Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Дмитрий Комбаров о «Спартаке», «Крыльях», Каррере, Глушакове, Коноре

– о боях, , «Крыльях», а также съемках в военном кино и своем отношении к фигуре Сталина.
Дмитрий Комбаров о «Спартаке», «Крыльях», Каррере, Глушакове, Коноре
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com
Мы встречаемся с Дмитрием Комбаровым в день, когда медийное пространство заполнено новостями о приезде в Москву. И так получается, что Дмитрий чуть ли не лучше всех из действующих футболистов ориентируется в теме. Во-первых, Комбаров знаком с Хабибом Нурмагомедовым. Во-вторых, в детстве он был талантливым кикбоксером. И, в-третьих, совсем недавно сам принимал участие в масштабной потасовке, когда его «Крылья Советов» побеждали «Оренбург».
— Лично я всех разнимал, — отнекивается Комбаров. — Вообще стараюсь не переходить через точку кипения. Из себя разве что может вывести человек, который на пустой дороге в левом ряду со скоростью 60 едет.
— Ты мог бы выскочить из машины, как или ? — Все разные. У меня тоже есть друг, который постоянно нервничает и ругается за рулем, сигналит, кричит. Я ему всегда говорю: пропусти, пускай едет, не парься. Главное, чтобы не было аварийных ситуаций. — Когда ты вообще в последний раз дрался? — В детстве. В 6 утра подъём, едешь в электричке, все злые, кто-то кому-то на ногу наступил или толкнул – и началось. — недавно сказал, что 90 процентов мужчин были в таких ситуациях, как Кокорин с Мамаевым. Согласен? — Не думаю, что 90 процентов людей были в таких ситуациях. Но нужно использовать любой шанс, чтобы погасить конфликт путем переговоров. А драться нужно на ринге.
Хабиб и Конор
— В Москву приехал Конор Макгрегор, опять много наговорил про Хабиба. Ты за кого из них? — За Хабиба, конечно. Я вообще всегда болею за наших. Даже в футболе. Если наши команды играют в еврокубках – переживаю за них. Это престиж страны. Да, кому-то больше нравится ударная техника Конора, но если русский болеет за иностранцев, то я такого не понимаю. — Но здесь логика другая. И сам Конор, и некоторые россияне считают, что Хабиб бьется не за страну, а именно за Дагестан. — У нас огромная, многонациональная страна, нельзя разделять людей на регионы. Хабиб – российский боец, который любит свою страну. Он не хулиган, ведет себя корректно всегда, в отличие от Конора. — Конора не уважаешь? — Макгрегор – очень яркая и харизматичная личность. Мне он нравился. Да и против его треш-поведения ничего не имею. Но когда он оскорбил национальность Хабиба, его отца и религию, то просто упал в моих глазах как спортсмен. Если Конор оскорбляет дагестанцев, значит, он оскорбляет наш народ и всю Россию.
— Вы ведь знакомы с Хабибом? — С Хабибом я встречался, разговаривал о спорте, о «Спартаке». Обсуждали обычные моменты – я интересовался драками, он, как болельщик, – обстановкой в команде. — Скажи, Хабиб правда знал кого-то из игроков или это вариант построения имиджа? — Да он весь состав «Спартака» мог назвать. Сейчас, правда, команда почти полностью поменялась, поэтому не знаю, следит ли он за процессом.
«Спартак» и Кононов
— Изменения в «Спартаке» — отдельная тебя. Ты перестал играть при Кононове. Понял, почему? — «Спартак» поменял курс на омоложение и новых игроков.
— Но Кононов же заявлял, что будет рассчитывать на ветеранов. — Ну вот поэтому я и сделал такой вывод. А то и правда получилось, что тренер сначала говорит: «Буду делать ставку на опытных футболистов, вы мне нужны» – а после сборов всё резко меняется. Просто так же такого не бывает.
— Ты не чувствовал, что Аиртон просто сильнее? — Да, он парень быстрый. Но сейчас скажу не конкретно про него, а вообще: когда ноги опережают голову – это хуже, чем если ты даже совсем медленный, но у тебя всё в балансе. — Но Кононов о причинах твоего пребывания на лавке никогда не говорил? — Нет. Только один раз, когда перед уходом я сам спросил, какие у меня шансы, он ответил: «Возможно, у тебя будет мало игрового времени, а я бы не хотел, чтобы такой футболист, как ты, был на лавке». Я тоже сказал, что хочу играть в футбол и поэтому готов уйти. — весной тоже ничего не объяснял? Преподносилось же, что он чуть ли не ваш друг, который лоббирует для вас место в основе. — У нас никогда с ним не было панибратства – переписок или чего-то такого. Да, иногда он как руководитель собирал коллектив, что вполне нормально, спрашивал, как дела в команде – и всё. Только рабочие отношения. — Также преподносилось, что ты был готов на всё – лишь бы не уходить из «Спартака». — Нет. Уход – это и моя инициатива в том числе. — Одно не сходится: инициатива общая, но говорится о том, что клуб выплатил тебе под сто миллионов рублей за разрыв контракта. — Не знаю, откуда вы эту сумму взяли. Данные не разглашаются. Но были определенные контрактные отношения.
Каррера, Глушаков, Аленичев
— Ты провел почти год на фоне оскорблений в свой адрес. Это мешало? — Вначале, когда читал негативные комментарии – заводился. С другой стороны – в футболе всегда так. Есть победы – тебя носят на руках. Плохо – ругают. Но я за конструктивную критику. А на негатив за долгие годы иммунитет выработался. — То есть оскорбления не сказывались на команде? — На ком-то – сказывались. Не было единого коллектива, каждый был сам по себе. Когда всё хорошо в команде – никто не будет делать трансферы. Поэтому нужно было раскачать корабль. Почитайте, сколько «Спартак» потратил на агентов. Вот там и ответ. — Но те же агенты, близкие к Каррере, в недавних интервью говорили, что хотели обновить команду, потому что вы не тянули. — Каррера никогда лично мне об этом не говорил. Если бы он так думал, то мог бы подойти, пообщаться. С другой стороны, я видел, что люди, которые имели влияние на тренера, пытались сделать какие-то вещи. Но не бывает такого, чтобы какой-то человек вдруг захотел и убрал одного, второго. У кого-то, конечно, могут быть свои мечты и планы, но они не всегда совпадают с мнением людей, которые принимают решения. — Ты, кстати, читал последнее интервью Аленичева? Он сказал: «При мне «Спартак» мог стать фаворитом номер один на долгие годы». — Полностью согласен. В сезон после чемпионского мы должны были опять брать золото, но на команду оказывалось сильное давление. Кому-то нужно было реализовывать свои амбиции — это была одна из причин, почему не было игры. — Но здесь вопрос скорее именно об Аленичеве. — Это он собирал команду — либо расставался с футболистами, либо приобретал новых. Аленичев сформировал костяк, а его убрали после первого тура, когда выиграли у Тулы 4:0. Точнее, убрали-то его после той неудачи с АЕКом. Но Каррера пришел уже в готовую команду, которая и стала чемпионом. На следующий год все футболисты остались, плюс у конкурентов начались проблемы. Но я опять скажу: кому-то надо было игроков покупать и убирать, разваливать костяк — и началась ситуация, которую все знают.
— Мне лично до сих пор непонятно, почему, если всё было так, вы не могли встретиться с болельщиками или выступить в СМИ? — У меня не было открытого конфликта с кем-то, а, насколько мне известно, Глушаков собирал болельщиков, созванивался с лидерами разных движений. Кто-то приехал, а те, которые уничтожал его с трибун, не приехали. — Тебе лично не стала боком дружба с Глушаковым? — Действительно много было его личных конфликтов и ситуаций, которые ассоциировались со мной, потому что мы друзья.
— Но типа друзья своих не бросают? — Я и не бросил никого. Всегда был рядом, поддерживал его, хоть и не вмешивался в их конфликты. Мог посоветовать что-то, конечно. — Но ты, как лучший друг, не мог сказать: «Не высовывайся, не пиши это, не высказывай то»? — У Дениса своё мнение. Многое с ним мы обсуждали. Иногда он прислушивался, иногда — нет. — Но вы дружите и после «Спартака»? — Конечно, дружим. Вот только недавно созванивались. — Вместе с вами ушла практически вся команда: , Адриано, Фернандо. Какой прогноз дашь по нынешнему «Спартаку»? — Здесь вопрос, кем их заменить? Если замена равноценная, то команда не должна играть хуже. Но даже сильным футболистам нужно влиться в коллектив, адаптироваться для жизни России. Они ведь приезжают из других стран – это непросто. Желаю «Спартаку» удачи. — «Спартак», учитывая непростое расставание, для тебя – счастливое время? — В любом случае «Спартак» — это счастливое время. Всё-таки клуб, в котором я начинал играть в футбол. Спустя 16 лет мы завоевали золото — я к этому шёл всю карьеру. Было много классных, приятных моментов — и есть что вспомнить. 274 игры за «Спартак» — это дорогого стоит.
«Крылья»
— В «Крыльях» ты прибавил по сравнению с прошлым годом? — Когда ты чувствуешь доверие, у тебя будет лучше получаться в любой сфере. В «Спартаке» было давление, нестабильная ситуация в команде. В Самаре такого нет. Честно говоря, я вообще не понимаю людей, которые готовы сидеть где-то на лавке, быть вторым номером. Ведь это так интересно – выходить на поле, играть в футбол, помогать команде, быть первым.
— Ты ведь ушел в «Крылья» доказывать, что после всей травли Комбаров всё ещё чего-то может? — Люди, которые разбираются в игре, плохих вещей не говорили. А так – в футболе каждый матч надо что-то доказывать, иначе нет смысла играть.
— Но «Крылья», при всем уважении, это ведь уже совсем не тот уровень. — Не согласен. Считаю, что в нашем чемпионате любая команда может обыграть любую. Плюс в Самаре построили стадион — атмосфера просто потрясающая, чувствуется футбольный дух. Сначала разве что было непривычно, что форма другого цвета, но сейчас уже нормально, привык. Работаю, тренируюсь, играю – никаких проблем. — Тебе, москвичу, комфортно в Самаре? — Абсолютно. Это красивый, ухоженный город. Пробок нет. 25 минут максимум до любой точки. В Самаре мне всё очень нравится. Хорошо, спокойно – веду умеренную жизнь, концентрируюсь на футболе, получаю удовольствие. И команда у нас хорошая.
— Почему «Крылья» так плохо начали сезон? — Да я сам не понял. Не было ощущения сыгранности, пропускали много голов на последних минутах, где-то везения не хватало. Сейчас вот сформировался коллектив, побеждаем.
— Божович в какой-то момент был уже на грани, ходили слухи об увольнении. Можно сказать, что играли за него? — Конечно. И за Божовича, и за команду, и за наших болельщиков. А так – Миодрага очень уважаю. И тренировочный процесс у него сильный – видно, как молодежь прогрессирует. И, например, если какие-то моменты и нужно отпроситься по семейным обстоятельствам – он всегда идет навстречу. — После «Оренбурга» он получил 5 матчей дисквалификации. Это проблема? — К мы готовимся в плановом режиме, отрабатываем то, что потребуется в игре. Матч же Миодраг будет смотреть с трибуны – думаю, современные технологии позволят корректировать процесс. А , уверен, и сам может взять функцию человека, который добавляет заряда с бровки. — В недавнем матче с «Зенитом» высказался, что этот клуб имеет особенное положение в российском футболе. Ты согласен? — Каждый сам смотрит и решает, что происходит вокруг. Мы же просто готовимся к «Зениту» и настраиваемся на хорошую игру. Команда у нас хорошая, она прибавляет, так что дадим бой. — Кстати, ожидал, что Соболев будет столько забивать? — Честно говоря, на сборах у него ещё не было такой яркой игры, а потом и пошло-поехало. Пусть забивает, слава богу, проставляется за вызов в сборную. А то сейчас молодежь такая пошла – традиции не чтут. Но надо и за приход, и за контракт, и за сборную стол накрывать. Так что ждем. — Кстати, о проставах: кто тебе сказал, что пиво полезно? — У врачей интересовался. В физическом и эмоциональном плане ты после матча выходишь заведенным. Иногда бывает, что не могу долго уснуть, а пиво помогает снять стресс и напряжение. Главное, не перебарщивать. Не больше одного стакана.
Кино, Россия
— Что тебя сейчас мотивирует в футболе? — Я планирую играть максимально хорошо и долго. Хоть до 40 лет. Лишь бы позволяло здоровье. Знаю, что если буду показывать футбол, то могу получить и вызов в сборную.
— Ты не в обиде на Черчесова за то, что не позвал на ЧМ? — Нет, конечно. За себя говорит результат. Тренер создал сильную команду, которая успешно сыграла и на чемпионате мира, и уже вышла на Евро. Я болею за сборную и знаю, что если ещё заслужу, то получу вызов. — То есть все мысли у тебя о футболе? — А разве могло быть иначе? — Просто то ты тренерскую лицензию А получаешь, то в кино играешь. — Одно другому не мешает. И Pro обязательно получу, и тренировать, возможно, буду. Но всё это позже. Если есть возможность, то почему бы заранее не побеспокоиться о будущем? А что касается кино, я хотел сняться в фильме о войне – Первой мировой или Великой отечественной. И такая мечта осуществилась.
— Представляешь себя ? — Так, чтобы играть в кино постоянно – пока нет. Хотя опыт интересный, мне понравилось. Режиссер сказал: «Вообще огонь». А на съемочной площадке меня прозвали Беном Аффлеком. — А самому какие актеры нравятся? — , . Из режиссеров – .
— Ты играл милиционера, за спиной которого висел портрет Сталина. У тебя есть какое-то отношение к этой исторической личности? — Сталин — культовый вождь. Это всем понятно. Но я не историк, чтобы давать подробные оценки. Но мне что-то рассказывали родители, что-то читал или смотрел на YouTube. Конечно, в его эпоху было много как хороших вещей, так и плохих. Хорошие – он выиграл войну. После победы страна быстро восстановилась – жилье, промышленность, транспорт. Это сейчас кому-то кажется, что всё было легко. Думаю, этот человек много сделал для страны.
— А если брать вашу с братом жизнь: сейчас многие ностальгируют по 90-м, а каково вам жилось? — Да всей стране тяжело было, я думаю. Кризис 1998 года ударил и по нашей семье. Были деньги, а потом их не стало. Начались долги. Родители реально занимали деньги, чтобы мы летали со «Спартаком» на турниры. Спасибо им большое. Многим тогда тяжело жилось.
— Сейчас стало лучше? — Конечно, лучше. Это очевидно всем. Провели Олимпиаду, чемпионат мира— это масштабные, грандиозные события для истории страны. Многие города преобразились, улучшена инфраструктура, построены дороги, аэропорты – и всё благодаря чемпионату мира.
— Только дороги могут строиться и без чемпионата мира, а люди, как ты говорил, зарабатывать не 15-20 тысяч, а 100. — Здесь — да. У нас огромная проблема, когда такие люди, как врачи и учителя, получают такие маленькие деньги. Но верю, что постепенно всё изменится. — Если бы тебя сделали доверенным лицом какого-то политика на выборах, ты бы не отказался? — Будет предложение – будем думать.
— На митинги не ходишь? — Никогда не ходил и не планирую. — Но сенатором, как , или депутатом , как , ты себя не представляешь? — Посмотрим, как сложится. На данный момент я думаю о футболе – «Крыльях», ближайшем матче с «Зенитом» и тренировках. И, повторю, собираюсь думать именно о футболе как можно дольше.