Ещё

Александр Красных: в озере боюсь плавать, потому что дна не видно 

Александр Красных: в озере боюсь плавать, потому что дна не видно
Фото: Спорт РИА Новости
Призер чемпионатов мира по плаванию в интервью Веронике Гибадиевой рассказал о конкуренции в среднем кроле, страхе открытой воды и перспективах эстафеты 4 по 200 метров на Олимпиаде в Токио.
— Александр, вы в Будапеште завоевали свою первую индивидуальную медаль по длинной воде на чемпионатах мира. Что важного с тех пор произошло в вашей жизни, в карьере?
— Много воды утекло, и было много событий, которые и негативно, и позитивно повлияли на карьеру. Ни для кого не секрет, что меня отстранили от тренировочной и соревновательной деятельности по состоянию здоровья прямо перед чемпионатом Европы в Глазго. С одной стороны, вроде восстановился, с другой — пропустил основной старт сезона, и после этого начинать было достаточно сложно. Да и 2018 год сам по себе был достаточно непростым, начиная прямо с января. Мы ездили на сбор в Таиланд, может быть, из-за того, что тренировался в том климате, в итоге оказался в больнице… В общем, все могло повлиять. Ну а потом был чемпионат мира в Ханчжоу, сравнительно неплохой, и неплохой чемпионат России. Конечно, было тяжеловато, все-таки довольно давно не было серьезных стартов по длинной воде, но, тем не менее, опыт помог нормально выступить на отборе.
— Медаль как-то придала уверенности в себе?
— Как говорил наш бывший тренер (Анатолий) Журавлев, медаль осталась вчера. Это золотые слова относительно достижений в спорте, да и не только в спорте. Зацикливаться на этом ни в коем случае не стоит. Собственно, я и не придавал этому особого значения.
— Как понимаю, в этом году уже не было никаких сборов в Таиланде.
— Да, в этот раз начали год на Тенерифе, делали уже несколько иную работу. Ну и ввиду того, что Вероника и Слава Андрусенко стали выступать за Татарстан, мы поехали вместе на сборы, за что спасибо руководству спорта республики. Мы тренировались там, где нам удобно, сделали цикл подготовки в открытых бассейнах. Это дало о себе знать. Я неплохо проплыл 400 м на чемпионате России, да и результат на 200 м тоже можно назвать сравнительно неплохим, если учесть, с каким багажом я на этот отбор приехал.
— В Татарстане создали первый в России клуб по водным видам спорта. Расскажите об этом?
— Да, у нас появился клуб «Синтез» под руководством Ирека Хайдарович Зиннурова. В клуб вошли и ватерполисты, и прыгуны в воду, и пловцы. Интересно, что из этого получится. Возможно, кто-то поддержит это начинание, и клубов станет больше. Было бы интересно посмотреть, вообще возможно ли развитие клубной системы в России.
— Как оцениваете конкуренцию на ваших дистанциях за последние годы?
— Она выросла, и очень сильно. Когда я начинал, только выплывал из 1 минуты 47 секунд, потом постепенно стали и другие выплывать из этого результата. Теперь мы уже видим, что на чемпионате России выигрывают с результатом по 1 минуте 45 секунд, дальше — 1.46,0, потом 1.46,3… Вот такая статистика по призерам. В общем, на 200 м конкуренция сейчас такая, что проходящих людей в финальном заплыве нет.
— А на 400 м?
— У нас появился Мартин Малютин, который показывает неплохие результаты. Искренне надеюсь, что его ждет хорошее будущее. Ну а остальные пока не очень любят плавать 400 м, хотя и объемы у нас не очень большие — 11 км в день. Это действительно относительно небольшая цифра.
— Почему сами не отказываетесь от этой дистанции?
— Ну это просто мой профиль. Я и двести плаваю через 400 м, через длинный конец. Скорости у меня не хватает на другой подход к ее проплыванию.
— Какую дистанцию больше любите — 400 или 200 м?
— Обе считаю своими основными, поскольку ничего другого я плавать на нормальном уровне просто не умею.
— Очень самокритично звучит.
— Не умею от слова «совсем» (смеется).
— А на 800 м попробовать себя не хочется? Там и до открытой воды не так далеко!
— Знаете, я в озере боюсь плавать, потому что дна не видно, и в море стараюсь не окунаться. Возможно, это потому что я очень привык к бассейну, где все чистенько, аккуратненько. Озера, реки, море — это уж совсем в крайнем случае.
— Ну а когда читаете новости, что люди выигрывают на дистанции 87 км, что на ум приходит?
— Будем соблюдать приличия, не станем употреблять нецензурных выражений и скажем просто «Вот это да!»
— За год до Олимпиады чьи результаты уже сейчас нужно брать на прицел? Вы же наверняка следите за секундами соперников.
— Я, скорее, слежу за результатами, проецируя их на эстафету 4 по 200 м, и могу сказать, что на Олимпиаде финал будет жаркий.
— Все будет настолько плотно, что уже утром надо будет плыть достаточно быстро?
— Думаю, да. Расклад довольно серьезный. Японцы были третьими в Рио, китайцы выставят хороший состав, бразильцы. Ну и американцы, которые хоть сейчас и не показывают крутых результатов в этой эстафете, к Олимпиаде, как всегда, наскребут по сусекам и найдут четырех человек, которые плывут по 1 минуте 45 секунд. Не знаю, как это возможно, но они это делают. У британцев, опять же, команда усилилась, и теперь это уже заявка на олимпийское золото. Вот за ними всеми надо следить. Ну и плюс австралийцы! Им и с часовыми поясами получше будет, чем многим.
— К слову, о часовых поясах. Вам какая идея больше нравится — с ночными финалами в Рио или утренними в Токио?
— В моем случае, лучше плыть финал ночью. Я, конечно, уже задумывался по поводу утренних финалов. Судить о том, как оно будет, пока сложно — опыта у меня такого нет, хотя ребята рассказывали, как все происходило на Играх в Пекине. И, как понимаю, это было весьма необычно (смеется).
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео