Ещё

Как Владимир Бесчастных дебютировал в «Спартаке»: история дубля 17-летнего нападающего 

Как Владимир Бесчастных дебютировал в «Спартаке»: история дубля 17-летнего нападающего
Фото: Чемпионат.com
История появления в  и блестящего дебюта .
Владимир Бесчастных — один из самых ярких нападающих российского футбола. До 2014 года он был лучшим бомбардиром в истории нашей национальной команды, а потом его обошёл . Вспоминаем, как Бесчастных начинал в «Спартаке».
Бесчастных был не нужен тренеру дубля «Спартака» после травмы. Закрепиться в команде помогло стечение обстоятельств
Ровно 28 лет назад, 29 марта 1992 года «Спартак» в первом туре первого чемпионата России принимал самарские «Крылья Советов». В основном составе команды неожиданно появился 17-летний Бесчастных. Это был дебют Владимира за красно-белых.
Естественно, на тот момент фамилия Бесчастных ни о чём не говорила болельщикам. Его знали разве что те, кто ходил на матчи дубля «Спартака», за который нападающий выступал один сезон. Да и в дубле-то Владимир закрепился благодаря стечению обстоятельств. «Моего резкого старта в „Спартаке“ могло и не быть, — рассказывал Бесчастных для книги Романцева „Правда обо мне и „Спартаке“. — Ему предшествовала цепь случайностей. Я играл за школу ФШМ. Весной 1991-го года тренер порекомендовал меня Виктору Зернову, который работал с дублем „Спартака“. Мне сказали приехать в Сокольники, где будет ждать автобус. Я полагал, что там будут ребята из дубля, или такие как я, молодёжь на просмотре. Приехал заранее, сел в автобус — и вдруг увидел, как в него стали заходить игроки основного состава. Очумел, конечно“. Тем не менее поначалу Бесчастных был в дубле на правах стажёра. Потренировался — уехал домой. Хуже того, в самый неподходящий момент получил травму, играя на „коробке“ с приятелями. „Вышел на „коробку“, начал играть, — вспоминал нападающий. И тут подарок — наступаю на мяч и ломаю лодыжку. Звоню Зернову: так, мол, и так, сломался. Тот: „Ну сломался — значит, сломался, понял“. Проходит месяц, я снимаю гипс и опять же набираю Виктору Евгеньевичу. А он про меня, похоже, забыл: что за Володя, откуда? Но всё-таки говорит: „Приходи, потренируемся“. Дублю в тот момент предстоял матч с донецким „Шахтёром“. Я понимал, что меня там особо не ждут. Поехал домой. И вдруг звонок: на проводе Зернов. Говорит, на замену не хватает игроков. Видимо, больше ни до кого не дозвонился. В Донецк я поехал 12-м, был единственным запасным“. В „молодёжке“ „Спартака“ тогда выделялся нападающий . Его планировали включить в запас на матч первой команды, поэтому Козлов не должен был сыграть все 90 минут. У Бесчастных состоялся разговор с главным тренером на эту тему: „Зернов в перерыве подозвал меня: „Ну что, выйдешь?“ Возможно, думал, что я струхну, и ему будет потом, что сказать Романцеву — почему он не поменял Козлова. Там рубились мужики, а мне тогда только исполнилось 17 — я ещё в школу ходил. Но я был мальчишкой сумасшедшим и твёрдо сказал: „Я буду играть!“ Мы тогда проигрывали 0:1, а в итоге вырвали победу. После игры ко мне подошёл : „Володя, значит так: чтобы в понедельник был в клубе!“. Так я стал полноценным игроком дубля. Написал заявление, начал получать зарплату, но главное, что меня тогда порадовало — выдали полный комплект экипировки, включая немецкие бутсы. Это была сказка — в те времена для большинства сверстников такие вещи были недоступны. Я эти бутсы потом холил и лелеял — протирал, мыл, ставил на батарею и следил, чтобы не пересушились. Засовывал газетку внутрь, чтобы впитывала влагу. Мазал вазелином, чтобы кожа была мягкой“.
Бесчастных дебютировал за „Спартак“ с двух голов в 17 лет. Он не должен был участвовать в этой игре
В ходе подготовки к сезону-1992 Бесчастных принял участие только в одном матче первой команды. Точнее, смешанного состава, сыгравшего в январе с . В общем, ничто не предвещало скорого дебюта юного нападающего за основу. «В основе я оказался в какой-то мере случайно, — рассказывал Бесчастных. — Зимой ездил вместе с первой командой на сбор в Италию, в Пизу. „Спартак“ сыграл пару товарищеских матчей, но я не вышел даже на замену. Понимал, что в составе меня пока не видят. После возвращения в Москву уехал на турнир с юношеской сборной. Вернулись мы аккурат к старту чемпионата России. Помню, огласили список игроков, которые должны участвовать в первом матче с »». Я убедился, что меня в нём нет — и спокойно поехал домой. Нам, игрокам дубля, дали два дня выходных, чтобы мы не мешали основе. После второго выходного вернулся вечером домой. Папа мне говорит: «Тебе звонили из Тарасовки. И оставили номер телефона». Я удивился: что случилось? Перезвонил. Трубку взял как раз Олег Иванович. Говорю ему: «Это Володя, помните такого?». Он отвечает: «Конечно, помню! А ты почему не на базе?». Я говорю: «Не знал, что я под основой, мне не говорили». И тут он меня огорошил: «Ты не под основой — ты в основе!». Наутро приехал в Тарасовку на электричке — это был день игры. Конечно, волновался. Плюс оказалось, что нет кроссовок моего размера — вместо обычных мне выделили кожаные. И ещё дали пару, чтобы выйти на поле в манеже. Но они у меня порвались прямо на разминке! Попросил массажиста Геннадия Беленького принести те, кожаные. В них и играл. Оказались фартовыми». Действительно, из-за климатических условий матч с «Крыльями Советов» состоялся на искусственном поле в манеже ЛФК ЦСКА. Владимиру помогло то, что «Спартак» просто не успел заявить на сезон двух игроков. Вместе с Бесчастных в той встрече сыграли голкипер , а также , , , , , , , и .
Первый момент Бесчастных упустил. Наверное, в эту секунду 17-летнему дебютанту стало не по себе. Но Владимир быстро собрался и уже на 6-й минуте открыл счёт! Забил после навеса ударом головой. Потом у хозяев всё шло как по маслу. До перерыва Ледяхов увеличил преимущество «Спартака», а на 50-й минуте Бесчастных оформил дубль: продавил защитников и ударом левой ногой метров с семи-восьми оправил мяч в сетку. В результате красно-белые выиграли 5:0, отличились ещё Чернышов и Ледяхов.
Через день, после выходного спартаковцы собрались на базе в Тарасовке. Игроки первой команды выстроились по левую руку от Романцева, дублёры — по правую. Бесчастных по привычке присоединился к молодёжи. Романцев, не заметив нападающего, удивился, куда тот пропал. Когда же юноша отозвался, тренер приказал ему присоединиться к старшим: с тех пор Бесчастных в дубль не возвращался.
Бесчастных дружил с Хлестовым и Карпиным. Романцев ставил нападающего в состав, даже когда продал его в Германию
Несмотря на яркий старт, «Спартак» ещё долго раскачивался и искал свою игру. Переломным моментом стала майская победа над ЦСКА со счётом 2:0 в финале последнего Кубка СССР-1991/1992. В том матче юный Бесчастных тоже сделал дубль, а за весь чемпионат забил семь мячей. Успешные матчи не вскружили голову Владимиру. По его словам, он с детства привык к тому, что его хвалят и выделяют, да и опытные игроки не дали бы расслабиться — могли и по шее надавать. Самые тёплые отношения в «Спартаке» у нападающего сложились с Хлестовым и Карпиным. «Димка — сверстник, хороший и добрый парень, — объяснил Бесчастных свою дружбу с Хлестовым. — Он мне во многом помогал. Раньше молодые должны были таскать сумки с общей формой, мячи, надувать их. Я был самым молодым. И большинство из этих обязанностей должно было ложиться на меня. Но Димка меня не бросал. А с Валеркой у нас было просто идеальное взаимопонимание на поле. Когда мяч катился к нему, я почти всегда знал, что он сделает в следующую секунду. А он знал, где буду я. Мы не сговаривались — а просто чувствовали друг друга на поле. Главным ворчуном в той команде был Пятницкий. Мне от него тоже доставалось. Он любил „пихать“. Но и я за ответным словом в карман не лез». Бесчастных быстро прогрессировал благодаря крепкому характеру, работе на тренировках и урокам Романцева. Впрочем, однажды главный тренер отругал Владимира и пригрозил перестать выпускать его на поле. «Романцев редко повышал голос, но один раз мне крепко досталось, — вспоминал Бесчастных. — Мы играли с южной командой — и я стал участником потасовки. Вот тогда я услышал от Олега Ивановича слова, которые надолго запомнил: „Ещё раз такое сделаешь — сядешь в запас“ Я сразу всё понял и присмирел. Считаю, благодаря Романцеву я очень сильно прибавил в понимании футбола и работе, как с мячом, так и без мяча. Он научил меня правильно открываться, получать мяч на скорости. Если он давал какое-то упражнение — его нужно было делать максимально быстро и чётко. Если что не так — сразу свисточек. Олег Иванович терпеть не мог, когда кто-то работал вполсилы. Его это буквально выводило из себя. На тренировках мы должны были выполнять упражнения на той скорости, которая нам пригодилась бы в игре. Он так и говорил: „Качества — тренируются. Если ты занимаешься не на той скорости, что обычно есть в игре, значит, ты тренируешь качества, которые тебе не пригодятся“.
Бесчастных играл в „Спартаке“ до лета 1994-го. Потом уехал в Европу: столичный клуб продал нападающего немецкому „Вердеру“. Оказывается, Романцев не хотел этого трансфера. „Покидал я „Спартак“ с тяжёлым сердцем, — вспоминал Бесчастных. — Романцев меня уговаривал остаться: „Никуда не уезжай, у нас всё будет нормально“. Но сложилась неприятная ситуация — у меня угнали две машины подряд, а затем ещё и вооруженные налетчики в квартиру ворвались. После этого сомнения — уезжать или нет — отпали. Любопытно, что контракт с „Вердером“ я подписал в 1993-м году, а уехал только летом 1994-го. И за этот почти что год Олег Иванович ни разу не усадил меня в запас. Хотя любой тренер мог бы обидеться и сказать: „Чего я тебя тренирую, если ты все равно скоро соскочишь?“. Он мог легко перевести меня в дубль, посадить на 500 рублей — и живи ты целый год как хочешь. Но он этого не сделал, а потом и в гости ко мне в Германию приезжал, и в сборную брал… Романцев — мой второй отец. Почти всему, чему научился в футболе, я обязан ему“.
Ещё материалы
Видео дня. Рейтинг вратарей с самым большим количеством сухих матчей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео