Ещё

Артемий Панарин: Зачем вы лезете мне под кожу? 

Артемий Панарин: Зачем вы лезете мне под кожу?
Фото: Советский спорт
Первым отстрелялся Мика Зибанежад. Его фантастическая серия из двух матчей с четырьмя очками в каждом прервалась. Хотя мог ее продлить в самом дебюте, когда потерял шайбу на синей линии хозяев. Швед убежал на одного , но бросил бесхитростно. Никто тогда, конечно, не уловил, что это признак беды ньюйоркцы попросту заржавели за почти неделю бездействия. Ойлерз за это время заглянули на Лонг-Айленд и в Нью-Джерси, где забрали по два очка.
Далее, разумеется, солировал первая шайба в НХЛ как-никак. Затем подтянулся. Ему было что рассказать, как держал команду в игре при счете 1:0. Однако на 27-й минуте, после того как  устроил необязательный проброс, запустил издалека от защитника 1:1. На 54-й минуте шведский ветеран не зафиксировал шайбу в простой ситуации, и  сделал погоню безнадежной 1:3.
ИСПОРЧЕННЫЙ ТЕЛЕФОН
Но вот и  к вашим услугам. Странно, появление игрока франшизы на семь ближайших лет никакого энтузиазма среди местных медиа не вызвало. Может, всех смущает, что общение идет по-прежнему через переводчицу?
— Тяжело играть против звена Макдэвида, когда они владеют шайбой? последовал первый вопрос, как будто на него есть несколько вариантов ответа. — Да, конечно, нужно уметь и без шайбы играть. Будем работать над этим компонентом, — девушка перевела и повисла пауза. Как тут не вспомнить игру в испорченный телефон. Репортер, судя по всему, вообще не понял о чем речь-то? Равно как все остальные. Первым пришел в себя финский журналист ему-то и придумывать ничего не нужно было.
— Я рад за Какко. Первый гол в НХЛ придаст ему уверенности. Будет еще лучше играть.
И снова пауза. Я уже хотел брать инициативу в свои руки. Однако кто-то решил поинтересоваться, почему у Рейнджерс в этот день не заладилось большинство. Девушка с приличным английским акцентом несколько раз уточнила вопрос, пока Артемий разобрался, что к чему.
— Да в целом неплохо получалось. Мы просто сегодня другую комбинацию попробовали. Немного недопоняли друг друга.
Интересно, что-нибудь из этого выйдет в местной прессе? И если да, то в какой интерпретации?
БРОДВЕЙСКАЯ СКАЗКА НЕ ЗАКОНЧИЛАСЬ
— Ну что, Артемий, бродвейская сказка закончилась? бодро начал я. Однако Панарин мой тон не поддержал: — Нет, — сухо отрезал форвард.
— То есть просто слишком долго отдыхали? Тонус потеряли? — Ну, конечно, это сказывается. Нелегко было в ритм войти. В принципе все равно игру неплохо вели. Забить только не смогли.
— Но у вас что-то с броском случилось. Много мазали. — Разве? Вы хоккей вообще смотрели? Похоже, нет. Вы, что, не заметили, как я во втором периоде бросил с ходу? В девять летело. Вратарь сидел там. Ему в плечо попало. Вы это видели?
Вот молодчина! Подловил московского корреспондента. Действительно, этот момент я пропустил. Отвлек сосед в ложе прессы. Весь первый период он таращился на мою аккредитацию, а также на карточку на столе с фамилией и названием издания. Так как в Медисон Сквер Гарден в пресс-боксе тоже всегда аншлаги, все места строго именные. К слову, меня в этот раз посадили в кресло под панаринским номером 10. Случайно или нет не знаю. Так вот, американца сильно зацепила вывеска Soviet Sport.
— Советский? Но СССР давно нет, — начал он разговор.
— СССР нет, а газета есть. Все привыкли к этому названию. Зачем менять? В этом году мы 95 лет отметили.
Est. 1924, гордо написал я на той самой карточке.
— Да, понимаю. Вы чтите свою славную историю. Знаете, у меня корни из вашей страны я из семьи русских евреев. Точнее, украинских.
— А у меня тоже один дед был украинцем, а другой родился в Латвии, но мать его из Австро-Венгрии.
— Да? Так и у меня по матери родня из Австро-Венгрии. Они под Львовом жили
Пока мы разбирались с нашими родословными, я и упустил нить игры. Но потом взял себя в руки. На трибуне. А теперь и в раздевалке Рейнджерс. Следующий вопрос Панарину уже пришелся точно в цель.
— Артемий, но в конце матча вы ведь с убойной позиции в стекло залепили? — Согласен. Но это нелегко. Игроки на поле. Мешают. Должен попадать.
ПОСЛЕДНИЙ ВОПРОС
— Last question, — вдруг вмешался пресс-атташе Рейнджерс.
— Жестко тут у вас, — слегка опешил я. — Ну так вы под кожу лезете. Как с вами разговаривать? Следующий раз даже не буду с вами общаться.
— Серьезно? подыграл я. — Конечно. Дистанцию вообще не соблюдаете.
— Так что тогда будем делать? — Ну спрашивайте. Вам же разрешили последний вопрос. Давайте подкожный. Ваш любимый.
— Сегодня с вашим лучшим другом Бобровским планируете встретиться? — А когда мы во Флориду летим? оказывается, Панарин даже не знал, что в этот день вечером Флорида встречалась с Нью-Йорк Айлендерс на его льду. Ах, вот в чем дело. А они остаются?
— Да. 14 октября сыграют в Ньюарке с Нью-Джерси. А сегодня их матч с Айлендерс в семь вечера начнется. Можете еще успеть на Лонг-Айленд подъехать. Или у вас собрание будет? — Нет. Не поеду. Буду отдыхать. Наверное, встретимся, но позже.
— Кстати, а как провели пять дней паузы? — Так лишь один выходной дали. Тренировались все время. Это не всегда хорошо. Следующая игра у нас опять через шесть дней. А потом 15 матчей за месяц. Не совсем удобно. Но ничего будем работать.
— Желаю вам успеха. — Спасибо.
На этой оптимистичной ноте под пристальным взглядом пресс-атташе мы расстались, хотя Какко все еще продолжал болтать с соотечественницей. Прерываясь разве что на просьбы фотографов попозировать с первой шайбой в НХЛ.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео