Ещё

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в четверг 

Фото: F1News.ru
Участники: (Alfa Romeo), (), (Mercedes), Ландо Норрис (McLaren), Джордж Расселл (Williams)
Вопрос: Добрый день, джентльмены! Вчера было объявлено о подписании многолетнего контракта с Сильверстоуном, автодром сохранит своё место в расписании чемпионата мира. Что вы об этом думаете? Льюис, начнем с вас.
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, я был немного удивлен, когда узнал о новом контракте. Вернее, не так уж и удивлен, поскольку понимал, что этим всё и закончится, ведь Формула 1 не может существовать без родины автоспорта — Гран При Великобритании. Я рад принятому решению, рад за многочисленных болельщиков — надеюсь, в ближайшие несколько лет их станет еще больше!
Вопрос: Ландо?
Ландо Норрис: Для меня это первый Гран При Великобритании, но раньше мне доводилось выступать на этой трассе. Мне нравится гоняться в Сильверстоуне, и я был бы очень огорчен, если бы его исключили из расписания — было бы досадно провести здесь всего одну гонку и не иметь возможности выступить снова. Хорошо, что Сильверстоун останется, буду рад приезжать сюда каждый год!
Вопрос: Джордж?
Джордж Расселл: Приятно, что Сильверстоун сохранил своё место в календаре сезона, без него Формула 1 не смогла бы существовать. Именно здесь впервые состоялся Гран При Великобритании, Формула 1 во многом британский спорт, кроме того, на этом автодроме фантастически здорово гоняться! Визит сюда — всего особенное событие, потому я не удивлен, что контракт всё-таки подписали.
Вопрос: Даниэль?
Даниэль Риккардо: Я тоже очень рад! Замечательная трасса, потрясающая атмосфера. Я помню, как восемь лет назад в Сильверстоуне дебютировал в Формуле 1 — тот уик-энд был очень личным, очень особенным, я по-настоящему им насладился. Не знаю, какими были бы ощущения, если бы гонку решили проводить в другом месте — для меня решение оставить её здесь выглядит логичным и правильным.
Мне нравится автодром, нравится атмосфера на трибунах — уик-энд напоминает настоящий фестиваль! Британцы обожают Сильверстоун, мы тоже в него влюблены!
Вопрос: Антонио?
Антонио Джовинацци: У Сильверстоуна богатая история, приятно, что он остаётся в календаре ещё на пять лет. Уверен, за рулем машины Формулы 1 я испытаю здесь невероятные ощущения — с нетерпением жду начала своего первого полноценного уик-энда в Сильверстоуне!
Вопрос: Антонио, продолжим с вами. Две недели назад в Австрии вы заработали своё первое очко в Формуле 1. Что значил для вас тот результат, и насколько вы уверены в том, что сможете закрепить его здесь, в Сильверстоуне?
Антонио Джовинацци: После гонки в Австрии мне испортили стрижку, правда, повод был приятный! Во Франции сказал мне: «Если ты заработаешь первое очко, я тебя постригу!» — но в тот уик-энд я не финишировал в первой десятке. В Австрии мы решили, что если я не заработаю очков, то лишусь волос, однако я финишировал десятым, а Фредерик всё же выстриг мне клок!
Впрочем, это был замечательный уик-энд для меня и команды. Мы вышли в финал квалификации обеими машинами, в гонке мне и Кими удалось заработать очки — нужно продолжать в том же духе. С этапа во Франции наша машина очень конкурентоспособна, сюда команда привезла немало модификаций — будем надеяться, у нас получится взять верное направление и сократить отставание от соперников.
Вопрос: Вам не доводилось выступать в Сильверстоуне на машине Формулы 1. Расскажите, как вы готовились к этому уик-энду. Что удалось выяснить в процессе тренировок на симуляторе, и что рассказали вам инженеры?
Антонио Джовинацци: Мне повезло провести в Сильверстоуне одну пятничную тренировку в 2017-м, но на этот раз ощущения будут совершенно иными. Как все гонщики, я тренировался на симуляторе, просматривал записи с бортовых камер, беседовал с инженерами, но всё же работа с машиной на реальной трассе — совсем другое дело.
Впрочем, в пятницу у меня будет достаточно времени, чтобы адаптироваться. Я выступал в Сильверстоуне в Формуле 3 и Формуле 2, с нетерпением жду своего первого выступления здесь в Формуле 1!
Вопрос: Даниэль, этап в Австрии выдался непростым для вас и Renault. Какие выводы были сделаны?
Даниэль Риккардо: Согласен, тот уик-энд оказался не таким уж радостным. Мы провели глубокий анализ, стараясь выявить причины нехватки скорости, и уяснили для себя кое-какие моменты при выборе настроек.
Похоже, во Франции мы с пятницы придерживались подхода, который нам казался верным, а на деле был ошибочным. Сложности в основном объясняются неоптимальными регулировками, не какими-то серьезными проблемами с машиной, а я ведь рассчитывал обнаружить трещину в шасси или какой-нибудь другой весомый дефект!
У RS19 есть некий оптимум, к которому мы постепенно приближались по ходу предыдущих уик-эндов, чувствуя себя всё увереннее и раз за разом выходя в финал квалификации. Но в Австрии мы снова откатились назад по причинам, которые, судя по всему, сводятся к неоптимальным настройкам. Мы свернули с верного пути, постараемся в этот уик-энд на него вернуться.
Вопрос: Вы сказали, что у машины есть некий оптимум. Почему его настолько непросто добиться?
Даниэль Риккардо: Мне самому хотелось бы это знать! Иногда я радуюсь, что не работаю инженером или специалистом по аэродинамике, иначе этот вопрос просто сломал бы мне мозг!
Управляя машиной, я понимаю разницу между ситуацией, когда мне комфортно, и ситуацией, когда выбранные настройки приводят к всё большим сложностям на торможении. Есть некое сочетание факторов, при котором RS19 едет гораздо лучше, но я не могу вам его описать, хотя уже восемь лет выступаю в Формуле 1! Опять же, этим и привлекательна Формула 1: когда удается всё сделать правильно, ощущения самые приятные.
Вопрос: Вы сказали, что в 2011 году именно здесь дебютировали в Формуле 1. Какими были восемь лет, прошедшие с того самого момента?
Даниэль Риккардо: Было весело! Я хорошо помню аналогичную пресс-конференцию восемь лет назад и всякий раз чувствую себя неловко, когда вижу фотографии с того дня — я выглядел как идиот, которому нужно сходить к парикмахеру!
Время пролетело очень быстро, сейчас мне гораздо комфортнее, чем в 2011-м, я чувствую некую причастность к Формуле 1. Восемь лет назад я, наверное, напоминал оленя, внезапно попавшего в свет автомобильных фар — меня удивяло и восхищало буквально всё вокруг, я постоянно ловил себя на мысли: «Ух ты, я действительно попал в Формулу 1!»
Гонщикам свойственно верить в свои силы, но до появления результатов всегда есть некоторые сомнения, получится ли. Впрочем, с годами уверенность только крепнет. Я не ощущаю себя совсем старым — да, время идет, но я по-прежнему чувствую себя молодым и выгляжу довольно неплохо!
Вопрос: Ландо, в McLaren подписали с вами контракт на следующий сезон, примите поздравления! Насколько вас обрадовала эта новость, и каких результатов вы и команда способны добиться в ближайшие полтора года?
Ландо Норрис: Спасибо за поздравления! Сейчас я очень доволен. В последнее время мои дела складывались очень неплохо, а новость о контракте стала своего рода бонусом! Конечно, соглашение на следующий сезон позволяет чувствовать себя более комфортно, но остальном для меня ничего не изменилось.
В ближайшие два года мы должны добиться большого прогресса, я хочу чаще сражаться с Льюисом — такова моя и McLaren цель. Мы активно над этим работаем, постепенно сокращая отставание, но нам потребуется пара лет, а может и больше. Будем шаг за шагом двигаться вперед, а там посмотрим, что получится.
Вопрос: Вы сказали, что через пару лет хотите сражаться с Льюисом, однако вы уже боролись с ним на старте Гран При Австрии пару недель назад. Что скажете о том эпизоде?
Ландо Норрис: Это было здорово! В первом повороте я прошел Льюиса, притом он действовал очень корректно и не стал оттеснять меня за пределы трассы. Правда, затем Льюис оказался в более выгодной позиции на прямой и воспользовался слипстримом от машины , полноценного сражения не получилось, хотя было бы здорово, если бы оно продолжалось немного дольше.
Именно этого нам хочется — сражения за подиум! Было захватывающе немного побороться в первых рядах, удержаться в тройке лидеров шансов не было, но мне хочется верить, что в перспективе такие шансы у меня будут.
Вопрос: Вы выступали в Сильверстоуне в Формуле 4, Формуле 3 и Формуле 2. Насколько эти гоночные категории отличаются друг от друга, и как они помогли вам подготовиться к Формуле 1?
Ландо Норрис: Я начал гоняться в Сильверстоуне еще в 2014 году на машине Ginetta, правда, это было на иной конфигурации трассы. Мой уровень подготовки постепенно рос, ведь каждый круг способен принести пусть очень небольшие, но знания, которые всегда пригодятся. Но по-настоящему серьезный прогресс наступил с переходом в Формулу 3, где у машин с их размерами и массой гораздо больше прижимной силы — с ней связка Maggots-Becketts ощущается намного ярче, ты можешь атаковать на пределе и чувствуешь, чего стоят эти повороты!
Похожие ощущения испытываешь с переходом в Формулу 1 — больше прижимной силы и перегрузок в сравнении с тем, что уже чувствовал в Формуле 3 и Формуле 2. Ничего сложного, притом каждый новый шаг — это шаг вперед.
Вопрос: Джордж, в Австрии вы финишировали впереди . Похоже, с машиной удалось добиться некоторого прогресса — насколько вы уверены в том, что и здесь сумеете выступить достаточно сильно?
Джордж Расселл: Для нас сейчас важен постепенный прогресс. У команды был очень непростой предыдущий год, её структура сильно изменилась. Есть ощущение, что потребовалось сделать да шага назад, прежде чем сделать три шага вперед, но сейчас у Williams есть всё необходимое для работы над скоростью машины, и я не сомневаюсь — нам по силам сделать FW42 более конкурентоспособной.
Правда, это не отменяет того факта, что нам предстоит очередной непростой уик-энд, но мы должны продолжать выкладываться по максимуму — от недели к неделе. Что касается гонки в Австрии, было здорово соперничать с кем-то кроме собственного напарника.
Вопрос: Ровно 40 лет назад в Сильверстоуне команда Williams впервые выиграла гонку. Насколько хорошо вы знаете историю команды? Что вы чувствуете, представляя её здесь в юбилейный уик-энд?
Джордж Расселл: Мне хорошо знакома история Williams. Я неоднократно бывал в музее команды, притом каждый раз он производит на меня потрясающее впечатление. На прошлой неделе я впервые устроил экскурсию для своего тренера, мы сидели в кокпитах разных машин, и мне казалось невероятным то, как гонщики умудрялись выступать на них много лет назад — я едва смог уместить ноги, а от внешнего мира меня защищала тонкая стенка!
Я знаю, каких успехов добилась Williams, и для меня большая честь выступать за эту команду. Да, на фоне тех достижений наши нынешние результаты вызывают досадную усмешку, но коллектив работает на долгосрочную перспективу. Конечно, можно за короткое время добиться некоторого прогресса, чтобы здесь и сейчас выглядеть конкурентоспособно, но у Williams более значимые цели.
Вопрос: Льюис, каково это — быть Льюисом Хэмилтоном и приезжать на Гран При Великобритании?
Льюис Хэмилтон: Я бы сказал, ощущения такие же, как у любого другого гонщика. Это большая честь — соперничать с теми немногими, кому выпала возможность выступать в Формуле 1, высшей категории автомобильного спорта. Гран При Великобритании — особенный этап чемпионата в силу своей исторической значимости и огромного числа болельщиков, уик-энд здесь всегда получается зрелищным, а эмоции… Даже не знаю, как описать: восхищение, адреналин, прессинг — всё сразу!
В этот уик-энд со мной вся моя семья, потому он для меня особенный вдвойне. Мне очень повезло провести в Сильверстоуне несколько по-настоящему интересных гонок — не помню, сколько раз я побеждал здесь, но мы приехали сюда, чтобы добиться прогресса и снова сработать на пределе. Этап в Австрии выдался для нас непростым, здесь борьба тоже будет плотной, но я надеюсь, что в этот раз мы выступим лучше.
Вопрос: В Австрии соперники впервые с начала сезона оказались быстрее — Валттери финишировал только третьим, а вы — пятым. Вы считаете тот этап своего рода исключением, или у вас есть некоторые опасения по поводу предстоящего уик-энда?
Льюис Хэмилтон: Я бы не сказал, что у меня есть опасения — у меня нет привычки начинать уик-энд с негативным настроем. Да, я и команда знаем, что в  и Red Bull Racing сумели добиться прогресса, что в Австрии наши соперники были очень быстры, но если бы у нас самих не было проблем в той гонке, борьба была бы острее. Думаю, в этот уик-энд нас снова ждет плотное сражение трех команд. Год назад в Сильверстоуне Ferrari были очень конкурентоспособны. Red Bull Racing тогда немного уступали, но сейчас у них новый мотор, с которым они будут очень сильны. Уик-энд не станет для нас легкой прогулкой, это точно.
Вопрос: Льюис, из 79 ваших побед 5 были добыты в Сильверстоуне. Уже в воскресенье вы можете стать первым, кому удалось победить на здешней трассе шесть раз — насколько значимым был бы для вас такой рекорд?
Льюис Хэмилтон: Вы ведь меня знаете, я не гонюсь за рекордами. Если получится — хорошо, а нет — не проблема, ведь я рассчитываю выступать еще какое-то время. Сама возможность побороться за рекорд кажется мне чем-то невероятным, но главное — прогнать всё мысли о нем и сосредоточиться на работе. Я уже сказал, уик-энд точно не будет легким, нужно приложить максимум усилий, уделив внимание всем без исключения факторам. Как заметил Даниэль, у нынешних машин есть некий оптимум, притом не на всех трассах они едут одинаково здорово. Впрочем, в Сильверстоуне в предыдущие годы мы выглядели очень уверенно — надеюсь, так будет и в этот раз.
Вопросы с мест
Вопрос: (Скотт Митчелл) Льюис, Даниэль, в прошлом году в Сильверстоуне сменили асфальт, притом далеко не всем гонщикам это понравилось. В этом году асфальт опять обновили, а в некоторых местах появились гравийные зоны безопасности. Сильверстоун всегда называли трассой гонщиков, насколько вам хочется поскорее оказаться в кокпите и оценить все изменения?
Даниэль Риккардо: Я рассчитывал прогуляться по трассе — возможно, прокачусь по ней на велосипеде, так будет быстрее. В прошлом году асфальт здесь был кочковатым, многие соперники на это жаловались, но машина Red Bull Racing с кочками здорово справлялась. Думаю, стоит самому всё оценить. Как правило, я не гуляю по трассе, но если есть изменения, лучше к ним присмотреться.
Льюис Хэмилтон: Аналогичное мнение.
Вопрос: (Ливио Орихио) Даниэль, когда вы сравниваете результат в Австрии с вашим собственным результатом в той гонке, не испытываете ли вы сожаление по поводу своего решения сменить команду? И вопрос про новый асфальт — скажется ли он на скорости машин?
Даниэль Риккардо: На первый вопрос ответ отрицательный, никаких сожалений у меня нет. Отчасти я был даже рад, что в Red Bull Racing добились победы, а Формула 1 получила по-настоящему зрелищную гонку. После этапа во Франции было много… Вы догадываетесь, о каких словах я думаю, но вряд ли будет уместным их озвучивать! В общем, после Гран При Франции много говорили о скучных гонках, и здорово, что уже следующий этап оказался интересным.
Год назад к этой фазе сезона у Red Bull Racing было на счету уже три победы, тогда как сейчас только одна. Да, вы абсолютно правы, я уступаю еще больше, но я этого ожидал. Если бы я и остался в Red Bull Racing, то только для того, чтобы завоевать титул, но пусть команда победила пару недель назад в Австрии, до борьбы за титул им еще очень далеко, это факт. Не думаю, что, оставшись с ними, я добился бы чего-то такого, чего ранее не добивался, потому в своем решении я не разочарован.
Я стараюсь прийти к успеху с Renault. Да, сделать еще предстоит немало, но вместе с тем очень приятно, когда удается добиться каких-то результатов — например, одно наше выступление в Монреале затмило собой предыдущие семь непростых гонок. Если говорить о спорте в целом, здорово, что этап в Австрии получился таким интересным — надеюсь, мы еще не раз увидим нечто подобное. Хочется верить, сам я буду бороться не за двенадцатое место, поскольку ничего захватывающего в этом нет!
Вопрос: Что скажете о новом асфальте?
Даниэль Риккардо: Пусть ответят другие. Новый асфальт очень темный, он будет хорошо проводить тепло.
Вопрос: Джордж?
Джордж Расселл: Я не смогу вам ответить, пока не проеду несколько кругов по новому асфальту. Год назад гонка в Формуле 2 не стала для меня проблемой — да, кочковатый асфальт немного осложняет задачу, но ситуация такая, какая есть, она одинакова для всех, всем приходится адаптироваться. Конечно, чем более гладкий асфальт, тем проще справляться с управлением — собственно, полотно сменили больше для мотоциклистов, чем для Формулы 1.
Вопрос: Ландо, вам удалось осмотреть новый асфальт?
Ландо Норрис: Да, я успел прокатиться по трассе на скутере. Асфальт выглядит темнее, чем обычно, однако я не знаю, какого он качества. Во Франции у нас были участки свежего асфальта, на которых машина заметно скользила, но всё зависит от конкретной ситуации — разберемся по ходу пятничных тренировок.
Вопрос: Антонио?
Антонио Джовинацци: Согласен с Джорджем и Ландо. Никаких сложностей здесь нет, просто нужно адаптироваться.
Вопрос: (Жюльен Биллотт) Джордж, когда вы видите, как Ландо Норрис, которого вы опережали в Формуле 2, показывает хорошие результаты и наслаждается работой в McLaren, не возникает ли у вас мысли, что вы упускаете возможности? Возможно, вы пилотируете как никогда здорово, но немногие могут это заметить и оценить.
Джордж Расселл: Спасибо за оценку! Нет, таких мыслей у меня нет. В конце концов, на мою карьеру могут по-настоящему влиять лишь несколько человек — этот и еще несколько руководителей в Williams, а также Тото Вольфф и еще несколько руководителей в Mercedes. Все эти люди прекрасно осведомлены о положении дел и совершенно точно знают, хорошо я провел уик-энд или нет. Даже если я стабильно финишировал на одной и той же позиции, у меня были гонки, когда я понимал, что сработал здорово, но были и те, в которых я знал, что мог бы добиться большего. Я рад за Ландо Норриса и , они выступают с опытными напарниками и своим примером показывают, что новичкам по силам сражаться на равных. Если у них получается, значит, получится и у меня.
Вопрос: (Жиль Ричардс) Льюис, за годы выступлений вы добились впечатляющих достижений, но когда вы только начинали свой путь в Формуле 1, на какие результаты вы рассчитывали?
Льюис Хэмилтон: Я практически не помню то время. Всегда хочется преуспеть буквально во всём, каждый гонщик верит в собственные силы, главное — по максимуму использовать все возможности вне зависимости от того, за какую команду ты выступаешь и на какой позиции находишься. Как сказал Джордж, важно самому понимать, насколько здорово ты сработал, притом на ранней стадии карьеры каждый усвоенный опыт имеет огромное значение. Мы с Даниэлем представляем поколение гонщиков, которым больше 30 лет, притом нам тоже на ранних стадиях карьеры пришлось многому учиться. Опыт невозможно ничем заменить, а он приходит только со временем.
Конечно, я мечтал стать чемпионом мира и уже в свой дебютный год старался достичь этой цели. Амбициозная была задача, если учесть, что моим напарником был двукратный чемпион мира, но я сам ни на секунду не сомневался в том, что мне она по силам. Уверенность в самом себе есть у каждого гонщика Формулы 1.
Вопрос: (Оливер Браун) Льюис, на этой неделе высказал мнение, что если бы вы и Макс Ферстаппен выступали на одинаковых машинах, Макс оказался бы быстрее. Смелое заявление, если учесть, что в этом сезоне вы выиграли шесть из девяти прошедших гонок. Что вы обо всем этом думаете? В чью пользу будет сравнение между вами и Максом?
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, я не сравниваю себя с кем-либо, мне это не нужно. У меня нет ответа на подобные заявления, разве что каждый по-своему пытается привлечь внимание. Макс выступает здорово, предыдущую гонку провел просто фантастически — посмотрим, что у него и Red Bull Racing получится дальше.
Вопрос: (Роб Харрис) Льюис, новый контракт с Сильверстоуном рассчитан до 2024 года включительно. Планируете ли вы и через пять лет выступать в гонках, или у вас есть намерения участвовать в Формуле 1 в какой-то иной роли? И еще один вопрос: вполне вероятно, что в воскресенье вся Великобритания вместо гонки Формулы 1 будет следить за финалом теннисного турнира в Уимблдоне — нет ли ощущения, что вам нужно сотворить нечто особенное, чтобы привлечь внимание нации?
Льюис Хэмилтон: Я не понимаю, почему организаторы проводят гонку в один день с другими значимыми спортивными событиями, в частности, с тем же финалом в Уимблдоне. Это особенный этап Формулы 1, заслуживающий внимания всей нации, а не малой её части. Похоже, в воскресенье люди просто будут постоянно переключать каналы, не имея уверенности, что именно они хотят посмотреть. В Формуле 1 сейчас выступает сразу несколько британских гонщиков, каждый из нас рассчитывает подарить соотечественникам повод для гордости — лично я постараюсь добиться максимально возможного результата.
2024 год? Кажется, до него еще целая вечность! Кто знает, буду ли я всё еще выступать в гонках, но если нет, я не останусь в Формуле 1 в какой-то иной роли.
Вопрос: (Грэм Харрис) Ландо, в McLaren подтвердили контракты с вами и Карлосом Сайнсом на следующий сезон. Чем вам поможет тот факт, что перспективы предельно понятны, и что вам нет нужды отвечать на бесконечные вопросы о том, где в какой команде вы будете выступать в 2020-м? Считаете ли вы, что приняли верное решение, согласившись на очередной контракт с McLaren?
Ландо Норрис: Думаю, я принял верное решение. У меня не было опасений по поводу контракта, я был уверен в том, что выступаю достаточно хорошо, и тот факт, что команда сама предложила продлить сотрудничество, лишь добавил мне ощущения счастья.
Поскольку я не думал о контракте, вряд ли его подписание как-то скажется на моей уверенности. Я давно верю в команду, команда верит в меня, мы продолжим работу и постараемся добиться прогресса. Уверен, у нас с Карлосом впереди немало интересных сражений!
Вопрос: () Льюис, в 1992 году в Сильверстоуне болельщики собирались на трибунах, чтобы поддержать своего кумира — . Сейчас вы находитесь в схожей ситуации: билеты на предстоящую гонку полностью раскуплены, притом многие придут понаблюдать именно за вашим выступлением. Но если среди болельщиков Формулы 1 вы очень популярны, то своим соотечественникам — поклонникам других видов спорта вы не настолько известны, как в свое время был им известен Найджел Мэнселл. Почему у вас нет такой же всеобъемлющей популярности среди британцев, какой пользовался Мэнселл?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, люди вправе самостоятельно решать, кого им поддерживать. В детстве я не мог себе представить, что у меня будет хоть один болельщик помимо отца и мамы. Для меня большая честь, если есть хотя бы один, но болельщиков гораздо больше, и я очень благодарен судьбе за такую поддержку. Чем дольше я выступаю в Формуле 1, тем больше шансов изменить отношение людей к моей персоне, но я уже счастлив с той поддержкой, которую имею.
Вопрос: Возможно, все дело в усах Найджела?
Льюис Хэмилтон: Усах? Мне никогда не отрастить такие усы, как у Найджела! Возможно, мне следует прицепить искусственные усы и проверить, скажется ли это на популярности!
Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, есть ли у вас совет для Ландо и Джорджа? Как вы оцениваете их выступление в нынешнем сезоне?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что парни нуждаются в моих советах. На пути к Формуле 1 они прошли через те же гоночные серии, через которые прошел я, притом и Ландо, и Джордж выступают очень здорово. Да, им приходится решать разные задачи — в частности, Джордж сейчас выступает за команду, у которой на протяжении многих лет наблюдаются трудности, он изо всех сил старается помочь им добиться прогресса. Я с большим уважением отношусь к  и его команде, Williams заслуживает сражения в первых рядах.
Здорово, что после нескольких непростых сезонов у McLaren дела идут неплохо, в Австрии у нас даже было небольшое сражение с ними! Прогресс Ландо впечатляет, этот парень выступает на одном уровне с гораздо более опытным напарником. Мне будет интересно понаблюдать, как будут дальше прогрессировать Ландо и Джордж, как они оба будут справляться с трудностями — надеюсь, в какой-то момент в сражении с ними я смогу достойно представить тех, кому уже минуло тридцать лет!
Вопрос: (Стивен Кэмп) В последнее время звучало немало предложений о том, как осложнить работу гонщика в кокпите. Есть ли у вас самих мнение на этот счет? Возможно, имеет смысл отказаться от усилителя руля или уменьшить прижимную силу — что скажете?
Антонио Джовинацци: Я хочу, чтобы у нас была возможность вплотную преследовать соперника, но решение не в моей власти. Посмотрим, как будет Формула 1 с 2021 года.
Даниэль Риккардо: Вопрос о возможности сражаться в гонке, пожалуй, ключевой. Было бы здорово, если бы отрывы в пелотоне были минимальны, но главное — способность вплотную преследовать соперника. Сейчас при попытке подобраться приходится иметь дело с двумя факторами: во-первых, машина теряет существенную часть прижимной силы, а во-вторых, шины перегреваются, из-за чего снижается уровень сцепления с трассой. Всё это никак не способствует интересной борьбе.
Отказ от усилителя руля? Не думаю, что такой вариант возможен с нынешним уровнем прижимной силы и перегрузками. В случае проблем в гидравлической системе мы просто не в силах направить машину в поворот. Конечно, мне хочется сказать, что я очень крепкий, жилистый и всё такое, но моих усилий хватит разве что на один круг, не на пятьдесят.
Льюис Хэмилтон: Согласен. Важно заметить, что впервые за годы моих выступлений в Формуле 1 гонщики действуют сообща. Мы сплотились в рамках одной группы, работаем с FIA над новыми правилами и надеемся внести свой позитивный вклад. Нужно продолжать в том же духе и вместе двигаться к цели.
Конечно, возможны небольшие изменения, за счет которых управлять машиной станет немного сложнее. Нам и сейчас не так-то просто вести машину по трассе, в таких условиях абсолютный отказ от усилителя руля вряд ли что-то изменит, но если возникнет реальная необходимость, мы могли бы уменьшить его влияние. Собственно, мы можем сделать это уже сейчас, но реальной нужды в этом нет, так как общая ситуация останется прежней. Думаю, есть много более важных аспектов. Как сказал Даниэль, если борьба будет более плотной, повысится и зрелищность — пожалуй, это главное, к чему мы стремимся.
Ландо Норрис: Практически нечего добавить. Для всех нас главное — борьба в гонке. Физические нагрузки меня не беспокоят, ведь мне приходилось иметь с ними дело в картинге, Формуле 4, Формуле 3, Формуле 2. Каждый раз я был вынужден повышать свой собственный уровень. Здорово, что в Формуле 1 есть усилитель руля, в плане нагрузок на тело в Формуле 2 было намного сложнее. Да, можно добавить сложностей, но не думаю, что это приоритетный вопрос для Формулы 1.
Джордж Расселл: Как сказали парни, ключевой приоритет — возможность вплотную сражаться друг с другом, но не менее важно, как мне кажется, иметь возможность атаковать в квалификационном режиме на протяжении всех семидесяти кругов гонки. Тогда и требования к физической подготовке будут явно выше, ведь если ты постоянно приподнимаешь ногу с педали газа, стараясь сэкономить топливо или ресурс шин, тебе приходится не настолько тяжело, как если бы ты атаковал изо всех сил. Думаю, нам хотелось бы заполучить обе возможности.
Перевод:
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео