Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика
Чемпионат Европы по футболу 2020

Рассказ о нападающем «Динамо» и сборной СССР 1970-х Анатолии Кожемякине

Ему было отпущено на игру в футбол всего четыре года. Но болельщики помнят его до сих пор.
Рассказ о нападающем «Динамо» и сборной СССР 1970-х Анатолии Кожемякине
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com
В конце 1960-х по Москве разошёлся слух о 15-летнем пареньке Толе Кожемякине, играющем центральным нападающим за юношескую сборную столицы. Ох и хорош! С отлично развитой грудной клеткой, мощный, обладающий высокой скоростью, с сильным ударом, но в то же время сухой и поджарый.
Видео дня
Уже тогда болельщики, ходившие на матчи чемпионата Москвы, сравнивали его с , который два года подряд признавался лучшим футболистом Советского Союза. Понятно, что комплименты выдавались школьнику авансом, со скидкой на возраст, но сходство между ним и лучшим футболистом страны по манере игры бросалось в глаза.
Кожемякин был наделён огромным футбольным талантом. Перейти во взрослый футбол ему помогла «дозировка»
Футболом Толя Кожемякин начал заниматься в школе , а продолжил в Футбольной школе молодёжи в Лужниках, из стен которой ежегодно выходило по несколько игроков, закреплявшихся в командах высшей лиги. В 15 лет Кожемякин стал лучшим бомбардиром главного футбольного соревнования СССР для своей возрастной категории — «Кубка Юности», спустя год ему вручили приз лучшему нападающему Кубка надежды, а чуть позже в составе сборной Москвы он выиграл Всесоюзную спартакиаду школьников и снова получил приз лучшему форварду.
Осенью 1969 года, после выпуска из ФШМ, селекционеры убедили Анатолия Кожемякина перейти в их команду. Глаз на юный талант давно положил сам Константин Иванович Бесков, когда-то, будучи тренером ФШМ, самолично воспитавший нескольких звёзд советского футбола. За три сезона до этого Бесков возглавил родное «Динамо» и кропотливо создавал новую команду, пытаясь вернуть бело-голубым былую славу.
Константин Иванович сразу дал почувствовать перешедшему во взрослый футбол 17-летнему юниору вкус высшей лиги. Но дозированно. Забил Анатолий Кожемякин свой первый гол за дубль — и через неделю его выпустили на замену в матче основного состава. Случилось это 2 мая 1970 года, в Лужниках, в столичном дерби «Динамо» — , за которым наблюдали 85 тыс. зрителей. Вы представляете, с каким воодушевлением выходил на газон главного стадиона страны юный футболист?
А обстановка на поле была не праздная. «Динамо», проигрывая 0:1, всеми силами старалось уйти от поражения. И в конце матча дебютант едва не оказался главным героем поединка. Сначала он обошёл на правом фланге своего опекуна, выкатил мяч в центр, и тот отскочил под удар . Однако будущая легенда «Локомотива» пробила в скопление игроков. А за две минуты до финального свистка уже сам Кожемякин получил шанс нанести прицельный удар из центра штрафной площади, но мяч прокатился рядом со штангой.
И эта активность дебютанта Бесковым тоже была отмечена. В матче следующего тура с одесским «Черноморцем» тренер выпустил 17-летнего форварда в стартовом составе. Кожемякин провёл на поле чуть больше часа и на сей раз ничем особенным для болельщиков не запомнился. Однако известный спортивный журналист Олег Кучеренко, в тот день впервые увидевший новичка бело-голубых, отметил у него своеобразную технику обращения с мячом, позволяющую легко обводить соперников и наносить хлёсткие удары почти без замаха.
Спустя четыре дня Кожемякина выпустили в стартовом составе на кубковый матч против команды второй лиги из Житомира, но он себя ничем не проявил и больше до конца года в основе «Динамо» не появлялся. Хорошо относившийся к Толе Бесков ясно дал понять, что он не является его любимчиком, установил перед ним чёткие ориентиры. Заслужишь – будешь играть, нет – извини. И этот педагогический приём, похоже, сыграл одну из ключевых ролей при переходе Кожемякина из молодёжного футбола во взрослый. Потом уже никто из одноклубников не мог упрекнуть Толю в том, что он недостаточно работает на тренировках.
Кожемякин прятал бутсы Блохина, а Блохин бил штрафные без спросу. Анатолий играл за лучшую команду из тех, которая ничего не выиграла
Весной 1971 года 18-летний форвард сыграл несколько матчей Кубка СССР, пару раз вышел на замену в чемпионате, а в мае отправился на юношеский чемпионат Европы в Чехию.
Евгений Лядин, специалист, 12 лет возглавлявший юношеские сборные СССР, называл команду, поехавшую на Евро-1971, сильнейшей из тех, которые были у него в распоряжении. А про Анатолия Кожемякина Лядин говорил: «Талантище!» Однако, ни разу не проиграв, она заняла на турнире четвёртое место! Дело в том, что полуфинал с Англией и поединок за третье место с ГДР завершились вничью, а в послематчевых пенальти удачливее оказывались соперники советских футболистов.
Серия пенальти с англичанами даже стала поводом для разборок на судейском комитете . Тогда вратари до удара должны были стоять на линии как вкопанные, не отрывая стопы от газона. Но голкипер англичан при этом активно размахивал руками, словно вентилятор, чем смущал игроков соперника. И после юношеского Евро при пенальти вратарям до удара вообще запретили шевелиться.
Кожемякин «вратаря-вентилятора» не испугался и забил ему дважды. Сначала необычным по исполнению ударом со штрафного. До ворот было метров 30-35, мяч летел на средней высоте, но постоянно менял направление движения то в одну, то в другую сторону. И это оказалось полной неожиданностью для кипера. Правда, уже через минуту англичане счёт сравняли – 1:1. В серии пенальти Кожемякин чётко реализовал свою попытку, а вот его партнёры , Дамин и Буряк подкачали.
В игре за третье место с ГДР Анатолий повторил такой же удар со штрафного, восстановив равновесие на табло – опять 1:1. Однако в серии пенальти нервы снова оказались крепче у соперников советской команды. Не выдержали они на этот раз и у Кожемякина.
А микроклимат в юношеской сборной у Лядина был отменный.
— В 1971-м у нас была потрясающая команда. Про неё говорили: «Лучшая сборная из тех, что ничего не выиграли», — вспоминает бывший нападающий московского и минского «Динамо» Анатолий Байдачный. — Я играл справа, в центре — Кожемякин, слева — Блохин. Под нами — Буряк. Когда Блохин тренировал сборную Украины, обсуждали с ним Шевченко. Говорю: «С таким нападающим тебе беспокоиться не о чем». Блохин вздохнул: «Эх, мне бы форварда, как Кожемякин!» Толик, кстати, любил над Олегом подшутить. Бутсы прятал. Пора на игру ехать — их нигде нет. У Блохина паника, кричит.
— Я работал на том турнире корреспондентом, — рассказывал в конце 90-х Олег Кучеренко. — Помню, как удивился, что в матче с Бельгией, когда наши проигрывали 1:2, штрафной неожиданно пробил Блохин, хотя у мяча стояли Кожемякин и Байдачный, и забил отменный гол. Поинтересовался тогда у него, как такое получилось. Он, улыбаясь, ответил: «Знал, что они не позовут меня штрафной бить, а мне так хотелось. Воспользовался, что Кожемякин с Байдачным слишком долго совещались, разбежался и нанес удар без спроса. «Не возмущались?» — «А чего возмущаться, гол-то я забил, наоборот, радовались.
подтрунивал над Кожемякиным, но за глаза ценил. А тот подвёл команду в полуфинале Кубка кубков и вылетел из состава
Чемпионат Европы в Чехии сложился для Кожемякина великолепно. В пяти матчах он забил семь мячей и заслужил титул лучшего футболиста турнира.
Возвратившись в «Динамо», Анатолий буквально летал по футбольному полю. В трёх матчах чемпионата СССР 18-летний нападающий забил четыре мяча и до конца сезона оставался твёрдым игроком основы бело-голубых. А ведь тогда на три места в атакующей линии команды претендовали 10 классных форвардов! И конкуренция между ними была острейшая.
Своим шансом, предоставленным Бесковым, Кожемякин воспользовался сполна и стал в том чемпионате лучшим бомбардиром «Динамо». У него появились персональные болельщики и поклонницы, на которых он, впрочем, не обращал внимания. Но кто-то в команде нет-нет, да и посматривала на Толю немного искоса, считая его баловнем судьбы.
— Как у каждого молодого человека, у Анатолия имелись свои интересы, которые старшие не всегда разделяли, но звездной болезни, несмотря на ранние успехи, у него не было, — вспоминал потом , сменивший в воротах «Динамо» Льва Яшина. — Не скажу, что к Толе «старики» относились плохо, но какое-то недопонимание присутствовало. Ветераны, например, любили зажигательную итальянскую музыку 60-х, а Толя тяготел к року. Помню, однажды он приехал на тренировку в джинсовом костюме, которые только входили в моду, и Лев Иванович Яшин не удержался, съязвил: «Отличный костюм водопроводчика!»
Но это было по-доброму, без злобы. Со слов вдовы Яшина, Валентины Тимофеевны, легендарный вратарь как-то сказал дома:
— Есть у нас новый мальчик – Толя Кожемякин. Лучше Пеле может стать.
Через месяц после своего 19-летия Кожемякин дебютировал в первой сборной СССР, полностью отыграв товарищеский матч с Болгарией. Однако надеяться на то, что весной 1972-го он сумеет получить постоянное место в национальной команде, было глупо. Сборная СССР готовилась выступать на чемпионате Европы и имела давно наигранный состав.
Пока же форвард «Динамо» утолял жажду международного футбола, выступая за свой клуб в Кубке обладателей кубков. Он дважды отличился в четвертьфинальных матчах с югославской «Црвеной Звездой» (2:1, 1:1). В обоих встречах Анатолий был вроде незаметен на поле, но в нужный момент «выстреливал», принося пользу команде.
— Помимо физических данных, техники, у Толи имелось удивительное чувство позиции, которое позволяло ему создавать угрозу воротам противника, — писал потом Олег Кучеренко. – Он отлично читал игру. У меня перед глазами до сих пор стоит гол, забитый им на юношеском Евро сборной Уэльса. Наши подавали угловой, а Кожемякин расположился где-то за штрафной, но потом рванул вперёд, оббежал, как слаломист, нескольких игроков, и когда оказался у ворот, мяч, как по заказу, опустился ему на ногу.
Однако в первом полуфинальном матче Кубка кубков с «Динамо» из Берлина Анатолий крепко подвёл свою команду. Москвичи вели на выезде 1:0, имели тотальное преимущество, и казалось, спокойно доведут игру до победы. Так продолжалось до тех пор, пока одна из редких контратак хозяев не завершилась жёстким столкновением в штрафной гостей немца Ральфа Шуленберга и защитника москвичей Валерия Зыкова. Наш футболист упал на газон, а мяч отскочил к Кожемякину, находившемуся на углу штрафной площади. И вдруг Анатолий без всяких видимых причин взял его в руки. Жутко удивлённый рефери из Венгрии даже не сразу дал свисток, настолько абсурдным был поступок Кожемякина. Видимо, он решил, что против его товарища нарушили правила, а игра уже остановлена. Немцы реализовали пенальти и вытащили неудачно складывающийся матч. Ничья 1:1.
По прибытии в гостиницу руководство «Динамо» организовало экстренное комсомольское собрание с единственным вопросом в повестке дня: «О недостойном поведении комсомольца Кожемякина Анатолия Евгеньевича, повлекшее за собой печальные последствия по мере его необдуманных действий на поле во время матча с командой «Динамо» (Берлин)».
Благодаря сгладившим конфликт Бескову и Яшину длилось оно недолго, но, «покаявшись перед коллективом», лёгким испугом Кожемякин не отделался. На стартовый матч чемпионата с «Динамо» из Тбилиси его в воспитательных целях в заявку не внесли. На игру следующего тура с ворошиловградской «Зарёй» выпустили, но партнёры, учитывая накалённую обстановку, лишний раз боялись отдать ему мяч. Ситуация повторилась и в ответном поединке с берлинским «Динамо», в результате чего Анатолия быстро заменили после перерыва. Это был хороший урок для 19-летнего футболиста.
Свой звёздный сезон Кожемякин не доиграл. Ему пришлось делать «лавсановое» колено
В финале Кубка кубков 1972 года, в котором «Динамо» уступило шотландскому «Рейнджерс» 2:3, Кожемякин не сыграл – остался на лавке. Да и трудно было представить, что на столь важную игру тренеры выпустят молодого нападающего, месяц просидевшего в запасе. За оставшиеся до финиша сезона полгода Кожемякин появлялся на поле всего 10 раз и забил 1 гол.
— Скис Толя, скис, — разочарованно поговаривали болельщики бело-голубых.
Однако это было временное явление. Прекрасно подготовившись к следующему сезону, Анатолий вновь зафеерил на футбольном поле. Да и сменивший в «Динамо» Бескова мэтр тренерского корпуса нашёл к талантливому футболисту свой подход.
В мае Кожемякин забил 3 мяча подряд, а в пяти матчах середины лета — 10 голов! Причём 7 из них – в двух играх кряду: в чемпионате – львовским «Карпатам» и в Кубке – одесскому «Черноморцу».
20-летний нападающий вышел в лидеры бомбардиров высшей лиги, его фото украсило обложку еженедельника «Футбол-Хоккей». А секрет всплеска был, в общем-то, прост. Форвард встретил девушку, влюбился, и вскоре молодые люди расписались.
В тот год Анатолий Кожемякин стал бронзовым призёром чемпионата СССР, завоевал приз газеты «Вечерняя Москва», вручаемый лучшему бомбардиру московских клубов, занял вторую строчку в рейтинге ведущих бомбардиров высшей лиги, а по окончании чемпионата был включён в список «33 лучших футболистов страны» под 1 на позиции центрального нападающего. Кроме того, Анатолий дважды сыграл за сборную СССР, где перед ним открывались неплохие перспективы. Казалось, столичное «Динамо» на долгие годы заполучило нападающего высочайшего класса, которого у него не было уже лет тридцать.
Однако самый удачный в карьере сезон до конца Кожемякин недоиграл. Виной тому оказалась тяжелейшая травма, полученная им в октябре в Днепропетровске.
— Я не помню случая, чтобы Толя кому-то нагрубил или сыграл против кого-то грубо, — утверждает Владимир Пильгуй. – Он был добрым парнем. Хотя его самого били подходяще. Защитники за ним не успевали и были вынуждены «косить». Но не помню, что бы он кому-то ответил. Толя вставал, как эдакий медвежонок, и шёл дальше, чем лично мне очень напоминал Эдуарда Стрельцова.
Встать после столкновения с вратарём «Днепра» Сергеем Собецким, всем телом упавшим ему на ногу, Кожемякин не смог. До этого он успел забить в ворота соперника два мяча и вполне рассчитывал на хет-трик. Вид вывороченного колена испугал даже врачей. Порванные связки при уровне развития медицины 70-х были фактически приговором. После таких травм футболисты зачастую не то что толком играть, ходить нормально не могли. Вместо порванных связок врачи ставили лавсановые нити, которые ввиду их слабой прочности и недолговечности долго колено не держали, и его приходилось бинтовать. Сейчас такую технологию «лечения» используют разве что ветеринары. А тогда её называли «лавсановое колено».
После травмы Кожемякин играл за дубль и собирался вернуться в большой футбол. Его жизнь оборвало стечение нелепых случайностей
До весны 1974 года Анатолий Кожемякин пролежал на больничной койке, а затем начал понемногу тренироваться. В «Динамо» за это время кое-что изменилось, и на позиции центрального нападающего заблистал результативностью «поднятый» из дубля другой талантливый форвард – 19-летний Вадим Павленко. Ему не набравший форму Кожемякин пока объективно проигрывал.
В июле Толя стал выходить в играх за дубль, а в августе забил два первых гола после паузы – в ворота резервистов . Потом забил еще два мяча – дублёрам кишинёвского «Нистру», гол – дублёрам «Зари», два гола – дублю «Арарата», дважды вышел на замену за основу, а затем был включён в стартовый состав на поединок с тбилисским «Динамо». Но по ходу матча его заменили, и в следующем туре он снова играл за дубль – на этот раз против «Торпедо».
Гавриил Качалин планировал включить Толю в заявку на игру с основой «автозаводцев» запасным. Однако Кожемякин сказал, что не чувствует себя готовым к выходу на замену, и Качалин его с предматчевого сбора отпустил. Впрочем, это только одна из версий. Вторая версия гласит, будто Толя хотел сходить вечером на концерт группы «Машина времени» и придумал для Качалина «легенду» о своей неготовности.
Доподлинно же известно, что какое-то время после матча дублёров Анатолий Кожемякин провёл в компании друзей, где выпил немного лишнего. Домой он вернулся поздно и встретил беспокоившуюся за него жену Наташу с маленьким ребёнком на руках. Матч закончился в пять вечера, а на часах была полночь. Он ей не позвонил, мобильников тогда не было, и между молодыми людьми произошла банальная ссора.
По версии болельщиков, ревновавшая его к поклонницам Наташа не пустила футболиста на порог, сказав типичную женскую фразу: «Иди туда, откуда пришёл». По версии самой супруги, они легли спать, крепко поссорившись, но, вскоре проснувшись, она увидела, что Толи дома нет.
Всё остальное известно со слов друга Анатолия Кожемякина — . Вот что он рассказал на камеру спустя 40 лет после трагедии:
— Толя приехал ко мне в половине третьего ночи. Зачем? Не знаю. Думаю, не было у него такой необходимости. Утром мы встали, позавтракали и без двадцати десять пошли на улицу. Вызвали лифт на седьмой этаж. Стали спускаться, и вдруг лифт резко остановился. Мы пошутили, посмеялись, понажимали кнопки – ноль реакции. И тут раздался щелчок – двери кабины ослабли, и между ними появился маленький просвет. Тогда мы разжали их руками и увидели, что пол кабины находится чуть ниже потолка третьего этажа.
Друзья прикинули, что ждать помощи в воскресенье утром придётся долго, и решили выбираться из лифта самостоятельно, раздвинув изнутри двери шахты и спрыгнув на пол третьего этажа. Кожемякин подержал железные створки, и его товарищ быстро оказался на воле. А сам футболист, высунувшись из кабины, чуть-чуть задержался, примериваясь спрыгнуть так, чтобы не испачкать машинным маслом дорогущие джинсы
Всё решили мгновения. Неожиданно включившийся лифт рванул наверх. Зазор в полметра исчез за доли секунды. Потрясённый Анатолий Бондаренко пулей вылетел из подъезда и побежал к стоявшей неподалёку телефонной будке — звонить по 03. Диспетчер был настолько удивлён сбивчивым рассказом, что сразу не поверил звонившему и закричал в ответ: «Не хулиганьте! Повесьте трубку»
Одного из самых многообещающих советских футболистов начала 70-х 21-летнего Анатолия Кожемякина не стало 13 октября 1974 года. За четыре дня до этого официально завершил свою карьеру великий Пеле. Когда вечером после матча расстроенные поражением от «Торпедо» и недовольно ворчавшие друг на друга динамовцы зашли в раздевалку, они увидели там бледного как полотно начальника команды Льва Яшина, который произнёс: «Да, всё это ерунда, ребята. Ваш товарищ Толя Кожемякин погиб »
P.S. Анатолий Кожемякин был в шаге от гибели за год до этих событий. Дождливым вечером 1973-го они с женой возвращались после матча домой на такси, и машину вынесло на встречную полосу. Тогда Толе повезло: по ней никто не ехал.
Другие материалы