Ещё

«В 24 хотел завершить карьеру». Армянская звезда Бундеслиги — он забивал «Баварии» и «Боруссии» 

«В 24 хотел завершить карьеру». Армянская звезда Бундеслиги — он забивал «Баварии» и «Боруссии»
Фото: SPORT24.ru
Еще три года назад армянин играл в четвертом немецком дивизионе и думал о том, чтобы закончить с футболом. К счастью, этого не произошло: сейчас форвард — главное открытие года в Бундеслиге. В «Хоффенхайме» Адамян феерит: дубль в ворота «Баварии», гол+пас с «Кельном» и дортмундской «Боруссией» плюс мяч в ворота «Дуйсбурга» в Кубке.
Корреспондент Sport24 Арарат Мамбреян поговорил со звездой Германии и Армении о советском детстве, трудностях колхозных лиг и пути к успеху.
— Я родился в Ереване в 1993-м в районе Комитас, — вспоминает Саркис Адамян. — В детстве мы с бабушкой и дедушкой все вместе жили в одном доме. Я — самый младший в семье, у меня еще есть три сестры. Через пять лет наша большая армянская семья решила переехать в Германию.
В 1996 году моя тетя перебралась туда. Тогда, после развала СССР в Армении были тяжелые времена, а она по телефону рассказывала, что условия жизни в Германии намного лучше. Тогда у нас, как и в других бывших республиках Союза, были проблемы с электричеством и водой, это я хорошо помню. Но не сказал бы, что мы жили в тяжелых условиях. Футбол во многом помогал отвлекаться — с детства полюбил его, играя в маленьком дворике Еревана.
Армения — навсегда в моем сердце, мне хочется возвращаться туда. Меня воспитали по-армянски: не забуду вечера, когда в домах выключали свет и мы всей родней сидели под свечками, тепло общаясь. Было сложно, но уютно — и намного интереснее, чем сейчас. Как говорится, молодежи не понять.
У моего отца была обувная фабрика, так что дома всегда было, что поесть. Папа — настоящий армянский мужчина, всегда был в работе и делал все, чтобы семья ни в чем не нуждалась. Так было и в Германии. Когда я только начинал свою футбольную карьеру, они во всем помогали и поддерживали. Сейчас отец — водитель грузовика в Гамбурге, мама работает там же в гостинице у мужа сестры.
В 11 лет я стал играть в юношеских командах Германии. Проблем с языком не было, немецкий выучил сразу после переезда. Через 3 года я оказался в интернате в городе Росток. До 19 лет жил там, завел настоящих друзей. Этот период стал для меня важным — там я окреп и полностью вырос. С ростокскими ребятами из интерната до сих пор общаюсь, мы всегда на связи. Но если бы не футбол, то легко могли пойти по другой дороге.
Я делал все, чтобы добиться успеха. С 14 лет уехал от семьи и ездил по разным регионам Германии. Было сложно, но родители понимали меня даже тогда, когда я играл в четвертой лиги Германии.
— Как найти мотивацию в четвертой бундеслиге?— Когда играл там в 24 года, сказал себе: если через пару лет ничего не изменится, начну заниматься другими вещами, чтобы себя содержать и стать кем-то в этой жизни. Самый сложный период — когда мой контракт с «Ганзой» не продлили. Я оказался без клуба, полгода тренировался с дублем. Когда никому по-футбольному не нужен, становишься слабым. Было сложно не сломаться, но я выдержал испытание. В итоге дождался предложения от «Нойштрелица». Я схватился за этот шанс, у меня получилось ярко проявить себя. Там, как и в «Штайнбахе», я забивал каждый сезон почти по 20 мячей.
— Как ты вообще оказался в четвертой лиге? — Хах, меня были агенты, но не сказать, что хорошие. Сейчас у меня другой агент — настоящий профи. Мы каждую неделю общаемся, он дает ценные советы. После «Нойштрелица» именно он подобрал для меня хорошие варианты, благодаря его работе в 2017-м попал в «Регенсбург» из второго дивизиона, где в меня поверил тренерский штаб. Конечно, во многом все зависит от самого футболиста, но хороший агент — это залог успеха.
— Вспомни дичь из четвертого дивизиона. — Играли как-то с одной командой, точно не вспомню. Я оказался на фланге против защитника соперника, сделал финт и ушел на скорости. Потом он подошел ко мне: «Что тут устраиваешь? Ты ничего не добьешься пацан». Я так разозлил его, что он не замолкал: «Четвертая лига — твой максимум, ты никогда отсюда не выберешься».
— Надеюсь, у него дома показывают Бундеслигу. — Я тоже, ха-ха. Слова того парня слышали мои друзья, которые болели за меня на трибуне. И теперь они часто напоминают: «Саркис, четыре года назад сказали, что ты ничего не добьешься». Забавно вышло. Сейчас даже во втором дивизионе заиграть — уже неплохо, но редкому кому удается выскочить из четвертого сразу в Бундеслигу.
— Что ты чувствовал, когда все так резко изменилось?— Если честно, мне до сих пор не верится. Три года — не так много, чтобы забыть четвертый дивизион. Сейчас же я выхожу играть против лучших команд Германии, еще и получается забивать — даже чемпиону мира . Непередаваемые эмоции, фантастика. Может быть, когда-нибудь поверю, но сейчас трудно все это осознать до конца.
Когда фанаты скандируют твое имя — это просто фантастика. Болельщики «Хоффенхайма» после матча с «Боруссией» даже звали к себе на трибуну, чтобы мы вместе спели победные песни. Меня переполняли чувства, это очень приятно.
— Сильно ли изменился Саркис Адамян после всех этих событий?— Я тот же человек, каким был и четыре года назад. Я не зазнался, мой армянский нос не возвысился над другими, ха-ха. Сам все прекрасно понимаю. Ценю все испытания, через которые прошел. Благодарю Бога, родителей, партнеров, всех агентов и даже того парня, который решил поставить меня на место. Это важнейший опыт для меня.
— После скитаний по низшим дивизионам к чему было сложнее всего привыкнуть?— К темпу игры в Бундеслиге. Мне нужно было пару месяцев на адаптацию, поэтому поначалу я не играл. Но я был готов к этому, — обсудили все еще до подписания контракта со спортивным директором «Хоффенхайма». Вообще любому игроку, который сюда приезжает, нужно время — у команды свой, особенный стиль.
— Альфред Схредер чуть не стал коучем сборной Голландии, а до «Хоффенхайма» работал в штабе «Аякса». Что это за тренер?— В первую очередь Схредер — хороший человек, только потом хороший тренер. Много разговаривает с футболистами, всем помогает добиться результата, в том числе и мне. Живет футболом, настоящий профи. Как-то на тренировке сказал мне: «Саркис, я верю в тебя, твое время еще наступит, работай и старайся».
Что насчет футбола, Схредер был в штабе Тен Хага в «Аяксе», когда команда добралась до полуфинала ЛЧ. Это о многом говорит.
— Представим, что по окончании сезона тебя зовут в те команды, которым ты забивал. Выберешь «Баварию» или «Боруссию»?— Сложно представить, что в моем возрасте — еще и после четвертого дивизиона — окажусь в одной из таких команд. Вообще не думаю об этом, живу сегодняшним днем.
И ничего не хочу менять. В «Хоффенхайме» я всего лишь полгода, мой контракт — до 2022-го. Здесь я получаю большой кайф от футбола, все мои мысли связаны с этим клубом.
— Никогда не думал выступать за сборную Германии?— С детства понимал, что хочу играть только за сборную Армении, там моя родина. С нетерпением ждал вызова, всегда рад за нее играть. Это моя мечта. Как и переезд в Бундеслигу, для меня было немыслимо, что я стану играть за сборную.
— В «Хоффенхайме» у тебя получается намного лучше, чем в сборной Армении. С чем это связано?— Сложно сказать. Честно говоря, сам не понимаю, почему так происходит. Уверен, что нужно работать всеми силами, чтобы мы могли вместе показывать свой лучший футбол. На это тоже требуется время, так что, надеюсь, в скором времени мы сможем достичь больших успехов со сборной Армении.
— В сборной тебе давал советы ?— Пока у меня, к счастью, все неплохо получается. Но если понадобится, уверен, в любой момент Генрих поможет. Он очень хороший парень и настоящий капитан, это очень важно для команды. Мхитарян — гордость Армении.
— Что чувствовал, когда выходил играть против тех, кого видел только по телевизору?— Никогда не чувствую страха или волнения. Когда я на поле, смотрю в первую очередь на себя, стараюсь принести пользу своей команде и все делаю для этого. После дубля в ворота Нойера понял: бояться нечего. Мне все равно, что я стою рядом со звездами. Уважаю их — да, но не боюсь.
— В твоем инстаграме много милых фото с девушкой. Расскажи о ней. — Мы познакомились в берлинском ресторане. Подошел к ней первым и заговорил. С того дня прошло 7 лет. В самые трудные и сложные времена Анна всегда была со мной. С четвертой лиги и до Бундеслиги — вместе. Для меня это очень важно и ценно.
— Чем занимаешься в свободное время?— Я верующий человек, после каждого гола крещусь. В Германии мало армянских церквей, но когда я в Армении, стараюсь почаще заходить в такие места. К сожалению, свободного времени мало. Люблю с близкими ходить в рестораны, играю в игры. Стараюсь дома не сидеть и не забивать голову только футболом.
— Что знаешь о России?— Много рассказать не смогу. Я знаю, что это большая страна с большой историей, где недавно прошел великолепный чемпионат мира по футболу. Но я смотрю матчи  — стараюсь не пропускать матчи с его участием Арояна. Благодаря Вато теперь знаю все российские клубы.
— Что скажешь про РПЛ?— Это сильная лига, клубы из которой регулярно играют в еврокубках. У вас много классных футболистов — в Германии все знают Тедеско, Шюррле и Хеведеса. Мне как-то довелось поиграть в Краснодаре против . Мы проиграли, но я вышел на поле, заменив .
— Что загадаешь на Новый год? Какие у тебя планы?— У меня нет определенной цели. Круто, конечно, когда про тебя говорит футбольный мир. Недавно друг показал, что мою фотку опубликовали в инстаграме 433, — он был рад этому больше, чем я. Сам никогда не ставил задачу быть суперпопулярным или, к примеру, забить сколько-то голов за сезон. Стараюсь идти вперед от игры к игре.
— Как проведешь отпуск?— Лечу с подругой в Дубай до 1 января, а уже 3-го у нас начинаются сборы в Испании. В Бундеслиге играют с 18 числа, так что времени отдохнуть не так много. Год получился насыщенным, поэтому хочется как следует расслабиться. Надеюсь, Новый год будет еще более радостным. Не только у меня, но и у всех!
Подписывайтесь на телеграм-канал Sport24!
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео