Ещё
Зрители возмутились низшими оценками Загитовой
Зрители возмутились низшими оценками Загитовой
Фигурное катание
Поветкин впервые в карьере завершил бой вничью
Поветкин впервые в карьере завершил бой вничью
Бокс
Россиянка выиграла золотую медаль в финале Гран-при
Россиянка выиграла золотую медаль в финале Гран-при
Фигурное катание
Роналду посчитал потерянные «Золотые мячи»
Роналду посчитал потерянные «Золотые мячи»
Футбол

Антон Шибалов из «КАМАЗ-мастера» выиграл «Шёлковый путь — 2019» — интервью 

Антон Шибалов из «КАМАЗ-мастера» выиграл «Шёлковый путь — 2019» — интервью
Фото: Чемпионат.com
Был ли прав бурятский сурок-всезнайка, кто в «КАМАЗ-мастере» оплачивает штрафы за превышение скорости и быть ли ралли-марафону в Париже.
Гонщик «КАМАЗ-мастера» стал победителем ралли-марафона «Шёлковый путь — 2019», а вместе с ним в тройку лишних вошли и . А когда добивается успеха, то совсем скоро оказывается в гостях у «Чемпионата». Шибалов и Каргинов, а также примкнувший к ним пресс-атташе «КАМАЗ-мастера» и медиадиректор «Шёлкового пути» Эрик Хайруллин ответили на вопросы журналистов и читателей.
«У нас с Димой осталось по одному пробелу»
— Антон, с победой! Снял ли этот успех определённый прессинг, который мог быть из-за отсутствия громких успехов? — Антон Шибалов: Конечно, отсутствие побед давило. У всех наших ребят уже было минимум по одной победе на «Шёлковом пути», теперь и у меня есть. Рано или поздно это должно было случиться! Теперь мне поспокойнее. Карьера может закончиться в любой момент, это спорт. Теперь осталось два «пробела»: у Димы и меня нет победы на «Дакаре». При этом если у Димы есть призовые места, то у меня и таких нет! Есть к чему стремиться. — Учитывая такой расклад, не почувствовали дополнительного давления, когда узнали про сход и выход в лидеры? — А. Ш. : Груз ответственности, конечно, был. Команда на тебя смотрит, ждёт победы. А все мои партнёры имеют побольше опыта, подгоняют сзади. Такие «волки» тебя караулят, пытаются навязать борьбу! Это тяжело. Кстати, в начале гонки кто-то ходил за прогнозом к бурятским шаманам. Они нагадали, что победит «КАМАЗ». В какой-то момент, когда отставание от лидера выросло до двадцати минут, казалось, что шаманы абсолютно ошиблись. Зато после схода Вязовича сразу вспомнили этот прогноз и были поражены. — Эрик Хайрулин: Хм, а у меня другая информация была. Что гадал не шаман, а сурок-всезнайка, и что победит вообще «ГАЗ-Рейд», а из камазовцев лучшим станет Айрат Мардеев. — Андрей Каргинов: Каждый услышал по-своему!
— Вязович лидировал весьма уверенно. Не опасались, что с таким темпом осилит всю гонку и оставит вас без победы? — А. Ш. : Честно говоря, не верилось, что всю гонку можно провести так гладко и хорошо. Сергей — быстрый пилот с хорошей техникой, но было ощущение, что в какой-то момент может что-то случиться. Может, не такой серьёзный инцидент, но какая-то остановка. Не помню ни одного «Дакара» или «Шёлкового пути», чтобы какой-либо из ведущих экипажей обошёлся вообще без проблем. Это был бы настоящий счастливчик. Такое в жизни возможно, но я подобного не встречал. Кстати, когда у Сергея произошёл переворот при преодолении дюны, то мы эту дюну даже не брали: просто её объехали. Что-то сверху подсказало не лезть туда. Экипаж Сергея перескочил верхушку, их «МАЗ» скрылся за дюной — мы совершенно не представляли, что с ними там что-то произошло. А нам при заезде на дюну чуть-чуть не хватило хода. Я уже хотел развернуться и со второй попытки всё-таки заехать. Дюна была корявенькая, но преодолимая. Однако штурман предложил объехать левее — там мы увидели след от джипов и мотоциклов, встали на курс и поехали.
Лежащий «МАЗ» мы не видели — думали, что они просто отстали в зоне дюн. Так что до финиша держали высокий темп, пытаясь оторваться и отыграть время, ведь перед этапом уступали где-то 15-16 минут. Про аварию Сергея узнали, только когда финишировали. А он думал, что когда мы пытались преодолеть дюну, то увидели его происшествие, но уехали. — Андрей Каргинов: Смысл нам так поступать? Во-первых, даже по регламенту мы обязаны удостовериться, что у попавшего в аварию экипажа нет травм, а иначе нам будет грозить серьёзный штраф. Во-вторых, все ведь помнят: сегодня в аварию попал соперник, а завтра на его месте можешь оказаться ты. Наконец, время за остановку тебе компенсируют. Поэтому надо помогать. — А. Ш. : Мы встретились с Сергеем на торжественном ужине после финиша, поговорили. Надеюсь, никаких обид нет.
— Наш читатель Павел обратил внимание на объяснения Вязовича, что он попал в аварию в том числе из-за коробки-автомата, с которой труднее погасить скорость. — А. Ш. : Свои нюансы, безусловно, есть. Нужно время, чтобы привыкнуть. С механикой действительно можно затормозить на дюне, включив более низкую передачу. Но педаль тормоза никто не отменял! Мы с Андреем, кстати, первый раз ехали в гонке с автоматической коробкой — нет такого опыта, как у Айрата и Эдика. — А. К. : От некоторых рефлексов трудно отойти. Это как на обычной машине. Все ведь сначала учатся с механической коробкой, и пусть сейчас большинство ездит на автомате, но все равно правая рука по привычке лежит на рычаге. У нас то же самое: хочется иногда воткнуть более низкую передачу. — А. Ш. : Я до сих пор привыкнуть не могу. Сажусь в грузовик, начинаю заводить и пытаюсь выжать сцепление. Тормоз такой — вщщщ! Так или иначе, пока автомат показывает себя более надёжным, чем механика. — А. К. : Переключения более плавные, сцепление не может выйти из строя. Ещё одно преимущество — меньшая усталость гонщика. Мы однажды подсчитали, что с механической коробкой пилот за спецучасток переключал передачи одну-две тысячи раз. То есть прикладываешь усилия ноги, задействуешь правую руку, а руль держишь одной левой. У нас даже перчатки у всех больше всего стёрты на указательном и большом пальцах левой руки, потому что постоянно им вцепляешься в руль. Единственное, из-за усложнения конструкции вес с автоматом чуть больше. Но в целом ощущения положительные. Однозначно, это шаг вперёд, пусть ещё надо привыкать к автомату и повышать мастерство управления с такой коробкой.
«Лампочка на секунду гаснет»
— Что ещё нового испытывали на «Шёлковом пути» и готовите теперь к «Дакару»? — А. К. : Как всегда, подвеску. На бездорожье ограничивающий фактор быстрого движения — это человек: насколько ты в состоянии вытерпеть нагрузку. Так что есть два пути: повышать выносливость экипажа и улучшать подвеску, чтобы машина смогла ещё прибавить и опять дойти до границы, где может терпеть человек. В подвеске два элемента: рессоры и амортизаторы. Мы постоянно что-то ищем, испытываем. Бывает, шаг вперёд сделаешь, бывает — два назад. Прогресс на месте не стоит, это творческая работа. — Капотный грузовик по-прежнему ждёт омологации и на «Дакар» не поедет? — Эрик Хайруллин: Ждём омологации, да. Пока же капотник — очень достойно, кстати, выглядящий по сравнению с разработками соперников — позволяет нам лучше понимать, чем занимаются конкуренты. — А. К. : Хотелось бы отметить, что мы довели нынешнюю бескапотную модель до очень хорошего уровня. «Шёлковый путь» вновь показал её конкурентоспособность. Так что нельзя говорить, что мы жить не можем без капотника. Это направление ведётся параллельно, но и бескапотная модель продолжает дорабатываться.
— Ну а пока капотник и  блистают в роликах «Ред Булл». Когда будет ваша очередь? — А. К. : Эдику изначально была поручена работа по доводке капотника, это во многом его детище, так что вполне логично, что управляет машиной именно он. Формально у нас все автомобили в команде обезличены, но когда строится новый грузовик, то сразу назначается его будущий пилот, который и отвечает за постройку. Однако бывало, когда мы менялись машинами. Например, на этапе чемпионата России в Астрахани я сел за руль автомобиля Антона, а он — за руль моего. Нужно было испытать определённые новинки. — И как ощущения, когда едешь в «чужом» грузовике? — А. Ш. : Поначалу действительно как в чужую машину садишься. Но стоит немножко проехать — и уже становится как родная. — А. К. : Потом наоборот уже в своей машине непривычно! Посадка не та, мелочи… Но вообще это больше моральный барьер. Как только стартуешь, то всё забываешь. — А. Ш. : А что касается роликов, то просто так складывается, что сейчас в них чаще оказывается Эдик. В своё время я и Дима Сотников снимались в рекламе «Балтимора». Думаешь — да чего там кино снимать, пошёл и снялся. На самом деле, работа непростая: люди почти сутками сидят на площадке. Нам было интересно.
— Кстати, а на кого зарегистрированы боевые грузовики в ? На пилотов? — А. Ш. : Мы столько на зарабатываем! (Смеётся). — А. К. : Записаны на команду, но штрафы всегда платят те, кто нарушили. Автомобили проходят техосмотр, имеют страховку — всё, как полагается. С завода нас выпускают только с выписанными путёвками, всё строго. — «КАМАЗ-мастер» опять перемешивал экипажи на «Шёлковом пути»? — А. Ш. : Да, у всех были новые молодые механики, чтобы попробовать людей в деле. Это не значит, что они обязательно будут ездить дальше. Нужно было посмотреть, как все справляются. Всё зависит от самого человека — если захочет, будет трудиться, стараться, то все дороги открыты. — А. К. : Многим просто здоровья не хватает. Были случаи, когда человек проехался, но потом сказал, что больше не может. Это же не шахматы! Физическая нагрузка неимоверная. Нужно понимать, на что идёшь, если связываешь свою карьеру с кабиной. Люди и близко не могут представить, что происходит в кабине. Всякое бывает в гонке: иногда единственный шанс сохранить машину — нажать не на педаль тормоза, а на газ. Такие удары происходят! Как говорится, лампочка на секунду гаснет. — А. Ш. : У нас один моторист всё время просил посадить его в кабину. Он такой мощный, коренастый. Посадили его в Астрахани — даже не на гонку, просто на тренировку. Кое-как он выдержал, а теперь обходит «КАМАЗ» стороной! Подходит к кабине, только когда мотор заглушен! ФОТО 1.JPG Подпись — Эрик Хайруллин, Антон Шибалов и Андрей Каргинов в гостях у «Чемпионата»
«У нас физически так машина не поедет!»
— Как вам маршрут «Шёлкового пути — 2019»? — А. Ш. : Интересный. Новые места, новые локации. Посмотрели Иркутск, Байкал. Правда, в Монголии было многовато скоростных спецучастков. — А. К. : Мы подсчитали: один раз 12 минут подряд ехали на полном газе, 50 процентов допа шли на максимальной скорости. Хотелось бы чуть больше бездорожья и навигации. Но, конечно, были сложности и риск — речь не идёт о том, что ты можешь болтать и рассматривать пейзажи. Все равно кто-то рисковал больше и выигрывал время. Тут ведь тоже важно нащупать грань и не превысить скорость. — А. Ш. : Один раз прибор зафиксировал у нас скорость 159 км/ч! Я судьям говорю: «У нас физически так машина не поедет!» Видимо, какой-то глюк GPS был. Штраф за это превышение удалось оспорить. Прибор «Сентинель» тоже хотелось бы доработать: не раз бывало, что ты сзади в пыли подъезжаешь к сопернику, посылаешь сигнал, а соперник не реагирует — потом говорит, что не слышал сигнала. Это просто опасно и даже страшно: пыль стоит столбом, ничего не видно! А вдруг соперник в этот момент обогнал мотоцикл или остановился? Очень опасная ситуация. — А. К. : Проверить, слышал ли тебя соперник, можно только после финиша. Хотелось бы сразу в ходе гонки знать, дошёл ли сигнал, чтобы лучше понимать ситуацию. Обгон — это всегда риск. Если не дай бог что-то случится, то виноват будет ехавший сзади гонщик. — А. Ш. : Иногда видишь, что до соперника метров сто, а организаторы говорят, что там триста было! Так что функция с обратным оповещением очень помогла бы.
— Э. Х. : Если вернуться к Монголии, то надо учитывать, что в «Шёлковом пути» впервые принимали участие мотоциклисты. Организаторы учитывали их появление и, наверное, делали трассу чуть безопаснее. А вообще Монголия — замечательная страна с замечательными пейзажами. Если она останется в обойме на следующий год, то, уверен, в следующем году трасса там станет ещё интереснее. Кстати, у команды оказалось очень много фанатов в Монголии. Настоящие фанатские группировки приезжали в гостиницы и просили сфотографироваться. А один раз приехал «зилок» 131-й — словно из наших 90-х годов. Из него вышел очень колоритный водитель-монгол в национальной одежде. Мы с ним сфотографировались, выложили фото. Так нам потом внимательные фанаты написали, что на «ЗИЛе» к капоту прикручен знак медведя — вроде бы . Фанаты сообщили, что это знак сейчас стоит дороже, чем весь «зилок»! — А. Ш. : Знали бы, на кепку поменяли бы! Кстати, необычно: за всю гонку практически никто у нас не просил никакой атрибутики. В Аргентине чуть ли не требовали кепки, а вот на «Шёлковом пути» только просили сфотографироваться. Мы такие — эй, ребята, а кепку? За всю гонку один-два раза попросили. — Каким будет маршрут «Шёлкового пути» в 2020 году? Помнится, в своё время анонсировали старт чуть ли не в Париже? — Э. Х. : Мы живём идеей организации гонки по маршруту Париж-Москва-Пекин. Если это получится, будет здорово. В этом году уже получилось спустя двадцать лет вернуть ралли-рейды в Монголию. Чувствовалось единение с гонками «Мастер-Ралли» 90-х годов. Я невольно сравнивал нынешнюю картинку с той, что была в материалах, посвящённых тем гонкам. Если в следующем году удастся начать всё в Париже, будет вообще шикарно! Но не хочу бежать впереди паровоза, будем ждать новостей.
«Решение по составу на «Дакар» появится в сентябре»
— Как вам Саудовская Аравия как место следующего «Дакара»? — А. К. : Ждём новых приключений! Понятно, что будут дюны, каменистые участки. Здорово, что покажем нашу технику в новой стране. Кстати, было очень приятно увидеть так много любителей ралли-рейдов в Иркутске.
— А. Ш. : Саудовская Аравия должна напоминать Африку. Нравится, что будет открытая территория, а не «трамвайная гонка» между заборами, как в Аргентине. Должно быть интереснее. — А. К. : Проще будет с логистикой, часовой пояс ближе к нашему. Это приятные бонусы. — Э. Х. : Я слышал, что зимой в Саудовской Аравии даже наводнения могут быть! — А. К. : Как и в Африке, температура ночью может до нуля упасть. В общем, будет много новых нюансов, и это интересно. Вдобавок ко всему у «Дакара» будет новый гоночный директор Давид Кастера — посмотрим, что он изменит.
— Техника своим ходом из Челнов поедет? — А. К. : Она у нас всегда своим ходом, кроме воды. На воде пока не научились, но работаем над этим! (Улыбается). Сделают погрузку на паром где-нибудь у Средиземного моря. Ещё один плюс нового места «Дакара»: технику можно отправить позже: в конце ноября — начале декабря.
— Проводы на Красной площади не планируете? — Э. Х. : В теории всё возможно, но это зависит от интереса партнёров команды. А. Ш. : Единственный минус поздней отправки техники — поедем уже по снегу. Всё-таки наши машины не приспособлены для езды в холодную погоду. А. К. : В кабине свежо! Для борьбы с весом применяем самый тонкий металл, никакой обшивки или утеплителя нет. Бывало, что и в варежках и валенках едешь за рулём! — Эрик, наверняка довольны, что будет легко найти новую фактуру для знаменитых «Путевых заметок»? — Э. Х. : Конечно. В Южной Америке было уже очень трудно найти и показать что-то новое.
— Когда будут приняты решения по экипажам на «Дакар» и по тому, вернётся ли «КАМАЗ-мастер» на «Африку Эко Рейс»? — Решение по «Африке Эко Рейс» руководство ещё не приняло, будут взвешиваться все спортивные, маркетинговые и прочие аспекты. — А. К. : Насколько помню, было объявлено, что в «Дакаре» примут участие не более четырёх камазовских экипажей. Ну а кто именно, будет решаться позднее. Мы с пониманием относимся к тому, что ещё нужно подождать. Вероятно, решение появится в сентябре. — А. Ш. : Честно говоря, мы сами до последнего знать не будем!
— Вопрос от нашего коллеги из Казахстана Анатолия Пака. Знаете ли вы, что казахстанская команда «Астана» практически перестала существовать после сокращения финансирования. Вам не будет хватать таких соперников? — А. Ш. : Очень жалко, что ребята перестали участвовать. — А. К. : Естественно, вся проблема сводится к финансированию. Дай бог, чтобы команда ещё возродилась. Ребята не теряют надежды. Того же  недавно видели на первом этапе серии Can-Am в Казани — он выступал на квадроцикле. Он по-прежнему полон энтузиазма — человеку без разницы, на чём участвовать, главное ехать! — Традиционный финальный вопрос. Когда будете отдыхать после длинной и сложной гонки? — А. Ш. : Ждём корпоративного отпуска через две недели, он всегда в августе. — А. К. : Уходим отдыхать в одно время с большим «КАМАЗом». Это правильно: у нас очень много связей с главным предприятием, и когда там все в отпусках, то работа замедляется. Мы это уже проходили: одного сотрудника нет на месте, другого… Логично всем вместе корпоративно уйти и потом вернуться отдохнувшими.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео