Ещё

Полузащитник «Боруссии» Юлиан Брандт — лидер в последних матчах команды 

Полузащитник «Боруссии» Юлиан Брандт — лидер в последних матчах команды
Фото: Чемпионат.com
«Боруссия» должна благодарить своего бывшего тренера за это.
Обстоятельства в футболе иногда складываются таким образом, что когда ты в кризисе, и ситуация становится только хуже, пожарное решение может оказаться блестящим. Похоже, именно это происходит в последний месяц с дортмундской «Боруссией»: из-за травмы его тёзка Брандт был переброшен на позицию восьмёрки в схеме 3-4-3. И баланс, который никак не складывался у Дортмунда с начала сезона, моментально был найден.
Вот просто цифры. С момента перевода Брандта в центр полузащиты «Боруссия» выиграла четыре матча кряду с общим счётом 13:2. В игре с «Фортуной» Юлиан всего во второй раз в жизни преодолел отметку в 100 передач за матч. Тогда же записал на свой счёт три предголевых передачи. Победный мяч во встрече со «Славией», который по факту вывел шварцгельбе в плей-офф Лиги чемпионов, забит после подключения Брандта из глубины. Наконец, впервые в клубной карьере футболиста случился отрезок из трёх подряд матчей, где он выигрывал более 50% единоборств. К каждому из этих моментов мы так или иначе вернёмся, а пока пойдём по порядку.
Почему «Боруссии» было очень важно найти такое решение, как с Брандтом?
умеет строить замечательные игровые системы, но всякий раз при нахождении у соперника среднесрочного противоядия тренер Дортмунда сталкивается с одной и той же проблемой: он принципиально не готовит план Б, он уверен, что может справиться без глобальной перестройки. Команды Фавра традиционно очень опасны в контригре, поэтому обычно в какой-то момент соперники просто начинают тотально закрываться — так произошло и в «Боруссии». Имея большое количество креативных игроков, Дортмунд часто мучился на поле против майнцев и нюрнбергов, а матчи складывались по одному сценарию. Поднимая при равном счёте всё выше оборонительную линию для наибольшего давления, шварцгельбе получали лонгболлы за спины не самым быстрым защитникам, и круг замыкался.
Модифицируя схему, Фавр добивался небольшого моментального эффекта, но на дистанции проблема не решалась. Было необходимо найти глобальное решение, которое сбалансировало бы команду с точки зрения созидания, креатива и перехода к обороне. И здесь Фавру пришлось опустить Брандта на позицию восьмёрки из-за травм центральных полузащитников.
Как Брандт играл до этого и что его изменило?
Начиная как фланговый футболист, Юлиан выделялся футбольным умом, техникой, первым касанием и скоростью принятия решений. При этом ему не хватало жёсткости, что делало сомнительным его использование на оси поля. В сезоне-2016/17 Брандт выигрывал 40% единоборств, на следующий год — 41%. С такой нестабильностью в борьбе ставить игрока в тройку центральных полузащитников (с вершиной в любую сторону) покажется опасным для любого тренера. Брандта пробовали на этой позиции, и в качестве решения на один конкретный матч это работало, но уже на следующий оборонительные сложности перевешивали, и команда лишалась баланса.
Так было до прихода в леверкузенский «Байер» Петера Боша. Зимой он принял решение совместить двух своих молодых креативщиков — Брандта и Кая Хаверца — на оси поля. По контрольным матчам в паузу между кругами было заметно, что баланс не приходит, и Бош вызвал Брандта на беседу, о которой рассказывал журналистам по ходу весны. Тренер сказал игроку, что собирается совместить его и Кая на оси поля, но не уверен, что это будет хорошей идеей. Он спросил, что думает сам футболист, и тот заверил, что всё получится. Бош заметил, как на Брандта действуют раздражающие факторы мотивации — сомнение тренера стало для техничного полузащитника стимулом. Перед матчем с «Баварией» тренер думал отдать капитанскую повязку Брандту: «Я научился этому у Кройффа: Брандт — мой лучший игрок, и это значит, что если мы проигрываем, то это и его вина, потому что остальные вокруг не смогли сыграть лучше. Таким образом я старался его провоцировать играть лучше».
Весну Брандт провёл действительно здорово — именно тогда он впервые в карьере преодолел отметку в 100 передач за матч. Он справлялся со своей ролью на оси поля в двух вариантах игры: традиционной 4-1-4-1, где под Юлианом и Хаверцем располагался опорный полузащитник, а также в асимметричной системе с билдапом 3-2. Вот как выглядело типичное начало атаки при таком игровом варианте.
Правый защитник и левый вингер «Байера» удерживают ширину поля — для Боша предпочтительно играть по оси, но соперник должен растягиваться горизонтально, чтобы оставлять больше свободных зон. Брандт и Хаверц действуют в полуфлангах, что позволяет им обозревать большую часть поля. Так происходит до тех пор, пока мяч не проходит первую линию давления соперника. Как только один опорник находит возможность сыграть на другого, отрезая от мяча двух нападающих соперника, Брандт и Хаверц начинают встречное движение.
Центральный нападающий в свою очередь начинает движение под мяч, и если центральный защитник соперника не идёт за ним, то у опорника соперника большие проблемы — он оказывается один против двух игроков «Байера». Да, в такой ситуации на принятие решения у Брандта доли секунды, но это и есть его сильная сторона, на которой можно играть — он мыслит быстрее, чем оппоненты. Полгода у Боша заставили говорить о Брандте, как о возможном игроке тройки полузащитников — к тому же он чаще стал выходить победителем из борьбы.
Что пошло не так в первые месяцы в Дортмунде?
Одна из главных кадровых сложностей «Боруссии» — из чистых нападающих в её ростере только . Испанец очень хорош, но он часто травмируется, и это облегчает жизнь соперникам: они знают, что могут с чистой совестью парковать автобус против шварцгельбе — из-за отсутствия прирождённого бомбардира Дортмунду придётся изнывать в позиционных атаках. Фавр использовал на позиции ложной девятки Ройса, Брандта, Гётце и Торгана Азара (менее чем за половину сезона!), придумал новую позицию для  и менял его местами с Санчо, но всё это работало на один матч. Больше всего из-за этого страдал Брандт: например, в Милане он вышел играть ложную девятку, и это было очень плохо. Всего 29 передач при 58% владения у «Боруссии», ни одного выигранного единоборства, 21 потеря — просто катастрофа.
Проблема состояла в том, что Брандт большую часть матча вынужден был смотреть в ворота соперников затылком — в лучшем случае у него было одно-два касание на игру в полуфланге. Для техничного игрока со стремлением всегда искать нестандартное футбольное решение это приговор: в таких условиях нет ни времени, ни места для того, чтобы творить. Кроме того, часто против Брандта оказывались центральные защитники соперника, заметно превосходящие Юлиана по физическим данным — в такой неравной борьбе легко поникнуть.
Что случилось с переводом Брандта на позицию восьмёрки?
Первое: он стал больше владеть мячом. 80, 118, 89, 88 — это количество контактов с мячом в матчах с «Гертой», «Фортуной», «Славией» и «Майнцем».
Второе: он стал гораздо чаще — на самом деле почти всегда — играть лицом к чужим воротам, что для него наиболее комфортно. Учитывая, что Дортмунд продолжает действовать с ложной девяткой, центральные полузащитники постоянно образуют с центральным нападающим или крайними форвардами треугольники — если Вайгль делает вертикальную передачу на Ройса, а тот находится спиной к голкиперу соперника, то Ройс отыгрывает в касание на Брандта, который принимает мяч уже со взглядом в чужие ворота. Такая игра на третьего быстро стала основой «Боруссии» в последний месяц.
Третье: Брандт принимает мяч достаточно глубоко, что позволяет ему максимально видеть поле по ширине и глубине — а это идеально, учитывая его технику. Для Дортмунда это как раз и становится опцией против команд, которые закрываются на своей половине поля: если креативный футболист на последней трети постоянно оказывается в цейтноте, то в середине он или действует без давления, что приводит к лучшим футбольным решениям, или заставляет соперника располагаться менее компактно, со свободными зонами между линиями.
Четвёртое вытекает из всех предыдущих пунктов: располагаясь глубже на поле, у Брандта больше пространства для умного ухода со своей позиции за мячом. Это моментально разрушает позиционную структуру обороны соперника и заставляет их коммуницировать. Вот как это выглядит.
Брандт покидает свою позицию и идёт за мячом в правый полуфланг. На скриншоте заметно, как один опорный полузащитник соперника передаёт Юлиана своим партнёрам — рукой он показывает, чтобы полузащитника «Боруссии» забрали. Это создаёт момент быстрой коммуникации — кто конкретно встречает Брандта? Варианта как минимум два: это второй опорный полузащитник соперника и, так как мяч идёт в полуфланг, крайний защитник соперника.
Брандт принимает мяч, а соперник не сумел разобраться так быстро — в итоге Юлиан стягивает на себя внимание и ближнего к мячу опорного полузащитника, и крайнего защитника. Связь между крайним защитником соперника и центральным при этом рушится, что является опасным, так как крайний нападающий Дортмунда открывается снаружи центрдефа. Пас в канал между крайним и центральным защитниками моментально создаёт опасную ситуацию для «Боруссии».
Почему перевод атакующего игрока глубже может положительно сказаться на балансе «Боруссии»?
Проблема Дортмунда заключалась в том, что команде приходилось экстремально поднимать линию обороны — крайние защитники располагались на последней трети поля, центрдефы — на центральной линии. Остаточная оборона, учитывая не лучшую скорость Вайгля, часто ограничивалась двумя футболистами — мягко говоря, это плохая ситуация. Перевод Брандта на позицию восьмёрки сцепляет все фазы. Сразу после получения мяча команда становится эффективнее, так как Юлиан быстро ищет хорошее футбольное решение; в игре с мячом глубокое расположение светловолосого полузащитника заставляет соперника учитывать это — иначе он будет получать вскрывающие вертикальные передачи (как «Фортуна») или беспрепятственные подключения Брандта в штрафную (как «Славия»); сразу после потери команда располагается в целом глубже, а её остаточная оборона численно больше. Я специально выбрал пример с предыдущих двух скриншотов ещё по одной причине. Обратите внимание на действие вингбека на стороне поля, где примет мяч Брандт (это Хакими). В момент, когда становится понятно, что передача до Юлиана доходит, Хакими резко делает несколько шагов назад — при этом вингбек на дальней стороне поля продолжает двигаться вперёд. Брандт со своими первым касанием и техникой разберётся в ситуации и без помощи Хакими — его дело подстраховать партнёра на случай потери или проигранной борьбы (Брандт серьёзно прибавил в умении располагать корпус и выигрывает более половины единоборств, но по-прежнему рассчитывать на его стабильность в этом компоненте сложно). Таким образом, учитывая формацию с тремя центральными защитниками, Дортмунд имеет в остаточной обороне как минимум четверых — трёх ЦЗ и крайнего защитника по стороне мяча. Результаты быстро дали о себе знать: «Фортуна» и «Майнц» ни разу не добрались до створа ворот шварцгельбе, а в двух последних календарных матчах «Боруссия» была лучше соперника по числу быстрых атак. Чтобы стало понятно, что это действительно достижение: в десяти матчах до этого лишь в одном команда много ставящего на скоростное нападение Люсьена Фавра превосходила соперника в этом компоненте.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео