Ещё
Наш человек
Фото: Аргументы Недели
Лучший тренер России XX века — это совершенно официальное звание , одно из многих. Чтобы заслужить такой титул, одного таланта, яркого дара мало. Нужны ещё и сильный характер, готовность посвятить любимому делу всю жизнь до донышка. И, наверное, необходим ещё какой-то секретный ингредиент… Загадка личности этого человека давно меня завораживала.
26 января в Красноярске завершился XXXI Международный турнир по вольной борьбе серии Гран-при «». В наш город приехали более 370 спортсменов из 14 стран, и борцы завоевали на турнире 55 из 80 медалей (16 — золотых!) Достойную конкуренцию составили представители Китая, Монголии, Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Молдовы, США, Канады, Египта, Греции, Израиля, Иордании и Японии.
Именно здесь мне наконец-то удалось встретиться с человеком-легендой — Дмитрием Георгиевичем Миндиашвили. Про него говорят, что он всей душой предан России, но при этом остаётся достойным грузином.
Чемпионский настрой
Он талантлив во многих ипостасях, но прежде всего известен как тренер, учитель, наставник, мастер, учёный. Каждое определение стоило бы написать с большой буквы, ведь он объективно — лучший! В СССР Дмитрий Георгиевич признавался сильнейшим наставником дважды, а в 2000-м назван «Лучшим тренером России XX века». Но и без всяких формальных конкурсов понятно: он такой — единственный. Подготовил и воспитал великое количество успешных учеников, олимпийских чемпионов, чемпионов мира и Европы, многие из которых стали тренерами и вырастили уже своих чемпионов. Вот так, в геометрической прогрессии, увеличивается количество воспитанных ими настоящих мужчин, борцов, защитников Отечества.
Личность Дмитрия Миндиашвили меня как человека, довольно далёкого от спорта, заинтересовала лет пять назад, когда готовился выпуск «Лига сильных» авторского проекта «Наши лица». Этот номер журнала был посвящен ингушским спортсменам. О великом тренере тогда рассказал создатель спортивного клуба «КУШТ» Башир Куштов, издатель выпуска. В его клубе воспитываются замечательные спортсмены и, без преувеличения, граждане России, в числе которых дети и самого Башира.
Немало восторженных слов о Дмитрии Миндиашвили говорил мне Адам Барахоев, известный ингушский борец и воспитанник красноярской школы борьбы. В 2000 году на Олимпийских играх в Сиднее он стал бронзовым призёром. Правда, выступал там в составе сборной Турции, но что это меняет? Свои спортивные университеты Адам прошёл на берегах Енисея, в школе Миндиашвили. После завершения борцовской карьеры он возглавил сборную Турции по вольной борьбе и в 2008 году был признан Международной федерацией спортивной борьбы (FILA) лучшим тренером.
О Дмитрии Георгиевиче с большим пиететом отзывался и депутат . Он сам поддерживал и поддерживает многих спортсменов, предоставляя им возможность в полной мере раскрыться на международных турнирах, в том числе — на Олимпийских играх и чемпионатах мира.
Да, идея встретиться с великим мастером была, но тогда времени и сил не хватило довести задуманное до конца. А всё сложилось — неожиданно и быстро — в начале нынешнего января.
После Нового года я гостила в Батуми, где встретилась (спасибо Фейсбуку!) с , грузинским велопутешественником, автором международного проекта — велопробега «Путь мира». Он проехал за несколько месяцев по маршруту Тбилиси — Пекин — Владивосток — Москва — Санкт-Петербург — Лиссабон — Тбилиси. Нодар выступает в поддержку здорового образа жизни, спорта и крепких семей, исповедует идею мира и добрососедства, взаимоуважения между народами. Велопробег «Путь мира» проходит по благословению Патриарха Грузии Илии II. В этом году Нодар намерен организовать веломарафон, посвящённый 75-летию Великой Победы. По его задумке, 8 мая велосипедисты из крупных городов России и всех столиц бывшего СССР соберутся на слёте в Москве, а в день Победы состоится велошествие с возложением венков к Могиле Неизвестного солдата.
Нодар рассказывал о людях, которые поддерживают велопробег. Среди них — Дмитрий Георгиевич Миндиашвили. Это было как знак судьбы!.. Значит, пришло время познакомиться с легендарным наставником. Тем более, я и оглянуться не успела, а Нодар уже звонил Дмитрию Георгиевичу и договаривался о встрече.
Так я получила приглашение на турнир, который вскоре должен был состояться в Красноярске, и приняла его с воодушевлением. Не знаю, что сыграло главную роль — магия и обаяние голоса в трубке, все предыдущие восторженные рассказы о тренере, — но желание встретиться с ним, соприкоснуться, увидеть собственными глазами стало непреодолимым.
Гран-при «Иван Ярыгин»
До Красноярска из Москвы лететь пять часов. В столице — слякоть, тут — настоящая зима, морозная и снежная. Но в спортивном комплексе имени Ивана Ярыгина было жарко: поединки шли один за другим, зрители не жалели ни голосовых связок, ни ладоней, ни нервов, переживая за своих героев.
Мы договорились встретиться с Дмитрием Георгиевичем на правительственной центральной трибуне. Могла ли быть иная? Ответ очевиден. Меня и моих спутников пропустили туда сразу, как только было названо имя тренера.
Я слушала и оглядывалась. Сразу было понятно, что уровень участников турнира чрезвычайно высокий. Дикторы долго перечисляли звания и регалии борцов из разных стран мира, даже когда они выходили на утешительные схватки.
Порадовало, что на трибунах было много мальчишек. Ярыгинский турнир для них — это не только возможность сделать селфи с кумиром, но прежде всего — блестящий, открытый мастер-класс профессионализма, мужества, честности. На ковре спортсмены заточены на борьбу. Не сдаваться, не пасовать, даже если соперник внешне сильнее, и оставаться человеком на пути к победе — эти принципы бескомпромиссного боя демонстрировали соперники в каждой схватке. Как уметь достойно проигрывать и находить силы встать, чтобы продолжить борьбу, показывали мастера, многократно пережившие и торжество победы, и боль поражения.
Рядом с нами на трибуне находился президент Федерации спортивной борьбы России . Я слышала, как он с горечью говорил о дефиците в медийном пространстве сюжетов о настоящих героях нашего времени. Сместились акценты. Заурядная певичка и ей подобные по «значимости» фигуры — самые востребованные на ТВ персонажи. Увы…
Труд на совесть
Но зрители в красноярском Дворце спорта имени Ивана Ярыгина могли во время турнира увидеть настоящих звёзд спортивного мира. Появляясь на арене без эффектных декораций и свиты, самые обычные с виду парни во время поединков завораживали зрителей, демонстрируя красоту силы, наращивая накал схватки с помощью нового приёма или целого каскада атакующих действий. Причем это великолепное шоу шло в режиме нон-стоп и сразу на трёх коврах.
Поэтому, когда в зал вошел Дмитрий Георгиевич Миндиашвили в окружении близких и коллег, внимание зала не сразу переключилось на него. Я была готова к тому, что начнётся овация. Но реакция была совершенно иной, неожиданной: трибуны затихли. Я машинально встала, стала смотреть на лица зрителей и увидела, насколько позволял угол зрения, что все взгляды прикованы к великому грузину. Болельщики принимали его с почтением. Сразу стало ясно, кто здесь первый!
Наше с ним интервью, к сожалению, не было долгим — учитывая, сколько человек хотели подойти к заслуженному тренеру, поздороваться, обнять. Дмитрий Георгиевич — не просто давно признанный и очень уважаемый профессионал. Он тот, рядом с кем хотели бы встать многие. И тем не менее мне удалось получить ответы на вопросы, которые, уверена, важны не только для меня.
…Его детство пришлось на самые суровые в СССР времена — предвоенные и военные годы. В 1937 году отца арестовали, а потом и осудили по доносу. Как политзаключённый, он был отправлен в архангельский лагерь, откуда попросился добровольцем на советско-финскую войну. Когда началась Великая Отечественная, стал воевать против фашистов.
Мать тоже ушла на фронт. Дети остались в деревне Чалаубани на попечении родителей отца — дедушки Иасе и бабушки Нино.
— Дед считался одним из самых уважаемых в деревне людей, — рассказывал Дмитрий Георгиевич. — До революции был старостой, потом — лучшим колхозником. Они нас — меня и моих братьев и сестру — воспитывали трудом. Приучали с детства к работе. Дедушка сделал для меня маленький топорик, маленькую лопатку. Он плотничает, дрова колет, что-то подправляет — я рядом. Он пашет — и я тут. Так и рос.
Маленький Тамази, как называли его в деревне, не боялся никакой работы. Однажды, начитавшись грузинского классика и вдохновившись примером аристократа, который захотел быть ближе к простым людям и стал чабаном, объявил родне, что тоже уходит в горы: в соседнем колхозе Тамази нанялся работать помощником чабанов.
— Дед сдержанно отнёсся к этому, а бабушка заплакала, — вспоминает Дмитрий Георгиевич. — Но я решения не поменял. Чабанил почти два года. Полностью овладел этим ремеслом, научился роды принимать у овец. А потом выяснилось, что я обладаю редким даром мцноби. Как перевести на русский, не знаю… Может, интуиция? А вообще, это умение распознавать овцу и ягнёнка, которые потерялись в огромном стаде. Овца никогда не отдаст молоко чужому ребёнку, будет искать своего, тщательно обнюхивать предложенного, а ведь в колхозе отары были по полторы тысячи голов! Просто душой надо чувствовать животных. Так и с людьми: сердцем, душой чувствую, что надо помочь. Когда человек что-то или кого-то любит, способен глубоко понять и вникнуть в заданную тему.
В первый же год подросток заработал столько трудодней, что для выданного провианта понадобились две арбы. Он гордо шёл рядом с телегами по своей деревне и слышал, как люди говорили: «Смотри, какой внук у Иасе! Какой молодец!» Это были высокие минуты.
Как знать, может, и ушёл бы паренёк навсегда в горы, в пастухи, но случилась беда. Во время грозы рядом с ним ударила молния. Мальчик упал замертво. Трое суток оставался без сознания. Потом пришёл в себя, но врачи запретили ему физические нагрузки.
Тамази вернулся к учёбе. И тут преуспел: учился отлично, среди сверстников был лидером, заводилой, признанным авторитетом.
— Но в каникулы приезжал в деревню: помогал в колхозе, работали с братьями и сестрой на своём огороде. Позже работал помощником шофёра: мыл машину, смазывал… И водить научился. На элеватор зерно возил и разгружал. Куда бы меня судьба ни бросила, я с душой подходил к делу, показывал, что я не дармоед. Где бы ни работал, для меня главное — на совесть всё сделать, — признаётся Дмитрий Георгиевич.
«…Короче, стать тренером»
Так было и во время службы в армии, где он получил звание сержанта и командовал ротой. Армия вообще сыграла огромную роль в его жизни. Дмитрий Георгиевич даже говорил, что в люди его вывел солдатский плац, который научил понимать суровую мудрость воинских уставов и порядков, сложившихся в течение веков.
Во время службы до глубины души его потрясли несколько вещей.
Во-первых, фильм «Чемпион мира», который был посвящён борцам. В Чалаубани Тамази был чемпионом среди мальчиков своего возраста по национальной грузинской борьбе чидаоба. Он навсегда остался поклонником этого грациозного рыцарского единоборства, являющегося национальным достоянием Грузии. Потому что для грузин чидаоба — не просто спортивная борьба, а кодекс воспитания настоящего мужчины — сильного, благородного, умеющего и на ковре и в жизни держать высокую стойку.
Фильм «Чемпион мира» захватил Дмитрия, заставил думать и мечтать о вершинах в спорте.
Второе важное событие — испытание в СССР первой термоядерной бомбы.
— Да, — говорит Дмитрий Георгиевич, — волей судьбы я стал участником создания ядерного щита Родины.
У него даже орден есть за это — Боевого Красного знамени.
Дело в том, что именно рота Миндиашвили строила некий секретный объект в степи под Семипалатинском. Только потом они узнали, что это был знаменитый атомный полигон. В 1955 году в трёхстах километрах от эпицентра взрыва Дмитрий Миндиашвили и его сослуживцы наблюдали испытание термоядерной бомбы.
Наконец, здесь, в степи под Семипалатинском, он встретил свою первую и единственную любовь — будущую жену Тамару. В числе гражданских она тоже работала на стройке. За этой белокурой девушкой с именем грузинских цариц он и рванул после демобилизации на ударное комсомольское строительство железной дороги Абакан-Тайшет. Поехал в далёкую холодную Сибирь, о которой раньше, пожалуй, и не слышал ничего.
Здесь всё и состоялось: работа, семья и вольная борьба.
В Красноярске, куда переехала молодая семья, родился их первый сын Валерий, а глава семейства окончательно определился с главным делом своей жизни.
Спортивной борьбой он начал заниматься по вечерам: Дмитрий работал шофёром на строительстве городского коммунального моста, участвовал в перекрытии Енисея на , а по вечерам шёл на занятия в спортивный зал общества «Пищевик». Сначала это была классическая или греко-римская борьба, потому что вольной тогда в Красноярске ещё не было.
В 1957 году борец Миндиашвили становится чемпионом Красноярска, год спустя — чемпионом Красноярского края. Он представлял край на первенствах всероссийского и всесоюзного уровня. Ну, а через пару лет уже в составе сборной России по вольной борьбе он поехал на чемпионат СССР в родной город Тбилиси. Миндиашвили всегда считал себя прирождённым вольником.
Здесь, в столице Грузии, впервые принимая участие в соревнованиях такого ранга, он на глазах у родственников и знакомых, знающих толк в борьбе, одержал шесть чистых побед, в итоге занял почётное для себя четвёртое место и первым в Красноярском крае получил значок мастера спорта по вольной борьбе.
Но его уже манили и другие вершины.
— Я ведь понимал, что чемпионом мира мне не стать, что в спорте я скорее всего достиг своего потолка, — откровенно говорил Дмитрий Георгиевич. — А вот стать тренером, который растит чемпионов… Конечно, это была дерзкая мечта. Красноярск, несмотря на крупные стройки, в спортивном плане оставался глубокой провинцией. Местные тренеры могли искать талантливых ребят, которых потом забирали в Москву или Ленинград — признанные центры спортивных единоборств. А мы жили не спеша… Но себе я в конце концов сказал: «Да, ни к чему кроме спорта не лежит моя душа. Я прекрасно чувствую своих собратьев-спортсменов, понимаю их, люблю и потому готов стать их советчиком, помощником, наставником. Короче, стать тренером». На дворе у нас был 1958 год.
Метод Миндиашвили: мир спасёт доброта
Его первые ученики, которые пришли к молодому тренеру в ДСО «Труд», быстро стали серьёзными соперниками на соревнованиях. При этом тренерские методы у Миндиашвили были свои.
— Конечно, спорт воспитывает настоящих мужчин, но надо знать, как это сделать, надо найти подход к каждому, — говорит Дмитрий Георгиевич. — Добиться результата можно только добротой.
— Но это не всегда возможно, — пытаюсь спорить я. — Иногда надо и жёсткие рамки обозначить. Ведь задача — воспитать мужчин, защитников!
— Для меня каждый ребёнок — святой человек. И я их чувствую.
Я не ломаю характер человека, убеждением действую, и, смотришь, он меняется, взрослеет… Только доброта и теплота нужны. В каждом надо искать лишь хорошее. Я, когда старшиной роты был, ни одного солдата ни разу не наказал, хотя имел право на гауптвахту отправлять. И моя рота была лучшая в полку. Нам трижды доверяли знамя выносить. Когда стал на общественных началах тренером работать, то с парнями того же принципа придерживался. Если бы вы знали, сколько мы из подвалов вытащили пацанов, испорченных взрослыми, которые их дури научили! В спорт их привёл, людей из них сделал. Они потом высшее образование получили, семьи завели… Главное — убеждать и силой добрых примеров действовать, — уверен тренер, который стоял у истоков создания красноярской школы вольной борьбы.
Вместе с единомышленниками Миндиашвили превратил Красноярск в мировой центр подготовки сильнейших борцов для национальной сборной. И мне кажется, что я наконец-то поняла, какой секретный ингредиент личности Миндиашвили сыграл решающую роль в его тренерском успехе…
Сильные люди нужны стране
Дмитрий Георгиевич воспитал не один десяток медалистов, победителей и призёров международных турниров, чемпионатов мира и Олимпийских игр. И все они испытывают к наставнику глубочайшее уважение. Во время его работы в Грузии борец Леван Тедиашвили, на которого возлагались большие надежды, сразу заявил, что будет тренироваться только у Миндиашвили.
— Так оно и произошло, — говорит Дмитрий Георгиевич. — Я в 1968 году стал его личным тренером. Между нами были тёплые и доверительные отношения, без которых невозможно достичь высокой цели. И у нас действительно всё получилось. Когда в 1972 году на Олимпиаде в Мюнхене Леван стал чемпионом, сразу после церемонии награждения рванул по рядам трибун вверх — к месту, где я сидел как зритель. Он снял золотую медаль и отдал мне со словами: «Георгиевич, она твоя!» Публика обомлела. А что сделал Ваня Ярыгин, который на этой же Олимпиаде стал олимпийским чемпионом, кстати, первым в Красноярском крае? Он поднял меня над собой и понёс! И огромный зал просто неистовствовал!..
Иван Ярыгин несомненно уникальный ученик Миндиашвили. Такие рождаются раз в столетие, а то и реже. Но не каждый может стать чемпионом. Здесь нужен не менее талантливый наставник, человек, который хорошо знает, что в большом спорте победа соседствует с горьким поражением; что ради своих учеников он готов идти на изматывающие тренировки, стрессы и переживания, многочасовые перелёты, поездки и бесконечное ожидание минуты триумфа, когда твой ученик передаст тебе свою золотую медаль или высоко поднимет над своей головой, чтобы всему миру показать, кто вывел тебя в мастера!
Дмитрий Георгиевич Миндиашвили, который, к слову, 31 год работал с национальной сборной России по вольной борьбе, где был сначала старшим, а затем главным тренером, настаивает на том, что роль научного подхода исключительно велика. Он — автор научно разработанной методики воспитания чемпионов, сотен публикаций и десятков книг. И его теория побед, как называют его метод в спортивном мире, блестяще подтверждена практикой. Миндиашвили за время тренерской работы подготовил плеяду чемпионов различного уровня. Мужчин, которые и за пределами ковра остаются мужчинами. Среди них — двукратный олимпийский чемпион Иван Ярыгин, двукратный олимпийский чемпион Леван Тедиашвили, двукратный чемпион мира , первый абсолютный чемпион мира Ахмед Атавов, чемпион мира Владимир Модосян, чемпионы Олимпийских игр в Сеуле, Барселоне, Атланте, Афинах, Пекине Сагид Муртазалиев, Давид Гобеджишвили и другие, наконец, трёхкратный олимпийский чемпион  — первый и пока единственный в России и второй за всю мировую историю вольной борьбы.
Секция вольной борьбы молодого тренера Миндиашвили, созданная более 60 лет назад на общественных началах, выросла сегодня в Академию борьбы имени Д. Г. Миндиашвили. Её основатель знает, как из способных парней сделать чемпионов. Его талант, его научные наработки и опыт — национальное достояние и гордость России.
— Дмитрий Георгиевич, а есть ли сегодня в стране запрос на сильных и успешных людей? — спрашиваю я, имея в виду, что слабыми и неумными управлять проще.
Он согласно кивнул:
— Во все времена России нужны будут сильные и физически, и духовно люди. Без них, как без опоры, невозможно думать о будущем и идти к нему.
Слушая его размышления, я про себя порадовалась, что именно Миндиашвили — советник губернатора Красноярского края по физкультуре и спорту. Присутствие и влияние таких мудрых, ответственных, благородных людей всегда на пользу руководителю любого уровня. И косвенным образом характеризует его самого. Ведь краеугольный камень системы Миндиашвили — уважение к человеку, вера в него. То, чего все мы хотим для себя и чего нам так не хватает.
— Я многое здесь делал первым, так складывалось. Например, стал первым мастером спорта в Красноярском крае. Потом открыл школу высшего спортивного мастерства, которая стала академией. Я ни одного выговора не объявил своим сотрудникам, только убеждал, требовал — уважать спортсменов. Тогда ты будешь и самого себя уважать. Кем бы я ни работал, я никогда не наказывал, не унижал людей, поэтому они за мной на край света готовы были идти, своих сыновей моим именем называли. Но и я их судьбу беру на себя, не лезу в душу, а нахожу положительные стороны и стараюсь их развивать, — говорит Дмитрий Георгиевич.
Кстати, о первом. Это числительное вообще сопутствует Миндиашвили — и в спорте, и в науке, и в жизни вообще. Так, сегодня среди тренеров России он является первым и пока единственным академиком — Российской Академии образования. Дмитрий Георгиевич считает, что без науки он вряд ли бы поднял единоборства в Красноярском крае на такой уровень. С самого начала своей работы он привлекал к ней учёных красноярского Академгородка, которые помогали ему создавать стройную систему подготовки атлетов, а потом и сам стал учёным — кандидатом, доктором педагогических наук, профессором. Миндиашвили и сейчас продолжает работать над методиками, готовит к изданию уже пятое издание своей знаменитой «Энциклопедии приёмов вольной борьбы» и уверен, что нет предела совершенству.
Люди поддержали нас Миндиашвили болезненно воспринял новость об отстранении российских спортсменов и Российской Федерации от участия и проведения международных турниров.
— Борцов фактически наказывают, отнимая, к примеру, у Красноярска возможность провести в 2022 году чемпионат мира по спортивной борьбе. Наш город победил за место выбора этого турнира, все национальные федерации борьбы проголосовали за Россию, Сибирь и Красноярск. В употреблении допинга подозревают единицы, вернее даже — одного российского борца, а наказывают всю национальную сборную. Это что за глупости!? Мы потом и кровью заработали право проводить чемпионат в Сибири, и вдруг такой поворот! Это высшая несправедливость! — горячится он.
Так же остро Дмитрий Георгиевич отреагировал на обвинения в том, что якобы его красноярская Академия борьбы готовит… будущих террористов. Да, случился — и совсем недавно — такой эпизод, когда плелись интриги уже против самого Миндиашвили. Уж очень хотелось кому-то занять его кресло. А что сыграет сегодня больнее и быстрее, чем обвинение в терроризме?
— Очень много ребят прошло через нашу школу, — говорит он. — Среди них не один десяток чемпионов мира, Европы, России. Сегодня у нас занимается более 90 человек. Есть члены сборной команды страны, Красноярского края. Вот наш вклад в спортивную мощь России. А то, что вокруг чего-то ценного и полезного всегда много грязи, интриг и противостояний, так это не новость. Мне приятно, что эта история объединила вокруг нашей Академии многих людей, которые встали на защиту её честного имени. Ведь даже и нам, борцам, иногда требуется поддержка. Я рад, что люди единодушно и чётко высказались, морально поддержали нас.
А сам Дмитрий Георгиевич неожиданно и очень весомо поддержал меня. В какой-то момент он вдруг сменил тему разговора. Взгляд его чёрных как уголь глаз остановился на обложке свежего выпуска журнала «Наши лица», который я держала в руках. Мой собеседник вынес вердикт:
— Вижу, вы делаете его с большой душой.
Откуда знает? Ах да, ведь у него же дар мцноби — умение узнавать!
Восприняла это как благословение, ради которого стоило лететь за тысячи километров и преодолевать мучительный джетлаг.
***
…Турнир Ярыгина вернётся через год. Многие из его участников 2020 года снова соберутся в Красноярске. Этот город стал борцовской меккой с подачи Миндиашвили, его единомышленников, а теперь уже и его учеников, которые тоже стали наставниками. Их много.
Уже расставаясь, я спросила у Дмитрия Георгиевича о расписке, которую, если верить моим коллегам, он давал перед отъездом Ивана Ярыгина на Олимпиаду в Мюнхене. Дело в том, что на чемпионате СССР в финале Ярыгин уступил один балл борцу из Украины Владимиру Гулюткину. Тем не менее тренерский совет вынес решение в пользу молодого сибиряка.
— Нас тогда очень поддержали главный тренер сборной СССР по вольной борьбе Болеслав Рыбалко и его легендарный ученик , который в Мюнхене стал трёхкратным олимпийским чемпионом, — говорит Дмитрий Георгиевич. — Рыбалко — великий тренер, и, конечно, он видел, понимал огромный потенциал Ивана и его настроенность на победу. Огромная благодарность этим людям!
А вот от самого Миндиашвили потребовали, чтобы он написал обязательство, что его ученик победит на Играх. Вот такие были правила… И он написал: или Ярыгин победит, или…
Иван Ярыгин стал олимпийским чемпионом. И не просто чемпионом: на Играх в Мюнхене молодой сибиряк не проиграл ни одной схватки, все завершил на туше, то есть положил всех соперников на лопатки, с чем мир вольной борьбы ещё не сталкивался.
— Да, я обещал уволиться, если Иван не станет олимпийским чемпионом, — подтверждает Дмитрий Георгиевич. — Я дал такую расписку. По-другому не мог — надо верить в учеников. Ну и знать, на чём можно сыграть, — улыбается он.
Ему и всем, кто сегодня воспитывает из наших ребят победителей, — низкий материнской поклон от меня. Благодаря таким Наставникам мы достойно и красиво защищаем честь страны. Не скрою, было очень приятно уже по дороге в аэропорт услышать от водителя такси неожиданное признание. Узнав, что я еду с ярыгинского турнира, где встречалась с самим Дмитрием Миндиашвили, он закатил глаза:
— Оооо! Это наше всё. Люди его очень уважают: к нему и за советом, и за помощью. Он доступен. А знаете, что он в своем возрасте (Дмитрию Георгиевичу 87 лет. — Авт.) ходит по школам и общается с ребятами, учит их правильному и хорошему? Наш человек!
Такое народное признание заслужить труднее, чем многие статусные награды.
Наш человек!..
Видео дня. «Спартак» продолжит выступление в РПЛ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео