Ещё

Томас Цорн, интервью: «Спартак», Кононов, Черчесов, Крал, Шюррле, Тиль 

Томас Цорн, интервью: «Спартак», Кононов, Черчесов, Крал, Шюррле, Тиль
Фото: Чемпионат.com
Огромное интервью с гендиректором красно-белых — о бесковском футболе, доверии к тренеру, рекордных покупках и философии клуба.
В первой части интервью объяснял, почему не будет приглашать Массимо Карреру на матчи , а также начал разговор о важности Андре Шюррле для строительства новой команды. В продолжении же можно найти ответы на огромный массив актуальных вопросов — от прихода Черчесова до ухода Мелкадзе и наличия биокамина с  в фаншопе «Спартака».
— Не считаете, что восемь миллионов евро за выкуп Шюррле, которому уже почти 30 лет, — это дорого? — А вы знаете, что восемь? Я не могу сказать вам цифру, но она намного меньше, чем восемь. Намного — это не на миллион и не на два. Намного меньше. — Исходя из его игры, вы можете выкупить его уже зимой? — К чему спешка? Давайте посмотрим, как он выступит. И потом будем от этого отталкиваться. — В условиях прописан тот срок, на который вы обязаны будете подписать с ним контракт? — Нет, мы оформляем трансфер. По-моему, у нас… не комментируется контракт (смеётся). У нас есть договорённость с игроком на определённый срок, но контракт не прописан. Примерное понимание срока контракта есть. — Три года? Если три года, то это ловушка для вас. — Не три года, не скажу сколько.
«У «Спартака» — рекордное лето по продажам»
— Мы же правильно поняли ваши предыдущие слова о том, что у «Спартака» сейчас положительная разница между продажами и покупками? — У нас рекордное лето по продажам, клуб никогда не продавал на такую сумму. — Это 35 миллионов евро? Больше, меньше? — Суммы называть не буду. — Хотя бы порядок цифр. — Не скажу. Вы спрашиваете: «Это 35 миллионов?» Я отвечаю: «Примерно да», — и всем всё понятно. Давайте без цифр. Вы же знаете, как мы продавали раньше. В этот раз — больше. И разница положительная. Несмотря на то, что Тиль — это рекордная покупка. Мы взяли немало игроков, но и отпустили много. При том, что не всех отпустили за деньги. Но тем самым мы очень хорошо урезали зарплаты. Если считать всё вместе — мы не в минусе. — Тиля купили за 17+1 миллионов? — В прессе звучала цифра 18. Но нет, не 18. Меньше. — На сколько? — Не скажу. По условиям сделки мы не можем называть цифры.
«Спартак» был вынужден продать »
— Как вы определяли, кого из футболистов нужно продать? — Вы имеете в виду, как мы определяли цену? — Нет, именно сам факт — кого. В разговорах с ними или ещё как-то? — По-разному. На сборах я говорил с каждым игроком как минимум один раз. Считаю, что это правильно: если приходит новый руководитель, он должен познакомиться со всеми. Часть причин расставания — омоложение состава. Нам нужны были молодые ребята, хорошо готовые физически на все 90 минут. Вторая причина — финансовый фэйр-плей. У нас нет Лиги чемпионов, и мы должны были компенсировать тот доход, который клуб недополучил. Там, конечно, мы заработали бы больше, но продажа Фернандо помогла. Третья причина — высокие зарплаты некоторых игроков. В этом плане мы тоже экономим. — Был какой-то внутренний потолок, когда вы говорите игроку, что столько платить не можете? Вроде: «Или падаем, или нужно идти на продажу». — Нет, у нас такого нет. Все новые контракты — намного меньше, чем было. Расходы мы срезали. Пока всё нормально. Но по действующим контрактам я пока не говорил с игроками. Если ты начинаешь этот разговор, то должен продлевать. — Правда, что Адриано и Зе Луиш сами хотели уйти? — В конечном счёте — да, хотели. У Адриано было хорошее предложение из Бразилии, а по Зе было удачное сочетание цены и его желания играть в Португалии. — Он хотел уехать именно в Португалию? — Он прямо об этом не говорил, но, когда всплыл этот вариант, явно обрадовался. — А был вариант его оставить? — А где тогда мы бы взяли такие деньги на покрытие расходов на фэйр-плей? — То есть, положение было безвыходное — и клуб на тот момент был вынужден продавать Зе? — Мы не могли его не продать, потому что нам был нужен доход. Тем более тогда у нас не было выгодного предложения по Фернандо. — Получается, «Порту» мог знать о ситуации в «Спартаке» и купить Зе Луиша дешевле, чем он стоит? — Ситуации бывают разные, но здесь мы долго торговались. Нам нужно было продать, им был нужен нападающий — и тренер «Порту» хотел Зе, потому что его знает. Активно включился он, включились агенты — и пошло. — Зе Луиш — нападающий для Англии. Почему его агенты сделали выбор в пользу Португалии? — Это надо у них спросить. У нас же запросов из Англии не было. — Вы продали Зе, но сейчас складывается ситуации, когда в команде один номинальный нападающий — Понсе. — А Ларссон и Шюррле? Ларрсон, по идее, центральный нападающий. — Хорошо, сформулируем так: рослый нападающий. — А зачем? Я несколько дней назад был в Женеве и ужинал с генеральным директором «Ливерпуля». Он мне сказал: «У нас вообще нет ярко выраженных нападающих, игроки группы атаки ротируются впереди, но при этом мы играем в хороший футбол». У «Спартака» тоже есть цель играть в похожий футбол. Для этого необязательно нужен рослый форвард. — У «Ливерпуля» есть Мане и Салах, которые могут убежать и решить любой эпизод, есть очень умный Фирмино. — Не понимаю, что вы хотите сказать. — Что у «Спартак»" нет футболиста уровня хотя бы Промеса, который мог решать. — Дайте время. Я верю в наших футболистов.
«Если будет результат, футбол Бескова перестанет кого-то интересовать»
— Если оценивать трансферную кампанию «Спартака» по пятибалльной шкале, сколько поставите? — Я себя должен оценивать? Лично я выполнил в трансферное окно всё, что планировал. — Тогда давайте возьмём центр: Крал, Тиль, Зобнин и Гулиев — это мощные ребята, бегущие, но не самые креативные. Ни одного игровика. Это не совпадает немного с игровой концепцией, некогда озвученной . По факту «Спартак» сейчас — контратакующая команда такого немецкого стиля. — В современном футболе физика — очень важный фактор. Это во-первых. Во-вторых, российский чемпионат требует хорошей физики, это не Испания, где можно обыгрывать только на технике. У нас был Фернандо, который мог обвести и ударить, посмотрим, как будет сейчас. — Но вы говорите про систему. Система «Спартака» — три мощных центральных полузащитника, правильно? — Система — это 90 минут скорости.
— Это система клуба или всё-таки тренера? — Это система современного футбола в том числе. Когда я пришёл в клуб, мы с Олегом Георгиевичем Кононовым сели и обсудили в том числе и это: как «Спартак» будет играть. Чтобы не было такого, что мы покупаем ему не нужных игроков, а он нам рекомендует тех, кто не устраивает нас. И был назван такой вариант. — Тему бесковского кружевного футбола можно закрыть, как смешную? — Почему смешную? — Потому, что о ней когда-то было заявлено главным тренером, но предпосылок к такому футболу нет и не будет. — Для нас, на данный момент, самое важное — результат. Бесковский стиль, легендарный футбол — это, безусловно, хорошо, но сейчас важно выигрывать. — Не стоит ли тогда закрыть тему с бесковским футболом, потому что это основная зацепка за Кононова? — Если будет результат, то бесковский футбол никого не будет интересовать. Результат — лучший ответ.
«Вылет из ЛЕ на перспективах Кононова не отразился. Клуб ему доверяет»
— На вашем восприятии Кононова как тренера сказался вылет из Лиги Европы? — Вылет из Лиги Европы никого из нас не устраивает и не может устраивать в принципе. Это спорт, и мы хотим везде выигрывать. Нет такого, что у нас есть неважные турниры. Также это большой финансовый минус. — Вылет от «Браги» как восприняли? — Неважно, от кого вылет. — От «Челси» или «Браги» — здесь есть разница. Повторим вопрос: ваше отношение к тренеру изменилось после этого? — Ничего не изменилось. Нас всё устраивает. Кононов только недавно получил последнего нового футболиста, ребятам нужно сыграться. Тот же Шюррле три месяца не играл, и под конец августа было видно, что ему тяжело. Пауза была необходима. И он не один такой. Это не оправдание, мы должны были проходить, потому что и финансовые потери есть из-за вылета. Но тот факт, что у новой команды будет больше времени, чтобы найти себя, вполне может оказаться небольшим позитивом. — Это потому, что вы понимаете, что команда обновилась, и тренер просто не мог успеть настроить новый футбол? — Да. Пришло много новых игроков, и он не мог дать команде свой импульс. Команда жила от матча к матчу — восстановление, игра, восстановление, игра. Сейчас же есть возможность ставить футбол. — А не было шансов как-то успеть с трансферами тех же Тиля и Ларссона до старта Лиги Европы? — Когда переговоры вышли на решающую стадию, они уже сыграли за свои клубы. Во-вторых, с Тилем была принципиальная позиция АЗ — им было важно, чтобы он помог в некоторых матчах. — Но наверняка же выбирали между несколькими игроками. Неужели тот факт, что два, а если брать Крала, то и три в перспективе лучших игрока команды не могут помочь в Лиге Европы — вас не волновал? — Не волновал. Мы знали, что берём ребят на долгий срок, на перспективу. Мы не могли отталкиваться от одного или четырёх матчей. Наш приоритет с новым составом — выйти в групповой этап Лиги чемпионов. — То есть иметь полный состав для конкретного выхода в группу ЛЕ — было не так важно, как взять конкретных футболистов? — Да, мы не стали бы жертвовать качеством и взяли тех, кого хотели на длительный срок. — Чтобы покрыть издержки от непопадания в Лигу Европы, а это 10 миллионов евро, вы теперь должны либо занимать первое-второе место в РПЛ, либо продавать кого-то на ту же сумму? — Нет. Мы потеряли эти деньги для финансового фэйр-плей, но не обязаны их покрывать другими доходами. — В итоге какие цели сейчас стоят перед тренером и командой? Если, допустим, третье место и выигрыш Кубка — Кононов будет уволен? — Олег Кононов — тренер «Спартака». Мы ему доверяем. Что будет через год — посмотрим. Давайте дадим тренеру поработать.
— Кононов проиграл один турнир и может проиграть два других. — Давайте говорить по факту. — Понятна ваша позиция. По-вашему, в команде всё хорошо? — Для меня было бы важно, чтобы дискуссия вокруг Кононова прекратилась. Он наш тренер, мы ему доверяем и ждём, чтобы он привил команде свой стиль и почерк. Давайте посмотрим, как у него это будет получаться. — То есть вам важно видеть игровой прогресс укомплектованной, молодой команды, которая со временем будет все сильнее и сильнее. — В том числе — да. — Раньше Кононов говорил, что на постановку футбола нужно 4 месяца. Когда вы ждете результата? — Результата ждем, но надеемся, что четкий рисунок футбола Кононова проявится уже к зимней паузе.
«На  был спрос. Клубы РПЛ говорили: он может стать у нас лидером»
— Хотелось бы немного пройтись по игрокам. Зачем нужно было переподписывать Георгия Мелкадзе, у которого зарплата 3 миллиона рублей и ноль голов с момента переподписания, а «Спартак» только и пытался отдать его в аренду. — Мелкадзе — наш воспитанник и отлично выступал на юношеском уровне. Мы обязаны были дать ему шанс развиваться. А аренда — это как раз такой шанс. Это же не значит спихнуть игрока, а дать ему возможность расти в другом клубе, где у него будет игровая практика. — Вы считаете потенциал Мелкадзе достаточным, чтобы он вернулся и играл в основе «Спартака»? — Это зависит от него. Мы этой арендой дали ему возможность расти. В конце сезона посмотрим. — На него был спрос среди команд РПЛ? — Конечно. Он же нашёл команду. Это хороший футболист, и на него готовы делать ставку клубы РПЛ, о чём они нам и говорили. Мелкадзе сейчас важно получать игровое время. — Как реагируете, когда идёт травля какого-то футболиста? Например, когда каждый день про Мелкадзе писали. — Травля идёт по многим, в конце концов. Надо как-то абстрагироваться от этого и оценивать потенциал игрока. Мелкадзе ушёл в аренду, потому что на данный момент не соответствует требованиям «Спартака». Но он может прийти к этому уровню через работу. — Сколько получил агент за продление контракта Мелкадзе? — Я постоянно слышу, что у Мелкадзе была какая-то большая комиссия, бонус. Это неправда. Наоборот. Агентская комиссия за продление Мелкадзе была равна нулю.
«Крал стоит своих 12 млн Ставлю цель продать его с позитивной разницей»
— Два трансфера хотим обсудить. Начнём с Крала, которого недавно купили за 400 тысяч из «Теплице», а «Спартак» отдал за него 12 млн Причём, по словам чехов, вы четыре раза за несколько дней улучшали предложение. — Во-первых, из «Теплице» его купили за миллион, а по «трансфермаркету» он стоил 900 тысяч. Но надо ориентировать не на сайты, а на трансферный рынок. На Крала были претенденты из Англии, которые хотели взять его на перспективу также за хорошие деньги. Да, для нас это большой трансфер, заплачена серьёзная сумма, но это самый талантливый игрок своего возраста в Чехии, футболист сборной. Я вижу потенциал роста и ставлю цель со временем продать его с позитивной разницей. — С какой цифры вы начинали переговоры? — Про цифры говорить не буду. Скажу, что ключевым фактором этой сделки, помимо перспективы, послужило то, что Крал был именно тем футболистом, которого мы хотели на эту позицию. — То есть не Соучек был первым? — Нет. Для чехов, которые не очень-то и хотели Крала продавать, было очень важно, чтобы мы дали ему доиграть квалификацию Лиги чемпионов. Они в итоге хотели даже больше денег, но им понравилась наша позиция, что мы дали время и игроку, и клубу.
— Мы так говорим о Крале, будто чешский футбол — показатель. Там есть молодой Комличенко, который забивает по 30 голов, но в России никому не нужен и за 3 миллиона. — Это зависит не от чемпионата, а от конкретного футболиста. — Чем тогда так крут Крал? — Несколько факторов. Первый — физический, это показали даже те тесты, которые мы делали в клубе. У него правильный настрой. Он такой футболист, которому ничего в жизни не давалось легко. С юного возраста работал дополнительно с психологами, мотиваторами.
— С психологами? — Да, в детско-юношеской школе. Тренерами для личностного роста. Я говорю не о психотерапевтах, конечно. — Но если бы Тамез не сорвался, Крала бы не было? — Еще раз: да, мы вели переговоры по Тамезу, но с Кралом общались раньше. — Что случилось с Тамезом? — Не готов был переходить. Ну и в конце концов, если смотреть сейчас на Крала… Тамез — игрок, который может дать результат сейчас, но у него нет перспективы роста. Потом эти деньги не отобьёшь. Крал может и сейчас результат дать, и ещё расти. Поэтому мы рады, что всё так закончилось. — Но Тамез не приехал на медосмотр. Это большое разочарование для гендиректора, за которое кто-то должен отвечать. — Он не приехал, потому что у нас не было окончательно согласованного трансфера. Да, мы прибыли туда, разговаривали с агентами и готовы были устроить медосмотр, но не договорились. — Правда, что у «Спартака» очень жёсткие дисциплинарные санкции? Какая-то часть зарплаты гарантирована, а остальное клуб может вычесть в качестве штрафов. — Зарплата и премиальная часть разделены. Но в наших контрактах нет такого пункта, из-за которого игроки боятся ехать. — Говорят, Тамез тоже отказался из-за этого. — Нет, там совсем другая тема. Но я не могу об этом рассказать. Нет у нас никакого пункта, которого все боятся. Контракты, какими были раньше, такие и есть сейчас.
«Европейский клубы предлагали за Тиля 14 млн»
— Не считаете, что Тиль, которого купили за 15+ и Крал за 12 — дублируют друг друга и по позиции, и по функционалу? — Нет. — Олег Георгиевич тоже так считает? — Да. Это разные позиции. У Кононова нет никаких вопросов. Крал — наш опорный полузащитник, на этой позиции он играл в «Славии». При этом он может играть «бокс-ту-бокс» и центрального защитника. Он вообще умеет играть в футбол, в сборной Чехии его иногда ставят и «десяткой». — Когда вели переговоры, сказали, на какой позиции вы его видите? — Конечно. Перед каждым переходом мы показываем футболистам два видео. Первое — имиджевое. В нём рассказываем о Москве и клубе, чтобы они понимали, куда едут, и что медведи по улицам тут не ходят. Второе видео сделано совместно с тренерским штабом — оно о тактике и стиле игры. С его помощью они понимают, как играет команда Кононова.
— В видео употребляется русское слово «кружева»? — Нет (улыбается). — Исходя из ситуации с Тилем, правильно думать, что владелец клуба иногда приносит списки с фамилиями потенциальных новичков? — Иногда ему звонят люди и рекомендуют футболистов. Всё, что получает клуб, он спускает мне и спрашивает моего мнения. Наша коммуникация происходит ежедневно. — Но все-таки, повторим цифры. Крал за 12 млн — дорого. Тиль за 15 — супердорого. Зачем их брать по максимально высокой цене? — Вы опять смотрите на сайты, а не на рынок и не модулируете, что случится в будущем. Надо же всё учитывать. Если заиграют, будут стоит более 20 млн По Тилю у «АЗ» были предложения на 14,5 млн из других европейских лиг. Какая у него в таком случае рыночная цена?
— Не знаю. — А о чём тогда вы говорите? Для нас это рекордный трансфер. Но мы получили высококачественного игрока. — Если будет такая же ситуация как с Фернандо, когда продали плюс-минус за те же деньги, что и покупали, будете довольны? — Как плюс-минус? Мы там заработали неплохо. — В том бизнес-плане, который вы подали руководству, какая потенциальная трансферная стоимость у Тиля? — Как я могу вам это сказать сейчас? — Ну вы прописывали, что деньги на эти трансферы можно будет вернуть? — Моё мнение — да, можно. Это наша обязанность — приобрести, чтобы потом продать.
«Вели Гилерме, но выбрали Максименко»
— Уже понятны цели на зимнее трансферное окно? Болельщики считают, что надо усиливать края защиты. — Мы пока укомплектовались. Давайте посмотрим, как команда будет выступать в следующих играх. — Селихов получил серьёзную травму и снова не будет играть. Каковы его перспективы в «Спартаке»? — Мы его вылечим и выведем на его уровень, а потом посмотрим. — Почему ушёл Вартапетов? — Скажу так: это плановое обновление структуры клуба. — Зачем «Спартаку» был нужен Гильерме? — Что значит зачем? У нас его и нет. — Вы его хотели. — Мы рассматривали рынок. Селихов на тот момент только восстанавливался после травмы и был не на своём уровне, поэтому мы просчитывали варианты. В конце концов пришли к общему мнению, что надо довериться Максименко.
— Но Кикнадзе говорит, что предложение по Гильерме было очень хорошим. Чем он вас так покорил? — Какой смысл сейчас говорить о Гильерме? Мы же в конце концов его не взяли. — Мнение фанатов приняли во внимание? 80% восприняли разговоры о Гильерме в штыки, в том числе защищая Максименко. — Мнение фанатов важно всегда, но на решение повлияло доверие к Максименко. — Тогда вопрос про Левашова. Писали, что контракт уже был согласован. — Я с ним никак не контактировал. У нас был целый ряд вратарей из многих клубов. Смотрели, кто из них номер один, кто играет. Мы их оценивали, но переговоры вели не по всем. В итоге, повторю, остановились на том, что доверяем Максименко и ждем, пока восстановится Селихов. — Сейчас, когда случилась ситуация с Селиховым, будете искать свободного агента на эту позицию? — Нет. — Будете привлекать Романьоли? — Это решать тренерскому штабу. Я не буду им диктовать, кого привлекать. Сейчас вопрос по вратарям закрыт.
«Мирзов? Все решения по трансферам принимаем коллегиально»
— Какая роль была у Кононова в трансфере Мирзова и зачем он ему звонил? — Звонок комментировать не буду, но мы хотели этого футболиста, и мы его взяли. — Вы сказали, что покупаете игроков не для тренера, а для клуба. Кто, помимо Мирзова, был кандидатурой Кононова? — Нет такого. В конце концов решение должно быть совместным. Если наши взгляды на кандидата не совпадают, то надо сесть и совместно решить, какой вариант будет лучшим для клуба. — Мельгарехо — единственный футболист «Спартака», с которым вы хотели расстаться? Почему не удалось? — Вариантов, устраивающих и игрока, и клуб, не оказалось. — Но его агент очень жёстко высказался в адрес тренера. Были дисциплинарные санкции к футболисту? — К нему не может быть никаких санкций за то, что говорит его агент или бабушка. У Мельгарехо позитивное мнение о тренере. Если не ошибаюсь, он сам говорил Кононову, что не отвечает за слова агента и не согласен с ними. — Интересна ситуация по Кутепову. У «Спартака» сильный центр обороны, но футболист, отыгравший чемпионат мира, вряд ли захочет долго сидеть на скамейке. — Илья очень хорошо всё понимает. Конечно, его не может устраивать ситуация, при которой он не играет. Всё-таки он действительно отыграл очень хороший чемпионат мира, обладает амбициями, да и требовательность к себе у Кутепова есть. Мы регулярно общаемся с ним, и я даю ему понять, что он важный игрок. Это футбол, и ситуация может очень быстро измениться. Главное, чтобы он был готов играть в любую минуту. — Есть риск, что ему всё это надоест, и он просто уйдёт к конкурентам? — Тут как раз фактор коммуникации. Чтобы он не плюнул на всё и не ушёл, нужно всё амортизировать, для этого и общаемся. — На последней тренировке с основой занимался . Говорят, он перерос уровень «Спартака-2», какие у него перспективы? — У него фантастическая статистика в ФНЛ. Но ФНЛ и основа «Спартака» — очень большая разница. Он сейчас тренируется с основой и хорошо смотрится. Посмотрим. — Какие перспективы у ? — Вернётся из аренды и посмотрим. — То есть он вернётся? — Зимой аренда закончится, потом увидим. Может, и не вернётся
«Европейские клубы хотели Жиго, но он не продается»
— В это трансферное окно были футболисты, по которым вы отвечали на предложение отказом? — Были. Был большой спрос на Максименко, Бакаева. Были российские клубы, которые обращались к нам. Также был спрос иностранных клубов на Жиго. Но мы не доходили до переговоров, потому что он не продаётся. — Не бывает такого. За сколько «Спартак» готов отдать Жиго? — Он бесценный для нас. Хорошо, мы можем поставить Кутепова в центр защиты. Если что-то произойдёт, там будет Гапонов. Но у нас нет длинной скамейки. Жиго — один из лидеров команды. Сколько нужно заплатить, чтобы из Европы взять игрока уровня Жиго? Это будет дороже, чем наш Тиль. — Если одного Жиго взяли за восемь, почему нельзя взять второго за те же деньги? — Потому что уровень Жиго на данный момент выше, чем тогда. — Можно взять чуть ниже уровнем. — У Жиго действующий контракт, какой в этом интерес «Спартака»? Он наш лидер и очень важен для команды.
«700 миллионов агентских? Ничего себе…»
— Возможно ли подписание долгосрочного контракта с возрастным футболистом в нынешней системе ценностей клуба? — Зависит от футболиста. Я считаю, что не стоит этого делать. — Вы бы подписали тот самый трёхлетний контракт с Глушаковым? — Я не подписывал с ним контракт. — Чисто теоретически. Подписанный контракт, футболисту 30 лет, он только что был капитаном чемпионской команды. — Я не знаю, что сказать по поводу Глушакова. Подписание контракта зависит от футболиста. Если ему 28 лет, как Шюррле, то почему нельзя подписать на три года? На пять или на четыре — я бы не подписывал. На три можно. Если футболист лидер и делает результат. Но, на мой взгляд, подписывать тридцатилетнего футболиста на три года — это долго. Нужно продумывать опции. — В прошлом году «Спартак» выплатил 700 млн рублей агентских. Возможно ли, что при Томасе Цорне сумма будет примерной той же? — Это официально? — Да, на сайте РФС было. — 700 миллионов, ничего себе…Ну, не знаю, если купим 40 футболистов… Позиция по агентским у нас сейчас такая: выплаты не должны превышать 10% от фиксированной зарплаты футболиста. Получает человек миллион евро за четыре года — 10% от этих денег идёт агентам. Летом ни разу не вышли за эти рамки. То есть процент от самого трансфера никто не получает. Некоторым, особенно при продлении, мы вообще не платили агентских. Как я уже говорил, по Мелкадзе мы заплатили ноль.
«Состав «Спартака» не подбирался под Черчесова»
— Как относитесь к мнению, что нынешний состав «Спартака» подбирался под Черчесова? — Впервые слышу это от вас. — Но вы с ним не консультировались по футболистам? — Только по тем, которых он знает по сборной, спрашивали его мнение. — И по Мирзову? — Да. Но давайте не будем про , сейчас опять начнут писать одно и то же. Мы не ищем тренера, он у нас есть! Кононов устраивает клуб, и мы с ним работаем. Почему мы должны обсуждать Черчесова? Почему не обсуждаем Сёмина? — Он имеет опосредованное отношение к истории «Спартака». Для Черчесова проявить себя в этом клубе — нереализованная мечта. — Ну это ваш взгляд. У нас с ним нет никакого контакта на этот счет. Конечно, я его знаю, как и многих других тренеров. Надо собирать информацию из разных источников, у каждого тренера есть свой взгляд. Но это не имеет никакого отношения к клубу, мне это лишь помогает формировать мнение о футболисте. — Вы считаете Станислава Саламовича хорошим тренером или блистательным? — Он в сборной, и у него это хорошо получается. Желаю ему там только удачи. — У вас когда-нибудь заходила с ним речь о «Спартаке»? — Ни разу. Ни с моей, ни с его стороны. Мы общаемся, он ходит к нам в ложу и смотрит игроков сборной. Не будем же мы его игнорировать. Я с ним здороваюсь. И Федун с ним тоже здоровается. — Гендиректор должен задумываться о будущем. Учитывая, что у Кононова истекает контракт, что вы об этом думаете? — На данный момент ничего. Давайте посмотрим, как он справится с работой.
«Спартак» не будет жаловаться на тяжелый календарь»
— Правда, что к вам были претензии со стороны совета директоров по поводу календаря «Спартака» в августе? — Лично ко мне? — Вы ведь ходите на собрания РПЛ, можете лоббировать интересы клуба. Вы получили очень тяжёлый календарь. — А у других?
— У  он блистательный. — Тяжёлый календарь у всех, кто в квалификации еврокубков. Плюс они имеют преимущество, потому что играли в групповых этапах своих турниров. Это общее правило. — Вы получили между играми Лиги Европы, «Зенит» в начале сентября. — Считаете, мы должны исключить ЦСКА с «Зенитом», и просто не играть с ними? Тяжело всем, кто играет в квалификации. Вернусь к англичанам, с которыми я общался, они играют восемь-девять матчей через два дня — на третий. Это жизнь. У нас должен быть такой настрой: мы должны выходить и биться, неважно с кем. — Какие вводные вы давали составителям календаря? — Каждый клуб имел возможность написать официальное письмо с какими-то пожеланиями по календарю. В этом году он составлялся не Пышкиным, а системой. Мы указали свои пожелания. Наша коммерция попросила играть один матч на выезде из-за концерта.
«Хорошо отношусь к Дзюбе, но возможности его вернуть нет»
— Кто и когда придёт на замену коммерческого директора ? — Мы объявим. Кандидаты уже есть. В ближайшее время можно ждать, это россиянин. — Но биокамин с Владимиром Гранатом останется в продаже? — Давайте спросим у нового коммерческого директора, когда он придёт. — Вы были на многих стадионах Европы, в том числе и в фаншопах. Фаншоп «Спартака» устраивает? — Мне нравится наш фаншоп на стадионе.
— Там до сих пор висит портрет Дзюбы, закрытый красно-белым флагом. — Лично я там Дзюбу ещё не видел. — Если бы была возможность вернуть воспитанника Артёма Дзюбу в «Спартак», вернули бы? — Её же нет. — У Дзюбы через 10 месяцев истечёт контракт, уже в декабре вы можете вести с ним переговоры. — Я очень хорошо отношусь к Артёму Дзюбе, но мы его не рассматриваем. — Кстати, мы помним прошлый сезон, когда одна часть фанатов выступала за руководство и условного Глушакова, а другая — против. Был явный конфликт интересов, который, как мы понимаем, распространялся и на коммерческую деятельность клуба. Как сейчас ведётся диалог с болельщиками? — Мы встречались несколько раз в большом кругу, Леонид Арнольдович присутствовал, Олег Георгиевич присутствовал, я присутствовал. Это было общение не только с фан-клубом, но и с различными группировками. У нас открытая коммуникация. Вроде бы дела постепенно налаживаются.
«Два года назад пытался организовать турнир в Штатах. Карерра не захотел»
— По поводу «Кубка Флориды» в США. Что это такое и в чём ваша логика? — Решение было согласовано в августе. Организаторов я знаю давно, мы с ними находимся в контакте. Это очень интересно с точки зрения развития клуба, рынка. Первая российская команда, которая будет проводить сбор в США. Там хорошие условия, соперники. Это очень интересная история с точки зрения пиара и маркетинга. — Была информация, что вы хотели организовать сборы «Спартака» в США еще два года назад. — Я это предлагал «Спартаку» два года назад. Каррера не захотел. — Инсайдеры писали, что Измайлов. — Нет, Каррера. — У вас будет коммерческая выгода от этого турнира? — «Спартак» имеет все шансы заработать. У нас есть права на все игры, на размещение рекламы. Потом они покрывают большую часть расходов. — «Спартак» может заработать больше, чем на Кубке «Матч Премьер»? — Американцы нам покрывают расходы на транспорт, еду и проживание. За участие в этом турнире нам не платят. Нам это выгодно, рекламодателя можем разместить на бортах. У нас есть хорошие соперники, лучше играть с лидерами латиноамериканских чемпионатов, чем в том же Дубае с азиатскими клубами.
— В зимнем розыгрыше Кубка «Матч Премьер» «Спартак» не участвует? — Мы всерьез рассматриваем такую возможность.
— Довольно сложная логистика. Олега Георгиевича спрашивали об этом? — Конечно, без разрешения главного тренера ничего не решается. Олег Георгиевич сразу согласился. Но в чём проблема лететь Штаты? , «Барса» летают летом в короткий перерыв в Штаты, в Японию. «Аякс» в том году участвовал в «Кубке Флориды», прошли довольно далеко. «Франкфурт», дошедший до полуфинала Лиги Европы, тоже был на этом турнире. Немцы регулярно участвуют в каких-то акциях в Лос-Анджелесе, из Германии в Лос-Анджелес лететь дольше, чем из Москвы в Майами. — Сколько времени проведёте в Штатах? — Мы летим туда на две недели. За неделю перед чемпионатом перелетаем, играем, перелетаем обратно, затем у нас пауза и новый сбор. «Спартак» раньше обычного выйдет из отпуска. Думаю, не второго числа, чуть позже. — Вас, кстати, устраивает ТВ-контракт? Нет мысли выйти из телевизионного пула и самостоятельно контент продавать? — Во-первых, телевизионный контракт, который есть у нас в лиге, не самый высокий. В европейском рейтинге находится во второй десятке. Контракт этот действует ещё два года. И потом сейчас выйти из пула невозможно по условиям соглашения между РФС и РПЛ.
«Успешный результат — попадание в группу ЛЧ»
— Затихла ваша тема про народный «Спартак». — Она не затихла, она двигается. Это почти ежедневная тема в клубе, просто не афишируется. Но она разрабатывается, ждите проект, — Цорн действительно показывает бумаги, лежащие на столе. — Когда вы покажете проект? — Сначала нужно создать рабочую группу. Мы её разрабатываем. Когда у нас будет готовый вариант для представления, мы это сделаем. Ничего не затихло. — Говорят, вы самый высокооплачиваемый управленец среди клубов РПЛ? — Я не слышал об этом. Не знаю, сколько зарабатывают другие да и не готов комментировать такие вопросы. Какая разница? — Но у вас однолетний контракт со «Спартаком»? — У меня многолетний. — Какие результаты по итогам сезона вы посчитаете успешными для себя в первом сезоне? — Если мы попадём в групповой этап Лиги чемпионов. — А с коммерческой точки зрения? — У нас поставлена цель — оптимизация бюджета. Это хорошо получается со спортивной точки зрения. Конечно, у нас были разовые расходы по трансферам, которые нас не устраивают, но они есть. В будущем команда же не будет каждый год так меняться. Эта команда построена на перспективу. «Спартак» должен быть структурным, доходным и побеждающим. Такова моя и наша общая цель на ближайшие годы.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео