В первом же сезоне «Сиэтл» был признан спортивным клубом года по версии SportsBusiness Journal и SportsBusiness Daily. Средняя посещаемость его матчей держалась на отметке, близкой к 31 000 человек, и была рекордной в лиге. Через пять лет аудитория «Сиэтла» перевалила за 40 000. А в 2016-м клуб взял Кубок MLS — главный футбольный трофей в Северной Америке.
У «Сиэтла» четыре инвестора. Контрольным пакетом владеет венчурный предприниматель Адриан Ханауэр, трое других — сооснователь , голливудский продюсер и комик . При этом болельщики здесь не просто зрители, а соучастники важных процессов. Несколько раз в год руководство клуба встречается с Советом болельщиков (избираются из числа держателей абонементов) и обсуждает все интересующие вопросы. Раз в четыре года фанаты выбирают генерального менеджера.
Показательный момент: когда боссы «Сиэтла» задумали сменить название и логотип команды, абсолютное большинство фанатов проголосовало за сохранение уже существующего.
Более того, у «Саундерс» есть резервная команда, которая играет во втором по значимости дивизионе, и 20% акций там принадлежит трасту болельщиков.
Но для Америки такая история скорее исключение.
Германия
Ближе остальных к реализации идей Федуна подошли в немецком футболе, где инвестор может приобрести акции, но контрольный пакет (50% + 1 акция) все равно останется у болельщиков. Исключения — лишь для тех, кто вкладывается в клуб не меньше двадцати лет, как это происходит в «Байере» и «Вольфсбурге». Первый прочно ассоциируется с одноименной фармацевтической компанией, второй — с автозаводом Volkswagen.
Подобная модель исключает появление в бундеслиге арабских шейхов, но позволяет клубам сохранять свою идентичность. Поэтому в Германии так не любят Red Bull, сумевший обойти правила и заявить в пятую лигу свой «РБ Лейпциг» — на этом уровне Немецкому футбольному союзу контролировать ситуацию чуть сложнее.
Руководство самой успешной немецкой команды — мюнхенской «Баварии» — время от времени заявляет о необходимости перемен, но пока 75% акций принадлежит членам клуба FC Bayern München eV (оставшиеся 25% поделены между спонсорами), которые и выбирают президента.
В отдельных случаях фанаты «Баварии» показывают недовольство на трибунах, и к ним прислушиваются — как, например, после масштабной кампании за возвращение традиционной красно-белой формы на старте сезона 2018/19.
Что будет со «Спартаком»?
Революционное интервью Федуна, по сути, можно уместить в несколько цитат:
«Самое страшное в том, что ты тратишь свои деньги, а взамен получаешь постоянную нервотрепку. Когда «Спартак» побеждает, тебя ненавидят болельщики клубов, которые ты победил. Когда «Спартак» проигрывает, тебя ненавидят вообще все».
«Глобальная задача именно в том, чтобы через пять лет клубом управляли его болельщики — самые преданные и, как они считают, самые компетентные в стране».
«А я стану простым болельщиком, как и все остальные. У меня не будет права блокировки решений и результатов выборов. Правда, после этого в «Спартаке» уже не будет и моих личных денег».
Федун как будто предлагает болельщикам поменяться с местами: если вы не принимаете то, что делаю я, управляйте клубом сами. Заодно узнаете, насколько это сложно.
В 2016 году подобный процесс инициировался снизу — был даже создан сайт kupispartak.ru. После регистрации болельщикам рассылались анкеты с вопросом, сколько они готовы потратить на «Спартак». О выкупе 100% акций речь не шла — только о модели, при которой у фанатов будет право голоса.
Но затея провалилась — инициаторам проекта, предпринимателям и Георгию Косицыну, просто не поверили, решив, что все это — какая-то финансовая пирамида.
Стоит ли верить Федуну? До 2023 года многое может измениться.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео