Ещё

«В комментаторской жена держала его за руку». Розанов провел первый эфир после тяжелой болезни 

«В комментаторской жена держала его за руку». Розанов провел первый эфир после тяжелой болезни
Фото: SPORT24.ru
не работал на играх с 6 мая, когда в паре с  прокомментировал матч английской премьер-лиги «Манчестер Сити» — «Лестер».
О своих проблемах со здоровьем Розанов рассказал еще в январе.
«Я чуть не помер. Какие-то инсультные вещи: рот не открылся, пол-лица провалилось, паник-аттак и потеря сознания на пять минут. Слава Богу, рядом была супруга, и скорая моментально появилась. Страхи и дискомфорт переживем, в причинах врачи разбираются. Спасибо, что живой, короче. На позитиве», — написал он в телеграме.
В июне футбольная команда «Матч ТВ» сыграла матч с блогерами из «Амкала» в майках с надписью Never Give Up — как у травмированного в эпичном полуфинале Лиги чемпионов «Барселоной» — и цитатами Розанова.
Вчера Юрий Альбертович вернулся в эфир, отработав с Константином Геничем отборочный матч Евро-2020 Ирландия — Дания. Игра получилась не самой бодрой (1:1, Дания вышла и сыграет на Евро с Россией), но факт возвращения Дяди в эфир гораздо важнее.
После игры Розанов поблагодарил в твиттере всех за поддержку.
Sport24 попросил напарника Розанова Константина Генича рассказать, как все было.
— Понятно, что, когда такая тяжелая болезнь, и ты регулярно проходишь курсы лечения, какая-то положительная подпитка нужна. Конечно, Юрию Альбертовичу хочется вернуться к работе. Последний раз он комментировал в мае 2019-го, и тогда многие отметили, что его интонация и голос изменились. Мы видели разные стадии Юрия Альбертовича, сейчас — самая боевая.
Он вернулся и прокомментировал так, как может. Это был не просто разговор, а настоящий комментарий. Хороший, плохой — сейчас неважно.
Изначально эта идея с возвращением Юрия Альбертовича возникла после его разговора с . Она его навещала, общалась с ним, и они сошлись на том, что можно разово попробовать. То есть состояние Розанова позволяло на это рассчитывать.
Насколько я понимаю, она предложила ему выбрать матч и партнера, с кем было бы удобно работать. Юрий Альбертович сказал, что у него есть желание вернуться к работе со мной. На прошлой неделе у меня были игры Сербии и Испании, и я ему предлагал какой-то из этих матчей. Он ответил, что ему интересен матч Ирландии и Дании. Я сказал: окей.
Все это, разумеется, было в коммуникации с руководством. Там были вопросы по тому, где лучше начинать — сразу на «Матч ТВ» или на «тематике». Я думал, лучше на «тематике», чтобы не испытывать лишнего давления, но так как этот матч чуть ли не единственный что-то решал, прямо в день игры его перенесли на федеральный канал. Параллельно трансляция шла на «Футбол 3».
У Розанова было пожелание, какой должна быть аппаратная — побольше и посвободнее, чтобы там было чем дышать. Не каморка, в общем. И когда мы пришли в аппаратную, он сказал, что последний матч с Елагиным тоже комментировал отсюда. Я ответил: «Ну, Юрий Альбертович, пойдем на „ТЭФИ“.
Я понимал, насколько сложно после такой паузы вернуться в эфир ярким, бодрым и фестивальным — даже с громадным бэкграундом и мастерством Розанова. Он и сам волновался, и я весь день думал, как себя вести, как подстроиться. Вообще, у меня была идея, чтобы дать ему больше солировать, а самому быть в нужные моменты на подхвате.
На канале „Футбол 3“ мы выходили на 10 минут раньше, а на „Матче“ — прямо впритирку к стартовому свистку. Надо было понять, как эти 10 минут работать — вместе или чтобы он попробовал один. Или я попробовал — чтобы он сразу не задохнулся.
Должен признаться: я горжусь этим человеком. Придти и работать с листа он не мог, тренировался дома во время трансляций — начиная с коротких отрезков по 15-20 минут. Где-то он был закрепощен, чувствовалось, что немножечко побаивается. Ему было тяжело входить в матч — поэтому, наверное, сразу начал со стартовых составов. Мы же знаем пространные розановские заходы, когда в ход идут метафоры, цитаты, какая-то классика. Здесь этого не было.
Дальше он раскочегарился, говорил, может быть, не очень быстро, кажется, что немного монотонно. Но сам матч в каком-то смысле помогал — интонировать и играть голосом было негде. По большому счету, ничего не происходило.
В перерыве мы обменялись мнениями, Розанов сказал, что в целом собой доволен. Мне, как человеку, сидевшему рядом, тоже было комфортно. Но Юрий Альбертович признал, что ему тяжеловато, и я сказал: регулируй дальше свои темпы и состояние.
Моментами были паузы, когда я смотрел на него, насколько он готов продолжать, и в каком темпе нужно вести репортаж. Последние минут 15-20 действительно дались непросто, но тут нужно отметить, что рядом с ним сидела его супруга Жанна.
Она очень здорово ему помогала, держала за руку. Мне кажется, в психо-эмоциональном плане ее присутствие для Юрия Альбертовича было очень важно. Он на нее смотрел — и у них на лицах появлялась улыбка. Они очень хорошо друг друга дополняли.
Попробовать вернуться было надо. В каком режиме это будет дальше, зависит от его состояния. Если ему понравилось, и это поможет Юрию Альбертовичу почувствовать себя жизнелюбивым, может быть, в ближайшее время попробует еще.
Разумеется, мы по вере возможностей стараемся всячески его поддерживать — ездили к нему и индивидуально, и группами. В больнице, когда у Розанова было не лучшее состояние, мы подключали к телевизору компьютер, чтобы он мог смотрелись футбол. Старались всячески ему помогать. Плюс с помощью всяких мессенджеров, сообщений и звонков связывались и узнавали о состоянии его здоровья — в основном через Жанну.
Когда он вернулся домой, пройдя определенный этап реабилитации, мы ездили к нему домой и разговаривали о работе, о здоровье. О том, что происходит. Так что он с наших радаров ни в коем случае не уходил. Но, может быть, стоило чуть чаще поддерживать с ним связь.
Акция с майками — исключительно инициатива Ромы Нагучева. Под каждый матч с „Амкалом“ у нас готовились какие-то майки, и Рома сказал: давайте наберем цитаты Розанова. Я потом показал Юрию Альбертовичу фотографии, он был очень тронут.
Он смотрит весь футбол: и российский, и зарубежный! Нет ни одного матча, который бы он не видел. И телефон из рук не выпускает — старается не отставать, большой молодец!
Сам факт того, что человек борется, не унывает и с улыбкой это все воспринимает — это круто. Мы иногда встречаемся с ним и даже не знаем, как себя вести. Для таких ситуаций нет никаких рекомендаций. Мы стараемся делать так, будто все нормально: это наш любимый Дяденька, мы можем его подтравить, он может потроллить нас. К примеру, увидев Нобеля на „Ювентусе“, спрашивает, почему он только „Ювентус“ и Италию комментирует.
Мы эти шутки понимаем и не обижаемся.
Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс. Дзене
Видео дня. Теннис вернулся с новыми правилами игры
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео