Пастор Мальдонадо — крашер, рента-драйвер, победитель Гран-при Испании 

Пастор Мальдонадо — крашер, рента-драйвер, победитель Гран-при Испании
Фото: Чемпионат.com
Самому дорогому пилоту Формулы-1 2010-х и известному крашеру исполнилось 35 лет.
Пастор Мальдонадо провёл в Формуле-1 пять лет и прежде всего запомнился многочисленными авариями и своей единственной победой в Барселоне в 2012 году. Однако вклад венесуэльского пилота в чемпионат мира куда больше — и к дню рождения пилота предлагаем разобрать феномен Мальдонадо.
Свой в Испании
Пастор Мальдонадо появился в «Больших призах» в 2011-м в ранге чемпиона серии GP2 (сейчас — Формула-2). Свой титул венесуэлец взял досрочно, уверенно победив и Жюля Бьянки — это, правда, был уже четвёртый сезон Мальдонадо в первенстве, так что сенсацией его чемпионство не стало. В Формулу-1 Пастор пришёл с «Уильямсом», который к тому моменту переживал не лучшие времена — собственно, и место в команде Мальдонадо получил в первую очередь благодаря своим спонсорам из государственной нефтегазовой компании Венесуэлы PDVSA. Ради Пастора «Уильямс» даже высадил из кокпита .
Мальдонадо повезло стать напарником Рубенса Баррикелло — 26-летний дебютант учился у бразильского ветерана и постепенно вышел на его уровень. А вскоре Пастору самому пришлось примерить на себя роль лидера команды: в 2012-м «Уильямс» предпочёл Баррикелло другого новичка — . Изначально инженеры были не очень довольны новой машиной, однако на Гран-при Испании команда привезла обновления, и FW34 внезапно поехала. Мальдонадо сенсационно занял второе место в квалификации, а после того как Хэмилтона исключили из протоколов — в баках не осталось топлива для судейского анализа, Пастор переместился на поул-позицию.
«На гонке было много родственников, друзей. Все желали удачи, говорили, мол, вот, у тебя отличный шанс на подиум. Журналисты спрашивали, нервничаю ли я, как себя чувствую перед стартом — лучше, чем когда-либо я себя чувствовал! Я же на поуле! — вспоминал прошлой осенью Мальдонадо. — Команда надеялась на подиум, но я настраивал себя на борьбу за победу — мне ведь просто нужно было сделать то, что я уже не раз делал в младших сериях. Я понимал, что это мой шанс — сейчас или никогда. Единственное, на что я надеялся, это то, что удастся побороться бок о бок с Алонсо — я же следил за ним всю карьеру». Алонсо на  стартовал вторым и вырвался вперёд в первом повороте, однако «Уильямс» вернул Мальдонадо на первую позицию на пит-стопах — чему также поспособствовал трафик, в который упёрся испанец. Так или иначе, в дальнейшем Пастор был великолепен и отразил все атаки соперника. «Алонсо никогда не сдаётся, но на последних кругах той гонки он понял, что не достанет меня, и перестал прессинговать, — не без гордости рассказывает Мальдонадо. — Больше всего меня тогда поразила поддержка трибун. Я победил Алонсо в его домашней гонке, но меня поддерживали так же, как и его. Все были счастливы, было чувство, будто я переполнен энергией. Вечером мы праздновали 70-летие , даже пришёл к нам в боксы. Это был особенный уик-энд. Для всей команды это был огромный и заслуженный успех».
Переход в «Лотус»
Та победа так и осталась единственным подиумом в Формуле-1 для Мальдонадо. «На следующий год у нас была ужасная машина. Буквально всё в ней было неправильно, — вспоминает Пастор „Уильямс“ FW35. — А я уже выиграл гонку, я хотел бороться с большими парнями, я не хотел бороться за предпоследнее место. Для всей команды та машина стала огромным разочарованием. Это был, возможно, худший автомобиль в моей карьере».
За весь сезон-2013 Мальдонадо набрал всего одно очко, а в 2014-м перешёл в «Лотус» Жерара Лопеса, но и этот проект уже миновал. Если прежде выигрывал на «Лотусах» гонки, а  регулярно приезжал на подиумы, то в эпоху турбогибридов машины команды с трудом набирали очки — в сезоне-2014 на счету Мальдонадо лишь два балла.
Пастор остался в команда на второй год — вместе с ним в команду пришли спонсорские миллионы PDVSA, которые в итоге стали основной статьёй дохода «Лотуса», однако в конце года компания закрыла программу поддержки автоспорта — она выходила далеко за пределы Формулы-1, охватывая также молодёжные серии и IndyCar. И на этом завершилась не только карьера Мальдонадо в «Больших призах» — на этом также закончилась история лопесовского «Лотуса» — уже в 2016-м команда выступала под своим прежним именем . У венесуэльца был шанс остаться в команде и выступать за французскую марку с Джолионом Палмером, но команда предпочла . Позже Мальдонадо расскажет, что в 2013 году плотно общался с Лукой ди Монтедземоло и Стефано Доменикали и рассчитывал в 2014-м перейти не в «Лотус», а в «Феррари». В тот момент в Маранелло действительно изменился состав — вместо Фелипе Массы из «раллийного» отпуска вернулся Кими Райкконен. С одной стороны, в это сложно поверить, с другой — гонщик мог принести с собой очень большие деньги.
Эффект Мальдонадо
Компания PDVSA поддерживала Мальдонадо на протяжении всей карьеры, гонщик был лично знаком с президентом Венесуэлы . Со смертью Чавеса в марте 2013 года получать от нефтяников спонсорские миллионы стало сложнее, но компания по-прежнему очень щедро финансировала пилота. Настолько щедро, что на фоне нарастающего в стране экономического кризиса к спонсорским сделкам PDVSA возникли вопросы — речь не о работе именно с Мальдонадо, а о программе в целом. Нефтяников обвиняли в том, что спонсорские контракты были частью коррупционных сделок.
Власти Венесуэлы отказались раскрывать детали трат PDVSA, однако местные СМИ в какой-то момент опубликовали часть банковских документов, из которых следовало, что, например, в 2011 году компания выплатила «Уильямсу» $ 46,3 млн А само соглашение, рассчитанное до 2015 года, предусматривало ежегодное увеличение спонсорского взноса, который в конце концов должен был достигнуть отметки в $ 63 млн Ещё никогда в истории Формулы-1 спонсоры не платили так много за место для своего пилота. Несмотря на чемпионство в GP2, Мальдонадо изначально рассматривали как рента-драйвера. На первых порах в этом нет ничего плохого, а победа в Барселоне в 2012-м могла всё изменить, но «Уильямс» так и не смог прибавить, а тот успех остался в истории если не случайным, то очень близким к тому. В итоге Гран-при Испании того года стал парадоксальным прецедентом: выяснилось, что рента-драйвер тоже может выиграть гонку.
Сажать в машину «ренту» в Формуле-1 уже не было однозначно осуждаемым действием — нужно же как-то крутиться. И если раньше лишь аутсайдеры были готовы предоставлять кокпит гонщику за деньги, то теперь подобная практика докатилась до середины пелотона, а считать чужие финансы пришлось даже таким легендарным брендам, как «Уильямс» и «Лотус». Но хуже всего то, что приход Мальдонадо и щедрые чеки PDVSA до предела задрали планку суммы входа в Формулу-1 — раз венесуэльцы готовы платить такие деньги, то и другие найдут. За те пять лет, что Пастор уже не выступает в «Больших призах», пробиться на стартовую решётку стало ещё сложнее. И это отлично подтверждает концовка прошлого сезона: , который за четыре с половиной года так и не смог выиграть титул в GP2/Ф-2, дебютирует в «Уильямсе», а действующий чемпион Формулы-2 Ник де Врис уходит в Формулу-Е. Просто потому что даже близко не может найти тех сумм, которыми располагает семья Латифи.
После Формулы-1 Разумеется, рента-драйверы были в Формуле-1 всегда, и личной вины Пастора Мальдонадо в этом нет. Более того, сам венесуэлец своей цели добился — кто бы что про него не говорил и сколько бы аварий не было на его счету, у него есть победа в Гран-при Формулы-1 — за всю историю лишь 108 человек добивались этого. Мальдонадо победил, когда в него никто не верил, когда даже команда с радостью согласилась бы на подиум. За всю историю лишь 108 человек побеждали в гонках Формулы-1. Сейчас Мальдонадо выступает в гонках на выносливость и в январе прошлого года одержал победу в марафоне «24 часа Дайтоны» в классе LMP2. Кроме того, в составе DragonSpeed Пастор выиграл 6-часовую гонку в Спа в том же классе и завоевал третье место в трофее LMP2 чемпионата мира по гонкам на выносливость в сезоне-2019/2020.
«Я стал изучать те формы автоспорта, которыми прежде не занимался. Я попробовал WEC, и мне очень понравилось, у меня появилась настоящая страсть к этим гонкам, — с энтузиазмом рассказывает Пастор. — Мы отлично проводим время с , моим товарищем по команде, с Роберто Гонзалесом. И мы многого достигли. Может, не всего, чего могли, но мы всегда боролись до последнего круга. Я многому научился в этих гонках, потому что раньше, например, ни с кем не делил машину — и поначалу это было сложно. Ты будто ревнуешь машину к кому-то». Мальдонадо отмечает, что с уходом из Формулы-1 смог гораздо больше времени проводить с семьёй — Пастор растит двух дочерей. Гонщик рассчитывает продолжить карьеру и следит за происходящим в «Больших призах». Так, в середине февраля гонщик выложил в своём «инстаграме» фото новой машины «Уильямса» с подписью «Это моя команда!».
Видео дня. «Тоттенхэм» обыграл «Манчестер Сити»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео