Защита «длинного чулка»

— в молодые годы угловатая, с готическим лицом, редакционная труженица, а в старости — седая, увенчанная всеми мыслимыми наградами (сама она, кстати, к ним никогда не стремилась), скандинавская, фольклорного вида бабушка — владела «дискурсом» детской литературы модерна и постмодерна XX века до самого появления компьютерных игр, (навсегда?) изменивших психику юных читателей. В самых известных своих произведениях, «Пеппи Длинный чулок», «Малыш и Карлсон, который живет на крыше», Астрид Линдгрен учила юных читателей двум важнейшим вещам: как стать сильными и как победить одиночество, отворить внутри себя волшебный источник, делающий маленького человека независимой и гордой личностью, а скучный и равнодушный окружающий мир — интересным и полным смысла.
Защита «длинного чулка»
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва
Ты сможешь его изменить, доказывала Астрид Линдгрен. За это читатели разных стран и народов прощали писательнице и некую монотонность ее произведений, очевидную условность событий и предсказуемость сюжетных ходов.
Мировое сообщество после войны неявно осуждало Швецию за дружественный нейтралитет к рейху, поставки руды и нужных немцам материалов, службу шведских добровольцев в дивизии СС «Викинг», сражавшейся на Восточном фронте. Великий норвежец был осужден, но потом помилован как повредившийся умом маразматик. Но тень упала и на Астрид Линдгрен. Будто бы она в тридцатых годах голосовала за партию шведских национал-социалистов и тайно восхищалась , которого увековечила в образе... Карлсона с пропеллером на спине (Геринг в Первую мировую войну был летчиком, а в двадцатых годах скрывался в Швеции). Ветер времени развеял эти глупости. Карлсон все еще иногда появляется перед окнами уткнувшихся в смартфоны малышей.
И странная девочка Пеппи учит шведов быть сильными и свободными в национальных традициях, защищать свой длинный скандинавский «чулок», не подчиняться глупым, неизвестно кем установленным правилам. Но помнят ли соотечественники великой писательницы ее заветы?
Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»
18+