Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Татьяна Дваждова: Я не удивилась своей победе над мужчиной

Она придумала себе мужское имя, сменила документы, и все это для того, чтобы на боксерском ринге бороться с мужчинами наравне. Она не хотела снисхождения и безжалостно бросалась в бой, считая, что различия между женским и мужским спортом – лишь общественные предубеждения. Татьяна Дваждова в эксклюзивном интервью телеканалу «МИР» рассказала, почему ей так важно в спорте конкурировать с мужчинами и чего стоил ей путь к пьедесталу.

Татьяна Дваждова: Я не удивилась своей победе над мужчиной
Фото: Мир24Мир24

- Первый к Вам вопрос. Я понимаю, что его задают очень часто. – расскажите, кто это и как он появился.

Видео дня

- Я выступала под этим именем. У меня были своего рода поддельные документы. По ним я заявлялась на соревнования, потому что по-другому выступать со всеми просто невозможно.

- То есть Вы хотели выходить на поединок простив мужчин?

- Да. Женские категории являются следствием представлений о женской физической неполноценности относительно мужчин. Меня это всегда возмущало. И сейчас я делаю все возможное, чтобы это изменить.

- А как происходило Ваше выступление под именем Владимира Ермолаева? Изменяли ли Вы себя внешне?

- Я просто подстриглась коротко – ничего особенного не делала, потому что считаю, что мужчины и женщины похожи. И если убрать социальные условности – одежду, манеры, – их будет сложно отличить.

- Татьяна, когда Вы приняли решение выступать под собственным именем?

- Я раскрыла всю эту историю с выступлениями под чужими документами в СМИ. Я заранее знала, что это сделаю. Надеялась, что меня допустят до нормальных соревнований, но этого не произошло. Есть продвижения, есть залы, которые меня соглашаются допускать и других женщин согласятся допустить, но это все соревнования любительского уровня, маленького формата.

- Из 16 поединков, Вы сказали, сколько побед?

- Честно говоря, я не считаю. Наверное, побед девять-десять.

- А когда Вы первый раз победили мужчину, что Вы почувствовали?

- Я не удивилась. Я занимаюсь, я стою в спаррингах – я верю в то, что продвигаюсь. Хотя я нахожу много статей – абсолютно бредовых, якобы научных. Например, читала, что у женщин-спортсменок сила удара в лучшем случае 100 килограммов, а у мужчин – 300-400. Это ерунда. Даже я – а я себя не считаю сильной спортсменкой – выбивала 320 килограмм.

- Когда к Вам пришло осознание того, что Вы хотите драться и участвовать в поединках именно против мужчин?

- Я захотела заниматься околофутболом. Ехала в метро, встретила фанатов. Было ощущение, что что-то свыше снизошло. Я в тот же день записалась в секцию, поняв, что должна идти с ними.

- Околофутбол, как я понимаю, – фанатское движение, когда люди не только ходят на футбол в качестве зрителей, но еще и параллельно, за стадионом, участвуют в поединках?

- Да. Возможно, для меня это была спортивная составляющая: участвовала в драках, ходила на сектор, но для меня это было не главным. Для меня это своего рода спорт.

- Правильно ли я понимаю, что Ваш первый околофутбольный поединок выпал на 8 Марта?

- Это было 8 Марта. Было очень холодно, минус 20 градусов. После этого я была очень счастлива, хоть мы и проиграли, а я сильно получила.

- Как это происходило? 8 Марта. Приходите. Большое количество фанатов-парней. Они Вас как-то поздравили перед поединком?

- Нет. Лидер сказал ребятам, что для них приготовлен сюрприз. Они, конечно, не знали, что выйдет женщина. Запомнила хорошо, это было как в кино: я лежу, меня добивают, человек сидит сверху, он сказал такую фразу, мол, либо скажи «стоп», либо тебе станет плохо. Я ответила, что не могу сказать «стоп».

- И он Вас продолжил добивать?

- Да. Но успели прибежать люди с моей стороны. Драка была минут 12. Она была длинного формата.

- Когда заканчивается такое мероприятие? Когда люди понимают, что пора расходиться?

- Есть смотрящие, которые останавливают процесс. В основном такое происходит, когда все лежат и не могут встать. Иногда обговариваются дополнительные условия.

- Татьяна, давайте отойдем от темы поединков. Чем Вы еще увлекаетесь?

- Я работаю грузчиком и веду тренировки. Еще развожу сантехнику.

- То есть это тяжелый, мужской труд.

- Я считаю, что это хорошая, несложная работа. Сложнее – стоять на ногах в магазине сутки или работать кассиршей. Хотя заявляют, что это женская, легкая работа.

- Как к Вам относятся коллеги? Может, они помогают что-то поднести или не дают лишний раз переносить что-то тяжелое?

- Что Вы. Я работаю, я за это получаю деньги. Работаю на том же уровне, что и все. Я не могу сказать, что я жертва и меня обижают. Я в принципе такого не позволяю. Все знают, что я на это радикально отреагирую: могу ударить или применить оружие. У меня есть травматический пистолет, но пока к нему не обращалась.

- Вы себя когда-нибудь чувствуете хрупкой девушкой? Хотите внимания, любви, цветов?

- В каких-то ситуациях такое желание возникает. Со своими друзьями я добрый, спокойный, внимательный человек. А для чужих я должна быть угрозой.

- Угрозой в каком плане?

- Если люди ведут себя бесчестно, оскорбляют мой род, я сделаю все возможное, чтобы этого не происходило.

- Можно еще один достаточно личный вопрос? В будущем, когда, допустим, у Вас родится дочь и она захочет тоже заниматься боксом, как Вы отреагируете?

- Я была бы счастлива. Я бы хотела вырастить такую дочь. Я бы ее с ранних лет отвела в зал и, возможно, свозила с собой на «забив», чтобы она увидела, как ее мать дерется, как она отстаивает себя. Пускай видит какое-то отношение мужчин, пускай видит, чтобы в дальнейшем ее это не шокировало.

- А Вы не боитесь, что, когда отвезете ее на «забив», и она увидит, как Вас бьют, она получит психологическую травму?

- Я считаю, что она приобретет травму, если во взрослом возрасте придет в зал и ей скажут, что это занятие не для женщин. В свое время меня это шокировало на всю жизнь.

- Что поможет убрать это разделение в спорте между мужчиной и женщиной?

- Главное, чтобы люди осознали, что это неправильно. Опять же, им стереотипы внушали всю жизнь.

- Татьяна, последний вопрос. Есть ли у Вас жизненное кредо?

- Для меня главное – вернуть женщинам величие и отстоять честь своего рода.