Ещё

Смешные истории об Александре Овечкине, воспоминания его партнёров по «Вашингтону» 

Смешные истории об Александре Овечкине, воспоминания его партнёров по «Вашингтону»
Фото: Чемпионат.com
Водка во время матча, штаны от «Дольче» и многое другое. Бывшие и нынешние партнёры вспоминают его первые годы в НХЛ.
Александр Овечкин приближается к 700-му голу в карьере, и в честь этого события The Athletic выпустил статью с воспоминаниями о тех временах, когда россиянин был ещё юн и только делал первые шаги в НХЛ. Забавными историями об Овечкине поделились его нынешние и бывшие партнёры по команде, тренеры и персонал клуба.
Экс-нападающий «Вашингтона» Брайан Уиллзи, сосед по комнате на выездах: «После ужинов мы части заказывали десерт в номер. Вначале у Алекса не всё получалось с английским, так что заказы делал я. Но постоянно ему говорил: „Тебе пора самому это делать, я же не буду твоим соседом вечно“. Однажды он очень хотел мороженое, но я сказал: „Неа, я заказывать не буду. Тебе придётся сделать это самому“. Практически, как отец поступил. Он взбесился! Мы смотрели телевизор, он сидел, скрестив руки, и пялился на меня. Кто кого переглядит. Он был очень зол, но в конце концов встал с кровати и сказал: „Ладно, что мне надо сказать?“, и заказал мороженое». Экс-защитник «Вашингтона» : «Была зима, мы прилетели во Флориду. Ови и Сёмин захотели искупаться. Они переоделись, побежали на пляжи и совершили дикий забег в воду. Это было безрассудно, и было очень холодно. Вдруг они с криками выскакивают из воды, потому что их ужалили медузы. Это был год 2006-й или 2007-й. С ними всё было в порядке, медузы были маленькие, но их было очень много». Экс-нападающий «Вашингтона» : «В отеле люди им говорили, что купаться нельзя, там медузы. У них не было плавок, уверен, они купались в трусах. Они так радовались, как будто никогда не видели океан». Экс-капитан «Вашингтона» : «На следующий день он пришёл с огромным красным волдырём».
Экс-нападающий «Вашингтона» Брукс Лайк: «Его назначили капитаном в середине сезона, а на следующую осень, в первый день сборов, мы ему всё повторяли: „Ждём-не дождёмся капитанского ужина, потому что Ови платит за всё. Мы уже начали его планировать“. Капитанский ужин — это ужин в начале каждого сезона, перед первой выездной игрой, когда капитан и его ассистенты ведут всю команду в ресторан, такой жест от группы лидеров. А он отвечает: „Капитанский ужин, это что вообще?“. Мы не могли поверить, что он за прошлые сезоны не понял, что за эти ужины платил капитан. Объясняем ему, что он должен сводить всю команду в ресторан. Он отвечает: „Хорошо. Сегодня в „Суши Рок“, после тренировки“. Мы такие: „Чего?!“. А он: „Да-да, пойдём сегодня“. Ладно. Это первый день сборов, и все 63 игрока, что были в составе, идут в „Суши Рок“ и обедают за счёт Ови. Потом мы заставили его устроить ещё один ужин, уже когда состав команды сформировался. Кажется, он взбесился, когда я сказал ему, что придётся повторить. Говорил: „Я же уже сделал это“. А мы: „Нет, вот сейчас это будет для команды“. Суши на 63 человека — это тысяч 5-6 долларов. Обожаю эту историю, потому что она отлично описывает Алекса. Фантастический партнёр по команде».
Брукс Лайк: «Кажется, это было в его дебютном сезоне. Он уже забил 35-40 голов, середина сезона и он развил крейсерскую скорость. Мы возвращаемся домой с выезда. Нас только что отметелили в „Тампе“. Мы прилетаем в Вашингтон и садимся в автобус. Ови звонит одному из сервисменов и орёт. Автобус весь молчит. Темно, глубокая ночь. А он орёт: „Эти чёртовы клюшки — полное дерьмо! Позвони на эту чёртову fabric (ткань на английском) и скажи им, чтобы делали клюшки получше!“. Он думал, что fabric — это завод. Все в автобусе лежали». Бывший тренер «Вашингтона» : «У нас был выходной в Майами, парень решил сходить на пляж. И он пошёл и купил какие-то плавки европейского фасона, как бикини. Они были раскрашены в американский флаг. Это была умора. Это были Speedo! Мы ему: „Ови, это нельзя носить“. А он спрашивает: „Почему? Потому что они в цветах американского флага?“. Мы: „Нет, потому что это чёртовы Speedo и у тебя всё хозяйство торчит“. Но он подумал, мы так говорим из-за флага. У меня есть фотография Ови в этих плавках в цветах американского флага на Саут Бич. Конечно, мы эту фотку расклеили потом по всей раздевалке». Крис Кларк: «Половина приколов связана с его одеждой. Он заходил, и я его спрашивал, что на нём надето. Он говорил: „А что? Это Дольче“. Я отвечал: „Мне всё равно, сколько это стоит и кто это делает. Это самая страшная вещь, что я видел“. У него были одни штаны, сверху как джинсы, а снизу как треники. Он так ими гордился, думал, что это лучшие штаны в мире». https://twitter.com/ovi8/status/360102952813338624 Экс-нападающий «Вашингтона» : «Да, были у него такие штаны, сверху как очень короткие джинсовые шорты, а снизу треники. Однажды я ему сказал: „Ужасные штаны, что это вообще такое? Ты в них в клуб ходишь или на тренировки? Можно и туда, и туда, но мы-то знаем, что ты не ходишь в зал!“. Он улыбается и говорит: „Это Дольче и Габбана“ и идёт дальше, красуется. Нам стало интересно, мы глянули, сколько стоят эти штаны. 800 баксов, мы были в шоке. Мы потом даже придумали слово „бомж-шик“ для очень дорогой одежды, которая выглядит, как с помойки. Однажды он пришёл в футболке со своего драфта НХЛ в Каролине. Это было лет через 5-6 после драфта, он уже зарабатывал по $ 9,5 млн в год. Наверное, на драфте ему дали пакет с бесплатными вещами, и у него до сих пор сохранилась футболка оттуда! Мы тогда над ним долго смеялись, не отставали. Ясное дело, больше он в этой футболке не появлялся». Экс-защитник «Вашингтона» Стив Эмингер: «В первом сезоне он носил джинсовые шорты, которые были похожи на женские. Очень узкие и короткие. Мы их стырили, разрезали и выкинули, ему пришлось ехать домой в шортах для спортзала. Сказали ему: „Всё, Ови, такое никогда нельзя надевать“. Они были из варёнки!». Нападающий «Вашингтона» Никлас Бекстрём: «Когда я только приехал в „Вашингтон“, Ови везде меня возил. У него в машине невозможно было разговаривать, потому что он всегда врубал музыку на полную громкость. Было ужасно громко, ничего не слышно. Если он хотел что-то сказать, то делал звук потише, говорил, а затем снова включал на полную. А ещё его манера вождения, особенно когда он был помоложе. Он любил ехать побыстрее, всегда давил газ в пол, а затем по тормозам. И ты сидел и болтался взад-вперёд. Разгонится — тормозит, на полной скорости он проезжал метров 100, не больше. Говорил: „Чёрт, я боюсь, вдруг копы поедут“. Это было, когда он купил белый Мерседес».
Защитник «Вашингтона» : «Моя тётя приготовила обед для всей команды, традиционный итальянский обед. Выносят пасту и тефтели, Ови подходит к одной из моих тёть и просит кетчуп. Это же смертный грех. Чаще всего за такое можно получить по лицу. Мои тёти не такие, но для них это стало шоком. Они не понимали, как можно хотеть есть пасту или тефтели с кетчупом. Но они дали ему кетчуп, потому что были гостеприимными хозяевами».
Защитник «Вашингтона» : «Лет пять назад мы пытались заказать столик в ресторане в Ванкувере. Я называю свою фамилию и фамилию Кузнецова, а мне отказывают, говорят, мест нет. Я говорю: „А если с нами придёт Овечкин?“. Девушка попросила подождать, видимо, пошла к менеджеру. Нам дали столик. Было смешно, потому что я говорил по громкой связи, ребята всё слышали. Ови начал смеяться. Сначала у них не было столиков, а потом: „А, ну да, можете приходить“. Бывший защитник „Вашингтона“ : „У него в раздевалке всегда стояло под 50 клюшек. Однажды я подпилил им крюки и снова красиво замотал, чтобы было не заметно. Он замахивался, наносил бросок и такой: „Да какого чёрта?“. Потом следующая сломалась, ещё одна. „КАКОГО ЧЁРТА?!“. Ови же любит щёлкать, представьте, как ломаются крюки при таком броске. Было круто. Думаю, он так и не догадался, что это я подстроил“. Грег Смит: „В начале дебютного сезона он поворачивается ко мне на скамейке и говорит: „У тебя есть уодка?“. Я ему: „Что есть?“. Он говорит: „Ну знаешь, уодка“ и показывает, как будто пьёт. Я сказал: „А, водка. Водки у меня нет“. Идёт матч, середина игры. Я думаю: „Он сдурел, что ли?“. А затем он показывает мне небольшой порез на пальце и говорит: „Водка убивает микробы“. Я ему отвечаю: „У нас для этого есть перекись, только не пей её“. Он капает перекисью на ранку и говорит: „Мне нужен plaster (штукатурка на английском). Я не понимаю, какая штукатурка? Он начинает рыться в моей сумке и достаёт пластырь. Показывает мне: „Видишь? Plaster“. Экс-главный тренер „Вашингтона“ : „Одни из моих любимых историй об Ови — о том, как у него получается играть жёстко и не получать травм. Помню, как он въехал коленом в колено , здоровому 100-килограммовому парню. Алекс пошёл в раздевалку, я зашёл следом, а он мне: „Всё в порядке“. Как будто ничего не случилось. Помню ещё, как он въехал коленом в колено . С Алексом ничего не случилось, а Гончар пропустил остаток плей-офф. Однажды мы играли с „Питтсбургом“, и Ови сильно порезал ногу. Рана была сантиметров 20, наложили 25 швов. Он даже ходить не мог. Два дня спустя мы приехали к „Оттаве“ и он играл. Я был в шоке от его шрама на ноге, а он сделал покер. Он такие вещи в каждом сезоне делал, его жёсткость иногда не замечают“.
Комментатор матчей „Вашингтона“ Джо Бенинати: „Его дебютный сезон, он ещё стесняется, плохо знает язык. Он всегда смущался перед камерой. должна объявить состав на Олимпиаду. В студии я спрашиваю, насколько важно для него попасть в команду. Он хорошо отвечает, выходит из студии и идёт к журналистам в микст-зону. Кто-то задаёт ему тот же вопрос. Он отвечает: „Скажите , я готов играть хоть в воротах! Я сделаю всё, чтобы попасть в команду!“. Я думаю: „Ну ёлки-палки, почему ты не мог так же ответить две секунды назад на камеру?“
Видео дня. БАТЭ в четвертый раз выиграл Кубок Беларуси
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео